Екатеринбург другими глазами: «Приехал в августе… и замерз»

ЕТВ поговорил с камерунским полузащитником «Урала» Петрусом Бумалем о расизме и других глобальных проблемах.

Камерунский полузащитник «Урала» Петрус Бумаль играет в Екатеринбурге с 2017 года, до этого он выступал за французский «Сошо», болгарские «Литекс» и ЦСКА. Петрус быстро закрепился в основе «Урала», сейчас футболист олицетворяет центр поля команды.

Бумаль — непростой футболист. Когда камерунец узнал, что мы собираемся говорить с ним не столько о футболе, то очень обрадовался: Петруса волнуют современные глобальные проблемы, он интересуется историей, занимается благотворительностью. Словом, может поддержать разговор почти на любую тему. В интервью ЕТВ Петрус Бумаль рассказал о жизни в Екатеринбурге, расизме, камерунских обычаях и многом другом.

— Петрус, расскажи о своем детстве. Ты родом из камерунского города Яунде, верно?

— Да, это столица Камеруна. Но примерно в семь лет я переехал во Францию. Вместе семьей жил в центре Парижа. У меня пять братьев и три сестры. Они все заканчивали университет. Один брат работает в полиции, другой — адвокатом, третий — в госпитале, еще один — комиссаром в Камеруне. Одна сестра — доктор, другая работает в большой компании в Марселе. И я единственный футболист (смеется). Отцу сложно было принять мой выбор.

— Расскажи о нем.

— Мой отец работал в посольстве Камеруна в Париже. Папа умер в прошлом году. Он был очень сильным человеком, научил меня базовым вещам в жизни — как защищать себя и семью. Это настоящий пример для меня. Когда в жизни случались сложные ситуации, я звонил ему и советовался. Отец говорил мудрые слова. Но сейчас такой возможности нет, к сожалению.

mol_4945.jpg

Фото: Марина Молдавская для ЕТВ

— Чем запомнились детские годы?

— Когда был ребенком, все свободное время посвящал футболу, играл с друзьями. В школе занимался легкой атлетикой — бегал 400-метровку. В футбольную секцию пришел позднее, примерно в 12 лет.

В детстве я пристрастился к чтению. И сейчас продолжаю читать. Больше всего мне нравится историческая литература. Я большой фанат истории! Изучаю военные конфликты, взаимоотношения черных и белых, историю России, Европы, Африки. На мой взгляд, лучший период в истории — 50-70 годы XX века. Многие вещи тогда были проще, чем сейчас.

— Что ты имеешь ввиду?

— Сегодня появились новые проблемы — например, терроризм. Люди стали меньше друг другу верить. Больше судят о других по одежде, образу жизни, речи. Поэтому я считаю, что сейчас жить все-таки труднее, чем раньше. Между людьми меньше любви. Мы стали более эгоистичными и грубыми. Очень много негатива. Я не удивлюсь, если будет третья мировая война. Надо остановиться, пока не стало поздно. Люди забывают, что главное в жизни — это любовь. Непростое время.

— В Африке проблем больше, чем на любом другом континенте.

— Да… Бедность. Не хватает денег на еду. Я уже даже не говорю о том, чтобы купить недвижимость или создать свой бизнес. В Африке большое социальное расслоение: есть очень богатые люди, а есть невероятно бедные. Причем в одном районе. Это ненормально.

— У России такая же проблема.

— Но все-таки у вас гораздо больше возможностей, и ситуация с бедностью и голодом не настолько запущенная.

mol_4744.jpg
Фото: Марина Молдавская для ЕТВ

— Я знаю что вы с братьями занимаетесь благотворительностью. Что именно вы делаете?

— Наша организация работает в Яунде. Мы пытаемся помогать людям, у которых нет доступа к чистой питьевой воде. Помогаем бездомным детям: их на улицах очень много. Помогаем беременным женщинам: чтобы попасть в госпиталь, нужны деньги — у многих не хватает ресурсов.

Мы пытается вывести нашу благотворительность на уровень выше. Поэтому создаем новую организацию под названием «Баобаб». Баобаб — это самое сильное, крепкое дерево в мире. Кроме того, это было прозвище моего отца. Вместе с братьями будем двигаться шаг за шагом, чтобы сделать действительно большое дело. Наша организация будет помогать людям во всем мире, но особенно — в Африке.

— Как часто бываешь на родине?

— Редко. Но в последнее время это стало получаться чаще, потому что меня вызывают в сборную Камеруна: дома мы проводим игры и тренировочные сборы. Я всегда мечтал о вызове в национальную сборную. В прошлом году этого добился. Пока сыграл только две игры, хотелось бы больше. В перерывах между матчами провожу время со своими родственниками.

bumal3.jpg

Фото: пресс-служба ФК «Урал»

— Ты единственный камерунец, который выступает за российский клуб. Что партнеры спрашивают об Урале?

— Зачастую о погоде (смеется). Говорят, что в России очень холодно. Говорю ребятам, что, конечно, в Екатеринбурге холодно, но это прекрасный город. Еще спрашивают, сталкиваюсь ли я с расизмом.

— И какой ответ?

— Я не думаю, что здесь расистов больше, чем во Франции или в Италии. Но не буду лгать: в России людей, которые судят о человеке по цвету кожи, достаточно. Но все-таки в Европе существует мнение, что тут расистов очень много. А это неправда. Стараюсь переубеждать, прошу, чтобы не верили всему, что говорят по телевизору.

Я много путешествую. Вывел для себя такой принцип: не верь всему, что говорят люди — иди и посмотри на все своими глазами, оцени ситуацию. Так будет лучше.

mol_4911.jpg

Фото: Марина Молдавская для ЕТВ

— Твое первое впечатление о Екатеринбурге.

— Холодно было (смеется). Я приехал в августе…

— Это же лето. Какой холод?

— Но мне все равно было холодно (смеется). Лето в России и в Африке — немного разные вещи. Если серьезно, то Екатеринбург мне сразу же понравился. Тут мне комфортнее, чем в Париже, например. Париж слишком большой город, люди там постоянно в спешке, в стрессе. Нет времени поговорить, потому что у всех телефоны — с Instagram и Facebook. Это разрушает мир. Жизнь очень быстрая, люди не успевают наслаждаться моментом. Это как фастфуд (быстрая жизнь — fast life, еда из общепита — fast food — прим. ЕТВ)!

— Ты любишь фастфуд?

— Нет-нет! (смеется) Только если чуть-чуть в KFC… Шучу. В общем, такие города, как Москва или Париж, мне не по душе. В Екатеринбурге у людей есть больше времени на дела, разговоры и жизнь. По сравнению с Парижем это маленький и спокойный город. У вас мне нравится ресторан Kitchen. Я люблю там проводить время. Спокойно, мало людей.

petrus2.jpg

Фото: пресс-служба ФК «Урал»

— У тебя хороший удар, но ты редко его используешь.

— Да, ты прав. Но в «Урале» есть парни, которые делают это лучше. Поэтому мне не обязательно идти вперед и бить по воротам. Конечно, если забью гол, то порадуюсь. Но это не главная задача.

— В начале твоей карьеры случился любопытный эпизод. В дебютном матче за французский «Сошо» ты вышел на замену за 15 минут до конца матча. Почти сразу же твоя команда заработала пенальти. И ты фактически отобрал мяч у 37-летнего капитана команды и решил пробить. Но промазал. После этого тебя на полгода сослали во вторую команду. Не жалеешь о поступке?

— Это мой характер. Я не боюсь делать ошибки, люблю делать по-своему. Если ты играешь в футбол, не рискуешь и не ошибаешься, то ты стоишь на месте. Если ты боишься брать мяч в руки и пробивать пенальти, думая о реакции публики, то лучше сиди дома. В том матче я почувствовал, что нужно взять в игру в свои руки. Но я ошибся, и это нормально.

После того пенальти настал тяжелый период. Шесть месяцев я тренировался с дублем. Это был хороший урок для меня. Я все-таки поступил неправильно. Но на ошибках мы учимся.

mol_4957.jpg

Фото: Марина Молдавская для ЕТВ

— Иностранцы часто жалуются, что большинство россиян не знают английский. Для тебя это проблема?

— Нет. Все люди, с которыми я общался, говорили по-английски. Наверное, потому что я постоянно сижу дома (смеется). Когда выхожу на улицу и начинаю разговор, все понимают, чего я хочу. Во Франции люди на английском вообще не говорят.

— Русские дружелюбны?

— Когда ты видишь их в первый раз, то кажется, что они холодные. Но когда начинаешь с ними разговаривать, это ощущение пропадает. Условно, в первый день все мне казались недружелюбными. На следующий — я был в шоке от того, насколько русские классные!

— С кем больше всего общаешься в «Урале»?

— С Эриком [Бикфалви] и переводчиком команды Андреем.

bumal4.jpg

Фото: пресс-служба ФК «Урал»

— Самые крутые футболисты, против которых ты играл.

— Хамес Родригес из «Монако», прекрасный игрок. Еще могу назвать Эдинсона Кавани из ПСЖ. Я был шокирован тем, как он прессингует, отдается игре все 90 минут. В России больше всего впечатлил Желсон Фернандеш из «Локомотива», у него чудесная техника.

— Что ты думаешь о болельщиках в России?

— Я поиграл на европейских стадионах, поэтому могу сказать, что там фанаты импульсивнее и громче. В России спокойные люди, не очень эмоциональные. Фаны реагируют на голы, опасные моменты, ошибки. Но это не совсем то. В любом случае, я благодарен каждому болельщику, который поддерживает «Урал».

mol_4939.jpg

Фото: Марина Молдавская для ЕТВ

— Ты играл в Болгарии. Твоей жене там не понравилось. Почему?

— Там у людей странный менталитет, нам было очень сложно. В Болгарии низкий уровень организации, ко мне не очень хорошо относились (подробнее об этом можно прочитать в интервью газете «Спорт-Экспресс», где Бумаль рассказал, что в софийском ЦСКА к нему относились как к рабу — прим. ЕТВ). Жена разделяла мое мнение.

— Твоя любимая страна.

— Камерун и Россия (смеется).

— А кроме них?

— Эфиопия. Там очень интересные культура, образ жизни людей. Мне нравится узнавать что-то новое о людях и странах. Если у страны нет собственной культуры, то это очень плохо.

Я был в США, на Ямайке, в Тайланде, Португалии, Италии. В Европе не так много интересных стран, потому что все перемешалось, многие государства утратили свой культурный код. Я люблю страны с культурами. Мы должны сохранять традиции.

mol_4919.jpg

Фото: Марина Молдавская для ЕТВ

— Ты говорил, что хочешь привезти маму в Екатеринбург. Получилось?

— Она должна приехать в апреле. Когда мы потеряли папу, она не могла приехать из-за камерунских традиций. Когда человек умирает, наши люди верят в то, что он все еще жив, всего лишь решил отдохнуть. Тела не отвозят в крематорий, а делают могилу перед домом. По случаю смерти камерунцы устраивают большую вечеринку. Люди веселятся, а не плачут. Они вспоминают хорошие моменты из жизни умершего человека. Но мы с братьями все-таки плакали, потому что нам было очень тяжело.

Вот, мама не могла покинуть наш дом, нужно было подождать год после смерти. Недавно я спрашиваю маму:

— Ты можешь ехать?
— Да, но на следующей неделе. Иначе отец подумает, что я про него забыла
— Но он же умер, мама.
— Он все еще здесь!

petrus1.jpg

Фото: пресс-служба ФК «Урал»

— Какая у тебя сейчас цель?

— Завершить сезон с «Уралом» в семерке лучших команд лиги. Мы можем этого достичь. Например, в игре с «Зенитом» не все было здорово, но мы боролись и в целом показали хорошую игру. Надо и дальше играть в свой футбол, слушать тренера, верить в себя — и тогда мы добьемся больших побед. Моя персональная цель — приносить пользу команде и самосовершенствоваться.

— Я знаю, что ты играл в еврокубках. Президент клуба Григорий Иванов мечтает, чтобы «Урал» туда пробился. И сейчас это вполне реально — через победу в Кубке России.

— Да, но мы можем постараться выйти в Лигу Европы через чемпионат. Нужно держать свой уровень и идти вперед. У нас есть все шансы, чтобы стоять выше. Главное — верить в себя.


Фото на входе: Марина Молдавская для ЕТВ

Екатеринбург другими глазами: «Мэрия – это мини-кремлевская башня»
Городские истории
Екатеринбург другими глазами: «Мэрия — это мини-кремлевская башня»
Себастьян — дипломат, который уже четыре года работает в уральской столице. Как менялось его отношение к городу? Что до сих пор удивляет? Выяснял ЕТВ.
Гости Екатеринбурга
Антон Шагин — актёр и поэт
Антон Шагин - актёр и поэт
От Светланы Зенковой
Иван Бакаидов. Я говорю с помощью компьютера и выгляжу как пророк!