Добро прошлых олигархов

История благотворительности Екатеринбурга: кому заводчики и купцы помогали деньгами.

Если ты богат, то поделись с бедным, если силен — помоги слабому. Этот принцип работает в любом человеческом сообществе, какую страну и эпоху ни возьми. Но нам интересен Екатеринбург XIX и начала XX веков. Времена, когда золотопромышленники и купцы сколачивали миллионные состояния. На что тратили деньги олигархи царской России? Какие подарки делали городу и горожанам?

Оказывается, богачи Урала жертвовали на благотворительность вдумчиво. И мотивы у меценатов были тоже разные.

Купец Семен Петров

Бездетный, но не чайлд-фри

«В ночь на 11 августа к дому Свилоцкой неизвестно кем подкинут младенец мужского пола, от роду около недели. Подкидыш отправлен в воспитательный дом», — это заметка от 15 августа 1900 года из екатеринбургской газеты «Уральская жизнь».

Маленькому отказнику повезло. Когда его бросили родители, в городе уже был приют для совсем маленьких детей, которым требуется постоянный уход и (часто) лечение. Но так было далеко не всегда. Более того, сам дом для маленьких сироток был не казенным, государственным, а существовал на единоразовое крупное пожертвование одного человека, которого к тому моменту не было в живых, — купца Семена Петрова.

Этот богатый предприниматель наживал себе капитал, торгуя кофе, чаем, специями, а также иностранным вином. Была у Петрова доля и в золотопромышленном бизнесе. А вот женой и детьми он так и не обзавелся. Балов не организовывал, светской жизни чурался, но был, конечно же, завидным холостяком.

В благотворительной деятельности Петров тоже замечен не был. Каково же было удивление горожан, когда в 1881 году после смерти этого уральского олигарха огласили его завещание. Петров передавал все свое имущество, капиталы и земельный участок неподалеку от рабочего поселка Верх-Исетского железоделательного завода в пользу маленьких сирот. Согласно воле усопшего, в Екатеринбурге должны были построить приют для младенцев, оставленных (или оставшихся) без родителей.

prijut_petrova.jpg
Сиротский приют Петрова, фото начала XX века

Фото: МИЕ

Мотив такой щедрости был поистине драматичен, в духе романов Диккенса. Биограф Петрова, Василий Калачников, который разбирал личные записи купца, писал: «Личные переживания С. А., связанные с внебрачным его происхождением, и тяжелая жизненная школа, пройденная им, натолкнули, вероятно, покойного на мысль употребить свое состояние на облегчение участи обездоленных и беспризорных детей».

Кратко говоря, Семен Петров сам был подкидышем. Его воспитал екатеринбургский купец Максим Коробков. И всю жизнь Петров думал, а каково же тем детям, которым повезло не так, как ему?

Посмертный капитал купца Петрова ежегодно приносил 16-17 тысяч рублей дохода в виде процентов. Имея эти деньги, городские власти купили за 22 тысячи рублей дом на Уктусской улице, организовали там детское «общежитие», рассчитанное на 80 круглых сирот, а также исправно платили воспитателям, учителям и врачам, на попечении которых были дети.

deti.jpg
Воспитанницы дома Петрова за глажкой белья

Фото: МИЕ

Через десять лет после кончины Семена Петрова, его капитал вырос до 440 тысяч рублей. Исполняя посмертную волю купца, гласные городской думы 325 тысяч рублей выделили в неприкосновенный капитал, а 115 тысяч рублей направили на строительство сиротского дома, в который могли принимать даже грудничков.

30 августа 1897 году Сиротский дом Петрова, построенный на участке, где была загородная усадьба купца, принял первых подкидышей. В трехэтажном особняке, который по последнему слову тогдашней техники электрифицировали и оснастили собственным водопроводом из скважины, разместились комнаты для воспитанников, ванные, кабинеты для воспитателей, а также своя молочная кухня.

Сиротско-воспитательный дом имени С. А. Петрова проработал до самой революции 1917 года. Большевики национализировали здание. Долгие годы в особняке по улице Крылова располагался офис управления федеральной миграционной службы, где выдавали загранпаспорта.

kurlova_2.jpg
После революции Петровский приют превратился в УФМС

Фото: 2gis.ru

Купец и заводчик Михаил Нуров

Ввел моду на благотворительность

Богачи помогали обездоленным детям еще до посмертной щедрости Семена Петрова, который пожертвовал все свое состояние на приют. И главным пропагандистом благотворительности в Екатеринбурге стал торговец скотом и владелец салотопенных заводов Михаил Нуров.

nurov.jpg
Михаил Нуров

Фото: МИЕ

В 1857 году Михаил Нуров за 8841 рубль купил двухэтажный дом с садом на перекрестке улиц Тихвинской (сейчас улица Хохрякова) и Сибирского проспекта (сейчас улица Куйбышева), а потом передал его под детский приют. После этого купец перечислил на счет приюта 15 тысяч рублей серебром. И этот пример оказался заразительным. Быть попечителем приюта стало модно. И многие купцы Екатеринбурга охотно жертвовали деньгами, чтобы приобрести этот благородный статус.

nurovskij_prijut.jpg
Детский приют Нурова. Первый на Урале

Фото: МИЕ

В 1869 году самые богатые и влиятельные екатеринбуржцы основали Благотворительное общество, поставив цель «доставить средства на улучшение нравственного и материального состояния бедных города Екатеринбурга». В это объединение, кроме Михаила Нурова, вошли купцы Злоказовы и Агафуровы, Корольковы и другие коммерсанты. Спустя год, скинувшись деньгами, благотворители открыли в Екатеринбурге Детское убежище, построив для этого двухэтажное каменное здание с учебными классами, спальнями и столовой в конце улицы Васенцовской (сейчас это здание находится по адресу Луначарского, 77 — напротив зоопарка).

В Детском убежище, которое было создано «дабы исторгнуть бедных детей из среды нищенства и порока и положить начало их религиозно-нравственному и умственному развитию» проживали и учились ремеслам пятьдесят сирот. Но Михаилу Нурову этого было мало. Он купил здание для екатеринбургского реального училища, а для женской гимназии построил дом с нуля.

В общем, Нуров в отличие от скромного Петрова был благотворителем ярким. Напоказ. Он любил похвалы и награды, признание общества. За свою кипучую деятельность этот олигарх-меценат получил ордена Святой Анны III степени, Станислава II степени, Святого Владимира IV степени, чин надворного советника, звание коммерции советника и право на получение потомственного почетного дворянства.

Впрочем, последней привилегией Нуров так и не воспользовался, предпочтя все жизнь оставаться купцом.

Банкир Илья Маклецкий

Делец с душой музыканта

Но, конечно, меценаты Екатеринбурга вкладывались не только в помощь детям-сиротам. Ценили олигархи и культуру. Самый характерный пример — банкир Илья Маклецкий. Приехав в Екатеринбург из Санкт-Петербурга, он вскоре стал членом правления и директором Сибирского торгового банка.

Обладая влиянием и средствами, Маклецкий дал в 1901 году поручение банку выделить полторы тысячи рублей на строительство в Екатеринбурге больницы офтальмолога Миславского и столько же — на памятник Александру II. Но главным детищем Маклецкого, которое дошло до наших дней, стал зал с уникальной акустикой, открытый 1 октября 1901 года.

zal_makleckogo.jpg
Концертный зал

Фото: МИЕ

По легенде, Илья Захарович хотел построить эту концертную площадку для своей дочери Анны, которая пела в опере Санкт-Петербурга. Зал якобы был нужен затем, чтобы Анне было где петь, когда она приедет из столицы навестить отца. Как бы то ни было, концертный зал по адресу Клубная, 22 (ныне Первомайская) до сих пор поражает акустикой.

В 1912 году этот концертный зал у Маклецкого выкупил другой олигарх — владелец Сысертских заводов Дмитрий Соломирский. А потом подарил эту уникальную концертную площадку екатеринбургскому отделению Императорского русского музыкального общества. Так зал Маклецкого стал базой, основой для создания музыкального училища имени Чайковского.

zal_makleckogo_2.jpg
Зал Маклецкого в наши дни

Фото: историиекатеринбурга.рф

Винодел Альфонс Поклевских-Козелл

Книги от водочного короля

Винодел дарит книги по химии

Еще один уникальный олигарх в пантеоне уральский богачей XIX века — это Альфонс Поклевских-Козелл. Водочный король имел в Екатеринбурге на Покровском проспекте один из самых красивейший особняков, но большую часть времени проводил в Талице — сердце своей винокуренной империи. Там же, в Камышловском уезде, этот олигарх, в основном, и меценатствовал: построил и содержал полностью мужское училище, женскую школу и больницу.

poklevskiy-kozell.jpg
Альфонс Поклевских-Козелл

Фото: МИЕ

Но щедрости Альфонса Поклевских-Козелл хватало и на Екатеринбург. Кроме костела, на постройку которого он дал 19 тысяч рублей, удачливый бизнесмен был попечителем женский и мужской гимназий, учредив в последней стипендию своего имени.

Также благодаря Альфонсу Поклевских-Козел Горный институт Екатеринбурга получил деньги на покупку книг — пять тысяч рублей. Свой дар состоятельный предприниматель оформил письмом на имя ректора Петра Веймарна. Текст письма процитировали в газете «Зауральский край» за июль 1914 года: «Многоуважаемый Петр Петрович! Выдающийся исторический момент в истории Екатеринбурга заставляет меня принять хотя бы долю участия в создании будущего рассадника процветания Урала, ввиду чего я позволил себе от имени семьи внести в Ваше распоряжение 5000 рублей на приобретение книг по химии в библиотечный фонд вверенного Вам института».

Вместо заключения

Конечно, нельзя утверждать, что число уральских олигархов-благотворителей дореволюционной эпохи исчерпывается только четырьмя именами: Петров, Нуров, Маклецкий и Поклевский-Козелл. Богатых людей, которые жертвовали на благо Екатеринбурга гораздо больше. Просто истории героев этой статьи наиболее яркие из дошедших до нас.

Что наводит на мысль об еще одном мотиве благотворительности — желание остаться в памяти потомков. Однако здесь, какие бы PR-расчеты не делал меценат, угадать, что сохраниться в памяти потомков, а что забудется через полвека, довольно сложно.

Скажем, каждый горожанин, который хоть раз прошел или проехал по улице Челюскинцев, слышал фамилию Макарова. И наверняка думает: это наверняка какой-то купец, который построил мост, вот молодец. Да только вот братья Макаровы (да, их было двое) каменным мостом берега Исети не объединяли. Этот проект до них осуществил городской голова и владелец паровой мельницы Илья Симанов. Но гримаса истории в том, что в 1904 году Симанов разорился и все его добро выкупили Макаровы. А потом переименовали в честь себя все, что только можно. Первым же, кто построил мост на этом самом месте (еще из дерева, в 1881 году), был купец и городской голова Василий Кривцов. Но это могут понять только историки, краеведы и авторы статьи в Википедии.

Так что мотив «чтобы помнили» в благотворительности один из самых рисковых. Ожидания могут не оправдаться. Может быть, поэтому олигархи XIX века, помогая Екатеринбургу и людям, не стремились, в первую очередь, прославиться в веках. Понимали, наверное, что оно того не стоит.

Пешеходный период: бульварные ростки на Ботанике
Городские истории
Пешеходный период: бульварные ростки на Ботанике
Трилогию о пешеходных пространствах Екатеринбурга ЕТВ завершает рассказом о микрорайоне, где изначально все улочки должны были построиться без намека на автомобильный и общественный транспорт.
ИЗ ЖИЗНИ «ТОЛСТЯКОВ»
Иван Бакаидов. Я говорю с помощью компьютера и выгляжу как пророк!