Алексей Федорченко. «Хвалить Сталина — это преступление»

Режиссер «Войны Анны», «Овсянок» и «Первых на Луне» про свою книгу о репрессированных, культ Сталина и Свердловскую киностудию.

Застать Алексея Федорченко в родном Екатеринбурге не так просто. Кажется, только вчера он выходил на сцену за главным призом одной из главных кинопремий страны «Ника», а завтра уже вернется с Сухумского международного кинофестиваля, где был в составе жюри. ЕТВ удалось поймать режиссера между разъездами и поговорить о том, что болит и волнует.

— Это же ваша первая «Ника»? Волновались на церемонии?

— Да, у меня было много номинаций, но «Ника» действительно первая. Правда, на этот раз я совершенно не переживал — вызовут меня на сцену или нет. Я столько раз в своей жизни НЕ получил «Нику», что у меня уже атрофировался этот переживательный рефлекс. К тому же все номинанты — мои друзья.

— Итого — у «Войны Анны» сегодня три «Белых слона», два «Золотых орла» и две «Ники». «Кинотавр», который «прокатил» картину с гран-при и обидел продюсеров, должен кусать себе локти?

 «Кинотавр» нет. Жюри, наверное, в неловком положении, но жюри — это очень сложное дело, когда нужно много всего учесть. Тем более, если очень сложный конкурс. Я никого не виню, я не знаю, чем они руководствовались, но видимо чем-то руководствовались [награду в 2018 году получил фильм «Сердце мира», — прим. ЕТВ]. Я завтра сам лечу судить конкурс, буду заседать в жюри Сухумского кинофестиваля. Спорить готов, но «рубиться» — нет. Это игра. С одной стороны. А с другой стороны — это труд. Смотреть всю программу — это очень тяжело. И увидеть все нюансы и все открытия. Хочется же наградить не хорошее кино, а то кино, которое удивляет, где есть что-то новое в киноязыке и где есть высказывание автора. Если в программе конкурса попадаются такие фильмы — радостно быть в жюри, если таких фильмов нет — то очень тяжело.

_mg_5428.jpg

Фото: Александр Мамаев для ЕТВ

— Как тема Сталина возникла на «Нике»?

— Никто так и не понял. Совершенно неожиданно на сцену стали выходить люди и стали говорить какие-то не обязательные вещи про Сталина. Один вышел и сказал, что Сталин любил документальное кино, второй — что он любил игровое кино. И это было сказано не для того, чтобы прославить Сталина, а чтобы выразить какую-то свою скрытую мысль. Но в итоге все настолько запутались в этом эзоповом языке, что в остатке осталось «Сталин — большой поклонник кино».

Мне не хотелось, чтобы от «Ники» оставался такой осадок и я сказал, что Сталин сначала был палачом и подонком, а уже потом любил кино, языкознание и далее по списку, что он там любил. Мне показалось, что сказать это — очень важно.

Репортаж со съемок нового фильма «Война Анны»

Видео: ЕТВ

— Вы знаете, что из сотни памятников и бюстов Сталину, больше половины были установлены в наше время?

— Не удивляюсь. Это все пропаганда твердой руки. Рассказывают же не про репрессии, а, например, про индустриализацию. На «Нике» ко мне подошел молодой журналист и спросил: «Почему вы так сказали?» Я ему в свою очередь: «А вы не знаете, почему?» «Нет, я знаю, что Сталин поднял экономику», — ответил парень. Стоит лоб под два метра и не знает ничего о репрессиях. Выход только один — просвещать, рассказывать и обучать.

_mg_5346.jpg

Фото: Александр Мамаев для ЕТВ

— Вы же собирали истории репрессированных. Что это будет? Фильм? Альманах? Книга?

— По форме я так до конца и не решил — или книга, или электронная какая-то штука. Про кино думал, но это отнимет очень много времени, я бы лучше потратил его на изучение судеб — это интереснее. По жанру это похоже на рассказы-сказки о судьбах репрессированных ученых. В первой книге их будет сорок, наверное.

Все началось с коллекции книг — я собирал все, что писали и издавали репрессированные ученые. В итоге получилось целое собрание сочинений — по геологии, астрономии, истории трамвайного дела. Специалистов уничтожали целыми профессиями, есть список репрессированных покорителей Арктики, востоковедов, филологов и многих других — огромное количество погибших людей. Я читал научные труды этих людей и в какой-то момент мне захотелось их как-то переварить, художественно переосмыслить.

Мы стали искать подробности о жизни, о биографии этих ученых, читали воспоминания о каждом конкретном человеке, о времени, о профессии. И приходилось каждый раз погружаться в неизвестную область от квантовой физики до строения трамваев. Мы лишились лучшего генофонда, лучших мозгов, лучших людей, которые были расстреляны или погибли в лагерях, или эмигрировали и использовали свои знания и свои открытия на пользу других стран. Это огромное преступление Сталина и то, что сейчас пытаются его обелить и хвалить за что-то, — это все тоже преступление.

_mg_5305.jpg

Фото: Александр Мамаев для ЕТВ

— Над чем вы сейчас работаете?

— Сейчас параллельно четыре проекта в запуске. Кроме этого, мы заканчиваем монтаж фильма «Последняя милая Болгария» по повести Зощенко «Перед восходом Солнца». Я закончил фильм, который называется «Кино эпохи перемен». Премьера будет осенью. Это документальная история про нашу Свердловскую киностудию, которую в начале девяностых захватили бандиты.

Я придумал это кино 15 лет назад. Изначально планировал, что будет такая жесткая драма-детектив, ведь все что с нами происходило (я сам работал на киностудии и был заместителем директора Негашева) — это все было опасно для жизни, там были и смерти, и кровь, и все-все-все было. Но когда начали снимать эту картину, ракурс сменился и получился фильм странного жанра «комедия-реквием».

— Как думаете, можно было ее спасти? Свердловскую киностудию.

Я думаю, что нет. Умерла же не только наша киностудия. Умерли все киностудии, кроме «Мосфильма». Упростилась технология, и такие площади для производства фильмов стали не нужны. У меня же в сотни раз меньше территория, а я делаю в сотни раз больше. Нет смысла отапливать эти тысячи кубометров воздуха.

— Вы же сейчас еще и продюсируете молодых. Есть желание сделать в Екатеринбурге свердловский Голливуд?

— У меня никогда не было желания делать Голливуд. Хотелось заниматься интересным делом, которое приносит удовольствие. Я поэтому долго не мог взяться за дебют. Не мог найти достойного дебютанта, у которого мне хотелось бы чему-нибудь поучиться.

Поскольку у меня нет базового режиссерского образования и очень условное образование сценарное, я всю жизнь ищу людей, у которых есть «что скрасть». И звезды так сошлись, что я познакомился с Ринатом Ташимовым, молодым драматургом. И из двух его пьес получился сценарий фильма «Латифа». Сейчас идет подготовительный период, а летом начнутся съемки.

_mg_5404.jpg

Фото: Александр Мамаев для ЕТВ

— Для кого этот фильм?

— Для Рината! Кино для себя делается в первую очередь. Невозможно сделать фильм для Венеции. Нужно что-то новое найти, интересное, при этом чтобы оно тебя очень трогало, и тогда твой интерес и твой кусочек души говорит что-то другим людям, и тогда тебя могут увидеть на фестивалях. Если хорошо для себя сделал, то понравится еще кому-нибудь.

Фильм Рината Ташимова — это драма с элементами мистики. Сказка, как мы любим. О жизни и быте сибирских татар.

Алексей Федорченко снимает детектив

Видео: ЕТВ

— А за тем, что происходит в Екатеринбурге, вы следите?

— Конечно, я же здесь живу! Меня сейчас взволновала информация о том, что РПЦ хочет забрать здание тубдиспансера. И это в то время, как в стране и в городе эпидемия туберкулеза! Я считаю, что забирать здание больницы это уже не цинизм, а преступление. Это меня поразило и возмутило больше, чем все «храмы на драме».

Про Сталина, репрессии, звездную болезнь и «Оскар»

Видео: ЕТВ

Киноулицы города Е: ищем и сравниваем с реальностью. Часть 3
Городские истории
Киноулицы города Е: ищем и сравниваем с реальностью. Часть 3
С помощью мобильного интернета редакция ЕТВ путешествует из лета в зиму, находя городские локации, которые были декорациями для новогодних комедий.
Вторая ветка обломилась?
Союз читателей
Как книги влияют на мозг?
Как книги влияют на мозг?
От Светланы Зенковой
Режиссер «Гоголя» и «Фарцы»: «Мечта — мюзикл о Свердловском рок-клубе»
Общество
Режиссер «Гоголя» и «Фарцы»: «Мечта — мюзикл о Свердловском рок-клубе»
Егор Баранов, автор киноленты, которая еще только выйдет на экраны, но которую уже все обсуждают, рассказывает, почему поместил Гоголя в мир его же персонажей. И почему фильм про Свердловский рок-клуб должен быть мюзиклом.