Заложники Матрицы

Истории екатеринбуржцев и не только, которые стали жертвами кибербуллинга.

Пожелания смерти. Оправдание угроз тем, что человек, выкладывающий фото в социальные сети, должен быть готов к негативу. Шантаж, обещание отследить, изнасиловать и убить. Это только часть того, что читают жертвы кибербуллинга в социальных сетях. Преследователи, так называют тех, кто травит людей в интернете, не задумываются о последствиях своих действий. Им плевать на чувства жертв. Главное для них — унизить и запугать. И интернет только упрощает эту задачу, предоставляя анонимность, которая дает карт-бланш на любые высказывания.

ЕТВ разбирается, почему кибербуллинг стал такой проблемой, из-за чего он ничем не лучше «обычного» буллинга, в чем отличие травли в реальной и виртуальной жизни и что может стать причиной безжалостного тролинга в соцсетях. А также рассказываем истории людей, которые пережили ЭТО.

Что такое кибербуллинг и чем он опасен?

Кибербуллинг — использование социальных сетей, мессенджеров, электронной почты, мобильного телефона, форумов и SMS-сообщений для неоднократного оскорбления, запугивания, смущения и преследования человека. Этот вид травли появился недавно — канадский ученый Билл Белси только в 2007 году определил это понятие.

Несмотря на то, что исследователи заговорили о кибербуллинге только 12 лет назад, сейчас выходит множество работ на эту тему. Причина такой активности — возросшее количество травли в интернете среди подростков. Так, в США в 2018 году, по данным исследовательского центра Pew Research Center, 59% подростков подвергались преследованию в социальных сетях.

В России ситуация не лучше. По данным Регионального общественного центра интернет-технологий (РОЦИТ), в 2017 году почти половина российских подростков были целью кибербуллинга. Исследователи отмечают, что такая тенденция негативно сказывается на здоровье детей. Так, жертвы травли в интернете чаще задумываются о суициде, чаще занимаются незащищенным сексом и употребляют психоактивные вещества и алкоголь.

Что хуже — буллинг или кибербуллинг?

Первое и главное различие кибербуллинга и буллинга — жертва физически не контактирует с преследователем. Однако это не делает травлю в интернете менее опасной для человека — в сети сложнее скрыться от насмешек и осуждения. Что дает преследователям возможность издеваться над жертвой в любой момент времени.

Ольга Александрова
психолог
В отличие от традиционной травли кибербуллинг не требует физической силы или контакта лицом к лицу и в то же время возможно огромное — на весь интернет — количество свидетелей унижений. Кибербуллинг происходит в любом месте в любое время: дома, в выходные, ночью, 24 часа в сутки. Анонимность нарушителей, потенциально огромная аудитория и невозможность уйти от издевательств в безопасное место вызывают большую тревогу у жертв.
Ольга Александрова
Полина Дробина, феминистка и ЛГБТ-активистка

«Мне не хотелось утром вылезать из-под одеяла»

untitled-1.jpg

Фото: предоставлено Полиной Дробиной

Полина работает в Ресурсном центре ЛГБТ — курирует феминистское направление и состоит в пресс-службе. Из-за профессиональной деятельности и интересов ее часто травят в интернете. Первый раз Полина столкнулась с кибербуллингом, когда вела группу, поддерживающую идеи феминизма, «Пища богинь». Контент страницы был посвящен рецептам простых в приготовлении блюд. «Однажды наш паблик подвергся атаке троллей — под каждым постом было множество злобных и оскорбительных комментариев. К тому времени я несколько лет администрировала фем-паблики и привыкла к подобным налетам — и мы с другими руководителями группы все удаляли и банили хейтеров», — вспоминает она.

Однажды подписчица пожаловалась Полине на угрозы и оскорбления от участников «налета» на паблик. Пострадавшая рассказала, что преследователи создали пост на LiveJournal, в котором выложили ее личные данные. Управляющая пабликом решила заступиться за девушку, пожаловалась на сообщение и его заблокировали. Кибербуллеры были недовольны тем, что их действия пресекли, и начали травить Полину.

Одна из хейтерок взяла мою фотографию из блога и сделала оскорбительный коллаж — поместила вагину на мое лицо, составила пост с угрозами мне и моей семье. Она разместила изображение у себя в блоге, где было много комментариев, поливающих меня и мою семью грязью.

После этого Полине длительное время угрожали изнасилованием, а ее семье — физической расправой. «В те дни мне не хотелось вылезать из-под одеяла по утрам. Мне было страшно за детей. Я понимала, что нам ничего не сделают, но страх меня буквально душил. Было невероятно обидно, ведь я не сделала ничего плохого», — рассказывает она. Пострадавшая хотела подать в суд на автора сообщений, но отказалась, что заявление нужно было подавать по месту жительства преследователя — в Тюмени. Полина решила, что ездить из Екатеринбурга будет неудобно — не с кем оставить детей.

shev-0160.jpg

Фото: Дмитрий Шевалдин

Спустя время травля прекратилась. Но произошел другой случай кибербуллинга. Полине угрожали убийством после того, как она употребила в тексте феминитив. «Мне писали угрозы физической расправы и сексуального насилия. Обещали выследить и убить. Я закрыла личные сообщения, удалила комментарии и забанила агрессоров, но некоторые из них писали моим подругам. Хейтеры просили передать мне, какая я мразь и что они хотя сделать со мной при встрече», — рассказала пострадавшая. По словам Полины, есть только одна причина, из-за которой она получает угрозы уже пять лет — ее феминистские взгляды.

После кибербуллинга собеседница ЕТВ дважды обращалась к психологу, который помог ей справится с последствиями. Полина рассказывает, главное после травли — найти поддержку и обезопасить себя, закрыв личные сообщения и комментарии. «Можно обратиться в тематические сообщества, онлайн-чаты с профессиональными психологами, позвонить на горячую линию. Женщинам я рекомендую феминистские паблики. Часто бывает, что подписчицы оказывают поддержку мощнее, чем близкие. Облегчение в ситуации травли никогда не наступает мгновенно», — отмечает она.

Елизавета, школьница

«Слова убивают, оскорбление и травля тоже»

shev-0231.jpg

Фото: Дмитрий Шевалдин

С кибербуллингом Елизавета столкнулась, когда училась в одиннадцатом классе. Причиной травли стало селфи, на котором был видел бюстгальтер. «Никаких 18+, голых сосков и прочего, только кусочек кружева», — делится Лиза. Спустя несколько часов после публикации фото стали распространять по пабликам школы, где стали осуждать поведение девушки.

Из-за травли Елизавета поссорилась со своими молодым человеком, который начал унижать ее после ажиотажа вокруг публикации. «Что в этой фотографии такого он и сам не понял, но виновата все равно была я. А я даже сейчас не понимаю, в чем и почему», — делится девушка.

Меня называли шлюхой и эскортницей, вспоминая, что я работаю моделью. Разбирали меня и все, что я делала когда-либо по кускам, обсуждали в многочисленных постах и публикациях, удивлялись, что при этом я отличница и, скорее всего, все оценки проплаченные. Каждый день по десятку постов и публикаций обо мне и куске кружева. Абсурдно и больно. Мне начали писать в личные сообщения, звонить и бросать трубки. На аккаунт в ask.fm ежедневно писали угрозы и оскорбления, если точнее, в основном одно — шлюха.

Лиза вспоминает, что первые дни травли перечитывала комментарии и плакала. Она удаляла сообщения, но через некоторое время появлялись новые. Спустя три недели после кибербуллинга девушка пришла к выводу, что не делала ничего плохого и ни в чем не виновата. «Я перестала чистить аск, диалоги, прекратила болезненно реагировать на то, что пишут в группе, и заходить туда каждые десять минут в страхе увидеть что-то еще. Мне стало безразлично. Я поняла, что это абсолютно чужие для меня люди, которых через несколько лет я даже не смогу вспомнить и с которыми после выпускного видеться не буду. Я просто продолжила жить», — говорит Елизавета.

Травлю девушка связывает с анонимностью, чувством безнаказанности и отдаленности, благодаря которой она не могла ответить всем недоброжелателям. По словам Лизы, писать комментарии — легко, а чтобы сказать подобное в жизни нужна смелость и сила: «У людей, которые тратят свое время на оскорбление других в сети, нет ничего из этого».

shev-0179.jpg

Фото: Дмитрий Шевалдин

Лиза не обращалась в полицию и к психологам, чтобы справиться с произошедшим — хватило поддержки близких — мамы и подруги. Вместе они просматривали негативные посты и приходили к выводу — угрозы не перейдут в реальный мир: «Мне повезло, у меня закаленный жизнью характер и толстая кожа. Я смогла абстрагироваться, смогла понять, что эти комментарии не определяют меня, а кто-то бы не смог. Поэтому вот совет для тех, кто занимается травлей. Вы согласны взять на себя ответственность за смерть человека? Вы хотите знать, что ваши слова стали последней каплей для человека? А сами бы убить смогли? Слова убивают, оскорбление и травля тоже».

Иван Сурвилло, журналист

«Боюсь оказаться бесполезным для мира человеком»

untitled-3.jpg

Фото: прелдоставлено Иваном Сурвилло

Профессиональная деятельность часто становится причиной кибербуллинга. Так получилось и в ситуации Ивана — он журналист. За 2018 год Сурвилло сделал более 50 интервью. Его собеседники — Олег Кашин, Алексей Венедиктов, Илья Красильищик и многие другие. В марте 2019 он стал героем проекта Esquire «12 апостолов», в рамках которого редакция журнала выбирает перспективных деятелей из разных сфер. Именно эта популярность и стала причиной травли Ивана. Его высмеивали в Twitter, называли бездарностью, мажором, всезнайкой. Такое отношение к себе Иван не мог не заметить.

shev-0189.jpg

Фото: Дмитрий Шевалдин

Сам пострадавший сказал, что кибербуллинг сильно повлиял на его взгляды на жизнь — он переосмыслил свою деятельность и пользу для общества. «Я стал чаще думать о смысле жизни и начал больше зацикливаться на том, чего мало и недостаточно делаю. Боюсь оказаться бездарным, никчемным и бесполезным для этого мира человеком», — рассказывает Сурвилло.
Ольга Александрова
психолог
Чаще всего травля в интернете приводит к снижению самооценки, повреждению чувства собственного достоинства, угнетенному состоянию, депрессии, к попыткам суицида. Человек легко может начать болеть, получить физическую травму. Жертва любой травли испытывает сложности в учебе или работе, он может замкнуться, отказаться от общения, нарушится его социальная активность. Жертва кибербуллинга перестает справляться со своими жизненными задачами, и ее достоинство ломается.
Ольга Александрова

Проблему молодой человек обсудил с близкими, после чего понял причину травли и смирился с тем, что люди могут писать про него негативные комментарии. «Люди распяли Иисуса. А я хочу, чтобы они про меня хорошее в соцсетях писали. Если серьезно — большинство общих знакомых и просто людей, с которыми я обсуждал происходящее склоняются к тому, что это зависть», — заявил Сурвилло.

Психолог Ольга Александрова объясняет: «Целями кибербуллинга обычно является самоутверждение за счет унижения достоинства другого, удовлетворение от власти, своего превосходства и разрядка агрессии. В некоторых случаях кибербуллинг возникает как средство мести — некоторые люди застревают“ на негативных чувствах, не умеют разрешать конфликты или попросту трусят в реальной жизни ответить обидчику, и поэтому используют травлю в интернете. Кибербуллинг так же может также начаться из зависти. Или из желания развлечься, когда имеет место неразвитые эмоциональный интеллект и эмпатия».

Сейчас Иван перестал серьезно относиться к комментариям буллеров. «Пару раз обсудил с друзьями, поржали, пару раз серьезно проговорил со знакомыми, понял мотивацию и отпустило. Колет что-то внутри, но не сильно и все меньше», — подытоживает он.

Виктория, студентка

«Бывший возлюбленный желал мне смерти»

shev-0217.jpg

Фото: Дмитрий Шевалдин

Вика впервые столкнулась с травлей в 17 лет. Тогда она заканчивала 11 класс. Но вместо подготовки к ЕГЭ и выбора университета девушка занималась тем, что удаляла комментарии буллеров, пытаясь сохранить свое психологическое здоровье. «Мои одноклассники оскорбляли меня за то, что я была активисткой — пыталась занять позицию лидера и быть первой во всем: от учебы до внеучебной деятельности», — рассказывает пострадавшая от травли.

Одноклассникам девушки не нравилось такое поведение. «Они хотели, чтобы я не выделялась и сидела тихо», — говорит Вика. По ее словам, травля началась в школе, после чего перешла в социальные сети.
Меня называли педовкой и выскочкой, писали под фотографиями, что я швабра. Одна из преследовательниц устраивала «разбор» моих фотографий — в комментариях она писала про мои части тела и говорила, почему они некрасивые.

Спустя время травля прекратилась. За Викой стал ухаживать мальчик. «Я не хотела быть с ним, поэтому сказала, что не хочу отношений. Это, видимо, задело его самолюбие. Он и его друзья стали писать мне в комментариях и личных сообщениях угрозы. Они называли меня шлюхой, говорили, что мастурбируют на мои фотографии», — рассказывает она.

«Потом кто-то создал мою фейковую страницу. Туда выложили мои фотографии и скопировали посты. И я бы даже не узнала о ее существовании, если бы буллеры сами не написали с нее. Они говорили, что у моих родителей нет денег и они не могут позволить себе одежду. Писали, будто я хожу в обносках, всячески осуждали и оскорбляли мою семью. Я сих пор не знаю, кто это делал и зачем. Мне было неприятно читать эти сообщения — я ничем не заслужила такого обращения», — вспоминает Виктория.

shev-0192.jpg

Фото: Дмитрий Шевалдин

Вика вспоминает, что в момент травли ее никто не поддерживал. Бывший парень не пытался спорить с преследователями и защитить, а спустя время и вовсе присоединился к буллерам. «Уже бывший возлюбленный писал мне, чтобы я и мои будущие дети умерли, оскорблял мою покойную бабушку и говорил, что я скоро к ней отправлюсь», — говорит Виктория. — «Не знаю, как это получилось, но со временем я научилась не обращать внимание на кибербуллинг. Те, кто занимаются травлей в интернете — дураки, так как тратят свое время, чтобы кого-то оскорбить. Их надо жалеть».

Буллингу в соцсетях может подвергнуться любой. Поводы для травли найти очень легко на любой странице. В большей безопасности находятся те, кто делает свои страницы закрытыми (полностью или ограничивают сообщения). Но многим по разным причинам важна и нужна открытость страницы. Главное помнить, что у каждого человека есть зона повышенной уязвимости, знать ее и быть осторожными в том, чтобы публиковать материалы интимного характера или материалы, содержащие триггеры для вас самих.

Помните, что потенциальная аудитория огромна до бесконечности, и включает в себя, к сожалению, людей, которые будут рады любой возможности самоутверждения ваш счет.
Тень отца
Городские истории
Тень отца
Чернецкий, Крицкий, Баков… ЕТВ узнал, легко ли жить сыновьям известных всему Екатеринбургу отцов.
Светлана Боринская. Генетика обидеть может каждый!
Анна Чиповская и спектакль Кинастон