Космос как наследие

ЕТВ выяснял, как 58 лет назад свердловчане приняли полет Юрия Гагарина и какой эмоциональный и культурный след оставил первый космонавт Уралу.

12 апреля 1961 года в 09:07 по московскому времени с Байконура стартовал корабль «Восток-1» с Юрием Гагариным на борту. А в 10:15, уже пролетая над Африкой, космонавт передал по радио: «Полет протекает нормально, состояние невесомости переношу хорошо». И мир взорвался всеобщим ликованием. Причем весь. Не было никакого злорадства над «соперниками» из США. Но была чистая радость присутствия в моменте перелома истории, начала новой эры.

Человек в космосе!

Сейчас сложно представить тот накал позитивных страстей, который испытывали люди. И даже победи сейчас Россия в чемпионате мира по футболу, мы ощутим эффект совсем не той мощи, как тогда. А тогда был взрыв, раздвинувший горизонты.

ЕТВ узнал, как переживали первый полет человека в космос жители Екатеринбурга (а тогда, 58 лет назад, еще Свердловска), и сравнил эти ощущения с тем, как тема космоса живет на Урале сегодня.

«И у каждого горделивым блеском засияли глаза…»

kosmos.jpg

Фото: «Вечерний Свердловск»

Надо сказать, что 58 лет назад — в Свердловске 1961 года — горожане черпали информацию из бумажных газет и, конечно же, радио. Причем личные приемники были далеко не у всех, зато хватало общественных, которые транслировали новости через систему репродукторов, установленных на улицах и в рабочих цехах. Поэтому официальное заявление ТАСС о полете советского человека в космос сработала, как волшебная «заморозка». Люди, собираясь пойти по своим делам, остались там, где их застал голос, рассказывающий о великом, еще небывалом. И слушали.
Вот что писали в газете «Вечерний Свердловск»:

— Сообщение застало меня возле почтамта. Чеканно-торжественный голос диктора моментально собрал у уличных громкоговорителей толпы народа. Там и тут останавливались автомашины, и водители, на полную громкость включив радиоприемники, услужливо распахнули дверцы, чтобы людям, мгновенно обступившим автомашины плотным кольцом, лучше было слышно. И у каждого слушателя горделивым блеском засияли глаза: «Это — мы! Это — наш!»

kosmos_2.jpg

Фото: «Вечерний Свердловск»

В 1961 году, конечно же, не было интернета, да и проводные телефоны были редкостью, но в желании поделиться радостной новостью с другими люди советские люди тех лет и мы, нынешние, мало чем отличаемся. Только вместо постов в сетевые сообщества, как это делают сейчас, тогда слали телеграммы.

«Как только в эфире прозвучал голос Левитана, возвестивший всему миру о беспримерном подвиге советского человека, покорившего космос, сразу же у касс приема телеграмм Свердловского почтамта появились длинные очереди.
В 10 часов 53 минуты московского времени прошла первая поздравительная телеграмма. И тут же следом за ней была передана вторая — это бригада работников Свердловского телеграфа послала свое приветствие в адрес героя. А потом…
Как будто огромная волна человеческой радости хлынула в просторное помещение аппаратной. Одна за другой спешили телеграммы со скупыми лаконичными адресами: «Москва, Гагарину», «Москва, ЦК КПСС», «Москва, редакция газеты…», —
писал «Вечерний Свердловск».

Газета процитировала некоторые телеграммы. Сделаем это и мы, чтобы понять, какое было настроение у людей 12 апреля 1961 года:

«Сегодня у нас в семье праздник покоренного космоса».
«Подвиг майора Гагарина показывает, как надо относиться к делу».

«Ваш героический подвиг вдохновляет уральцев на новые трудовые дела».
«Рады, что это произошло в нашей стране
».

Эти бесхитростные строчки телеграмм от простых людей до боли напоминают подводки, которые сейчас обычно пишут в постах перед размещаемой новостью.

«Завидуем… Возьмите нас в следующий полет»

kosmos_3.jpg
Рабтницы фабрики «Уралобувь»

Фото: «Вечерний Свердловск»

В следующие дни народное ликование в Свердловске по поводу полета Гагарина в космос не прекратилось. Напротив, газеты стали публиковать тексты пожеланий космонавту, что стало темой для обсуждений; телеграммы начали зачитывать по радио, и (самое главное!) в эфир вышел сам летчик-герой, который успел успешно приземлиться и прибыть в Москву.

— Весть о прибытии майора Гагарина во Внуковский аэропорт в цехах свердловской фабрики «Уралобувь» совпала с окончанием рабочей смены. И никто не торопился покидать предприятие. Над привычным шумом швейных машин твердо звучал голос московского диктора, рассказывающего о торжественной встрече пилота-космонавта, — писал «Вечерний Свердловск». — Люди, закончившие трудовой день, заполонили пролеты фабрики и молча слушали волнующую передачу…

— Можно только позавидовать космонавту, — сказала Елена Яковлева, ударник коммунистического труда из цеха рантовой обуви. — Каждый пожелал бы быть на его месте. А что если самой лучшей из лучших наших бригад присвоить имя Гагарина? — предложила она, немного подумав, и рассмеялась, довольна своей мыслью. — Какая была бы большая честь — «Бригада коммунистического труда имени Юрия Гагарина».

Тише! По радио передают некоторые телеграммы, полученные на имя бесстрашного летчика. И вот одна из них — от воспитанников Свердловского детского дома.

«Завидуем… Возьмите нас в следующий полет. Пожалуйста, обязательно возьмите».

— Счастливые, — произнес вслух по адресу авторов этих строк пожилой участник Великой Отечественной войны. — Им наверняка еще удастся слетать в космос.
kosmos_5.jpg

Фото: «Вечерний Свердловск»

Но самыми бесхитростными и милыми оказались сочинения на тему первого полета в космос от учеников 7А класса свердловской школы № 45:

«Вчера у нас был обычный учебный день. Мы решали задачи, примеры, отвечали у доски и не подозревали, что в это время был выведен на орбиту новый космический корабль. Мир гудит, как растревоженный улей».

«В первый момент я замерла, чувствуя, что что-то огромное и прекрасное вошло в мою жизнь. Хотелось петь. Я была счастлива за первого человека-космонавта и восхищена его мужеством».

«А Таня мечтает стать первой ученицей на Луне».

«Когда я вырасту, я буду учиться на биолога и, может быть, с экипажем одной из ракет полечу на Венеру или Марс изучать природу».

«Мне захотелось хоть немного побыть на месте Юрия Гагарина. Но когда я подумала, что у меня не в порядке с некоторыми предметами, то сказала себе, что попробую подтянуться. Ведь в космосе нужны образованные люди».

«Я верю, что скоро человек полетит на Луну и другие планеты. Меня волнует вопрос: полечу ли я?».

«Мы все равно полетим в космос. Хоть не первыми, но полетим. Правильно поется в песне: До самой далекой планеты не так уж, друзья, далеко!“. В этот день мы сделали из бумаги ракету, а в ней человека. Этот день самый замечательный в моей жизни».

«В этот день хотелось делать добро людям»

kosmos_4.jpg
Студенты стройфака УПИ составляют телеграмму Гагарину

Фото: «Вечерний Свердловск»

Между свердловчанами 1961 года и нынешними екатеринбуржцами нет особой разницы. Однако, изучая реакцию людей прошлого, сложно не заметить одну знаковую деталь. Сейчас какая-либо победа, достижение, прорыв в спорте, науке или технике воспринимаются как повод для азартной гордости: «Мы вас сделали! Ура! Можем повторить!» И только. Примеры рефлексии, когда человек сравнивает себя с тем, кто на вершине успеха и, желая приблизится к нему, сам в чем-то малом становится лучше — вот этого в наше время практически не встретишь. А призывы к такому поведению выглядят неискренними, как пропаганда.

Это та особая способность, которую мы утеряли, но которая для свердловчан 1961 года была естественной. В апрельские дни, когда полет Юрия Гагарина растревожил весь мир, для горожан было в порядке вещей не только гордиться, но продолжить это радостное, приятное ощущение вопросом: «А я? А кто я? А что же я?» И, отвечая сами себе, люди давали искренние зароки и обеты, обещая совершенствоваться на пути к светлому будущему и веря в свои слова.
Собственно этот эффект — одно из самых, пожалуй, важных составляющих влияния полета Гагарина на людей. Он упрочил надежду на общество идеальных граждан, которое можно создать, если постарается каждый.

Часть из таких обещаний свердловчан публиковали в «Вечернем Свердловске»:

  • И все-таки известие о старте космического корабля «Восток» с пилотом товарищем Гагариным — ошеломляющее. Крылья вырастают за плечами. Хочется учиться и работать так, чтобы быть достойным эпохи, своей страны, которая, подобно космическому кораблю, устремляется в прекрасное будущее (А. Зиновьев, студент-выпускник факультета журналистики Уральского госуниверситета).
  • Вся наша бригада взволнована этой вестью. Мы гордимся, что первым в космосе проложил дорогу наш соотечественник. И сразу же мы подумали: чем можем отметить это событие? Решили оставшееся до конца смены время работать так, чтобы перекрыть задание в полтора раза (М. Колмогорцев, прессовщик кузнечно-прессового цеха УЗТМ).
  • В этот день всем хотелось совершить что-то новое, неожиданное. Хотелось делать все хорошо и красиво. И хотелось делать добро людям. Я все уроки выучила. Все прибрала (Нина, ученица свердловской школы № 45).

Спасибо, Юра, оставил след!

kosmos_6.jpg

Фото: «Вечерний Свердловск»

Гагарин открыл тему космоса. Сделал ее народной, что, безусловно, не могло не повлиять на страну вообще, и Свердловск в частности. Как минимум за один день имя Юрий стало таким популярным, что так называли новорожденных мальчиков, даже не спросив согласия матерей. Мам об этом просто уведомляли. Об одном таком курьезе написал «Вечерний Свердловск»:

— Интересная телеграмма пришла 12 апреля в родильный дом Свердловского института охраны материнства и младенчества. Ее в адрес молодой матери В. А. Устюхиной прислал группа работников Водоканалппроекта.


«Поздравляем рождением сына,
Бригада Юрой его назвала
И пусть пока он малого роста,
Стать великаном — его судьба.
Сын-богатырь взлетит к Венере,
Не зря родился он в этот день,
Когда его чудесный тезка,
Открыл нам в космос первым дверь!»

Бригада назвала мальчика Юрой. Это очень знаменательно — родиться в такой великий день!
spasibo_ju.jpg

Фото: Тимофей Радя

Конечно, кроме большого числа Юриев 1961 года рождения, в Екатеринбурге есть и другие следы темы освоения космоса. Это, например, кварцевые резонаторы, благодаря которым первый искусственный спутник передавал свой сигнал «бип-бип-бип». Эти устройства, напоминающие электролампы, выпускались на уральском НПО автоматики, а сейчас выставляются в Музее космонавтики и ракетно-космический техники рядом с массивными радиолами, владельцы которых больше полувека назад могли поймать зашифрованную передачу, идущую с орбиты Земли.

Другой пример отражения космической темы на Урале — псевдодокументальный шедевр Алексея Федорченко «Первые на Луне», в котором Екатеринбург засветился декорацией и фоном. Третье напоминание, которое приходит на ум — работа уличного художника на крыше одного из жилых домов: «Спасибо, Юра! Космос наш!».

Но самый заметный след, мимо которого сложно пройти любому жителю Екатеринбурга — это улица Гагарина. Единственная, к слову, которую назвали в честь человека еще при его жизни. А произошло это 13 апреля 1961 года.
До этого дня улица называлась Кузбасской.

Колонизировать Марс можно только сообща, всем миром

kosmonavt_sergaj.jpg
Космонавт Сергей Прокопьев

Фото: страница Сергея Прокопьева / vk.com

Как ни крути, новости о космосе сейчас не взрывают социум, как 12 апреля 1961 года. Тот день был первым, а потому не повторимым. Сейчас деятельностью «вахтовиков с МКС» интересуются только, если на орбите произойдет какое-нибудь ЧП. Например, выйдет из строя туалет. Такое отношение может говорить о том, что в глазах простых людей космос уже перестал быть мечтой человечества, а превратился в высокотехнологичную астрономически дорогую рутину. Немного грустно это осознавать, но что есть, то есть: на космонавтов сейчас не сбегутся стадионы фанатов, как на суперзвезд. А вот собрать верных поклонников в кинотеатре — это им по силам. Что собственно и сделал единственный космонавт из Екатеринбурга Сергей Прокопьев, проведя встречу в «Салюте».

И отвечая на извечные вопросы («А что вы едите?», «Как спите?», «Видели ли вы инопланетян?»), Сергей Прокопьев сказал очень важную вещь: тема освоения космоса несет в себе важное объединяющее начало. На орбите нет места политическим дрязгам, а все люди — земляне. Потому что в одиночку, одной страной этот процесс просто не потянуть.

«Сейчас китайцы пытаются что-то свое создать, но тут одни только деньги не спасут. Я думаю, что если мы хотим достичь успеха в освоении Марса и Луны, то это все-таки будет международное сотрудничество», — добавил Сергей Прокопьев.

Так что могут еще и на Марсе яблони цвести, как поется в советской песне. Может быть когда-нибудь. Если это действительно станет общей, мировой мечтой.

Вы бы хотели?

Великое уральское опыление
Городские истории
Великое уральское опыление
Как газоны стали главными врагами наших легких.
Анна Чиповская и спектакль Кинастон
Светлана Боринская. Генетика обидеть может каждый!
Полгода плохая погода
Городские истории
Полгода плохая погода
Как прошли первые шесть месяцев Александра Высокинского в должности мэра и почему прогрессивная общественность не прощает ему ошибок.