Архитекторы VS горожане. Истории противостояния

Общественные пространства Екатеринбурга могли быть иными. Не как сейчас. Но проекты «облагораживания» территорий советского Свердловска столкнулись с сопротивлением местных жителей.

Сегодня, когда очередной архитектурный проект, изменяющий облик города, выносят на суд общества, в соцсетях сразу находятся активные пользователи, готовые рубить с плеча: «Фу! Какой ужас!»

Сторонники этой позиции склонны критиковать настоящее и одновременно идеализировать прошлое: «В Свердловске такого не было!». Но у этой точки зрения есть и противники, которые любят впадать в другую крайность: «При советах как партия сказала, так и было. Никто и пикнуть не смел! Все принимали без обсуждений».

Однако и те и другие — не правы.

На самом деле Свердловск в прошлом (точно так же, как Екатеринбург сейчас) был растущим городом, в котором шла постоянная борьба «хорошего с лучшим» за то, какими должны быть улицы, скверы и площади. И в это противоборство активно включались горожане. Более того, они влияли на окончательное решение!

ЕТВ проанализировал застройку города во второй половине XX века и выбрал пять проектов организации общественных пространств, которые вызвали в то время ожесточенные споры.

Чтобы бронзовый Киров сапоги мыл в фонтане

sverdlovsk-28-2.jpg
Площадь Кирова в 1956 году

Фото: МИЕ

В 50-х годах прошлого века площади перед Уральским политехническим институтом хотели придать дворцовый лоск. Кроме дорожек и газонов прямо перед памятником Кирову планировали разбить грандиозный фонтан. А площадку рядом с ним покрыть дефицитным, по тем временам, асфальтом. Чтобы если не как парк Тюильри при Лувре, то почти.

Но горожане к идеям автора проекта, архитектора Гуго Шауфлера, отнесись с прохладцей. Больше всего критиков смутили асфальтированные дорожки. Это посчитали… роскошью!

Вот что писал читатель «Вечернего Свердловска» П. Ефимов на страницах газеты в 1958 году: «Весь проект оформления площади Кирова рассчитан на монументальность и помпезность. Целесообразно ли вкладывать их в площадь, когда еще целые улицы, даже в центре города, не только как следует не застроены, но и не замощены и не благоустроены? По-моему, нет нужды сооружать на площади имени Кирова сквер дворцового типа. Лучше всего разбить здесь парковый массив с естественным грунтом и дорожками».

Рачительному горожанину П. Ефимову вторил архитектор свердловского филиала «Союзгипроторга» В. Назаров. Этому эксперту пришлась не по нраву идея фонтана и асфальтированной площадки: «Постановка в центре площади большого гранитного бассейна с фонтаном не оправдана. Фонтан и его высокая водяная струя будут заслонять хороший силуэт главного корпуса политехнического института и, кроме того, забьют основной памятник площади — С. М. Кирову. Открытая асфальтовая площадка, предложенная для построения колонн демонстрантов и проведения митингов, запроектирована на трассе улицы Мира».

Так из-за того, что суровые свердловчане были в хрущевское время увлечены борьбой с «архитектурными излишествами», наш город лишился одного из фонтанов.

А ведь здорово могло бы получиться! Но — нет.

Башню на Плотике укорачиваем и превращаем в постамент

В 1963 году власти объявили о реконструкции Плотинки. В те времена ее называли Монеткой в память о том, что до революции в старых корпусах размещался Монетный двор.

Горожане активно включились в обсуждение грядущих преобразований самого центра города, который вскоре стали именовать Историческим сквером. И это общественное пространство могло бы стать иным, не таким, как мы знаем его сейчас, победи в общественной дискуссии «ревнители старины».

Выразителем мнений максимальной сохранности исторического наследия на страницах «Вечернего Свердловска» за 1965 год выступал инженер Александр Сидоров. Он писал: «В частности, мы против того, чтобы сносить существующие старые цеха на территории бывшей Монетки“. Исторический сквер должен быть, прежде всего, памятником рабочему человеку, памятником Труду. Кстати, скульптуры этого памятника уже созданы нашим земляком Иваном Шадром — это Сеятель“, Крестьянин“, Рабочий“ и Сезонник“. Довольно им стоять в музеях. Пора этим произведениям шагнуть на наши улицы и скверы».

rabochij_2.jpg
«Рабочий» Ивана Шадра мог бы взирать на Плотинку, но не сложилось

Фото: МИЕ

Парадоксально, но ратуя за бережное отношение к старинным заводским корпусам, инженер А. Сидоров не видел никакой ценности в нынешнем символе Плотинки — водонапорной башне. Он предлагал кардинально видоизменить это инженерное сооружение, сделав из него… постамент:
«Очень хорошо, если свердловчане воспользуются работами Шадра и, увеличив их до необходимых размеров, найдут им место в общей композиции сквера. Возможно, постаментом одной из таких скульптур мог бы послужить нижний каменный этаж башни, которая находится в северо-восточной части будущего сквера, напротив здания первого Дома союзов».

Оппонентом у инженера Сидорова, типичного «физика», был «лирик» — художник Лев Эппле. Со страниц «Вечернего Свердловска» он предлагал:

— Разберем сначала вопрос о том, что из себя представляют старые цеха «Монетки», которые находятся на территории сквера. Они не украшают его. Никакая реставрация и реконструкция здесь не поможет, так как они слишком велики и неудачно расположены.

Я предложил бы разобрать цехи (разобрать, а не сломать) и из кирпичей на этом же месте построить здание небольшого музея, посвященного истории «Монетки». Предлагаю, кроме этого, сохранить старинные ворота, выводящие на улицу Малышева, и шестигранную башню деревянной водокачки.

Предложение А. Сидорова относительно скульптуры Шадра едва ли приемлемо. Они могут не подойти по своей композиции и ориентировке.

В итоге власти, во время реконструкции Плотинки склонились на сторону Льва Эппле. Ворота с улицы Малышева не тронули, пощадили водонапорную башню, а вот большинство корпусов демонтировали, но так в другом месте их не собрали. Нет сейчас в этом сквере и Музея истории «Монетки». Зато есть Центр архитектуры и дизайна.

Часть проспекта Ленина сделать пешеходной. И разбить парк

skver.jpg
Проект сквера

Фото: «Вечерний Свердловск»

Удивительно, но факт! В 1971 году движение транспорта по проспекту Ленина планировали разорвать, вбив в главную городскую магистраль пробку пешеходной зоны. И эта идея пришла в голову вовсе не радикальным велосипедистам-зожникам, а архитектору Геннадию Белянкину. Более того, был готов проект, деталями которого эксперт делился с читателями «Вечернего Свердловска»:

«Все пространство от улицы К. Либхнехта до улицы Луначарского должно быть освобождено от общественного и тем более личного транспорта. Всю полосу проспекта от тротуара до тротуара в районе гостиницы «Юбилейная» [сейчас это «Гранд авеню отель» на Ленина, 40 — прим. ЕТВ] и Театра музыкальной комедии засадить зеленью — увеличить существующий сквер почти вдове. То же самое сделать и в районе Центрального гастронома и магазина «Спортивные товары» (до улицы Луначарского).

На том месте, где сейчас стоит монумент, пространство перед театром несколько раскрыть, в центре площади сделать фонтан с конкретикой, отвечающей назначению площади. И, конечно, здесь должно быть обилие цветов. Почему бы этому месту не стать главным розарием города?».

К сожалению любителей скверов, парков, пеших променадов и велопрогулок, проект зеленой площади Свердлова так и остался на бумаге. Во-первых, автомобильное лобби заявило, что эта идея будет вредна для движения транспорта. А во-вторых, расширение улиц Первомайской и Малышева (на них планировали перекинуть трафик с участка Ленина, который бы стал пешеходным) посчитали нецелесообразным и затратным по деньгам.

«Площадь безобразная. Совершенно провинциальный вид!»

g_6.jpg
Проект реконструкции площаи 1905 года

Фото: «На смену!»

В 1986 году власти вынесли на обсуждение проект, который кардинально изменил бы вид и восприятие главной площади Свердловска. Напротив здания горисполкома задумывалось отстроить контору для Управление метро. Это офисное строение по своим размерам было бы сравнимо с нынешним «Пассажем». И это было ни в какие ворота.

«Если замысел этот удастся реализовать, то на площади 1905 года возникнет громадина длинной в двести и высотой в тридцать метров. Протянется она от улицы Вайнера до улицы 8 Марта за теми двухэтажными домиками, которые стоят на северной стороне площади. Здание управления из-за своего гигантизма станет одним из доминирующих в центре», — писали журналисты «На смену!».

g4.jpg

Фото: «На смену!»

Главный архитектор института «Агропромпроект» Иван Кузнецов комментировал ситуацию так: «Вряд ли самым большим по площади должно быть Управление метро. Доминантной нужно оставить горсиполком. Для нас всех площадь 1905 года — дорогое место. Поэтому сам размер проектируемого здания представляется бестактным. Оно, кроме того, разорвет связь между площадью 1905 года и Октябрьской площадью».

Однако с этим были согласны не все. Другой эксперт во время обсуждения проекта, главный архитектор «Уралгипротранса» Виталий Рабинович, высказался столь запальчиво, что его процитировали журналисты «На смену!»: «Площадь безобразная. И дома в ней безобразные. Совершенно провинциальный вид!»

54523111_1490785337718214_7177572452552146944_o.jpg

Фото: «На смену!»

Горожане в своих откликах, опубликованных на страницах газет, отметили, что «безобразными» Виталий Рабинович назвал памятники истории. Причем один из них — пятиэтажный жилой дом на улице Володарского — по проекту постройки двухсотметрового управления метро придется снести. А ведь это — образчик конструктивизма, который «во многом определил лицо Свердловска».

Но у автора проекта реконструкции площади 1905 года Виталия Лоскутова был на эти упреки свой ответ: «Эти дома не имеют ничего общего с историей. Связь с историей только в названии площади».

Журналисты «На смену» организовали кампанию по защите облика площади 1905 года. И сумели переломить ситуацию. Проект строительства Управления метро в том виде, в котором его предлагали общественности, завернули. И жилой дом в стиле конструктивизма удалось сохранить.

Конструктивизм «Динамо» хотели снести за оскорбление патриотов

foto_mie.jpg

Фото: МИЕ

Казалось бы, кому может помешать дом-кораблик — часть спорткомплекса «Динамо», построенного в стиле конструктивизма?

Но оказалось, может. И насколько, что в 1987 году горожанам пришлось вставать на защиту этого памятника архитектуры. А все от того, что на стрелке Городского пруда в тот год власти задумали водрузить Мемориал боевой и трудовой славы Среднего Урала в Великой Отечественной Войне. А комплекс стадиона «Динамо» этому мешал, поэтому его хотели снести. Но когда горожане обстояли дом-кораблик, в СМИ разразилась дискуссия на тему: «Уместно или нет соседство мемориала и спорткомпекса?»

Писатель Борис Рябинин, консолидируя защитников конструктивизма, писал в газете «На смену!»: «Опрос общественного мнения показывает, что за сохранение стадиона Динамо“ — ну, и конечно, дома-корабля на стрелке городского пруда — выступают буквально все. За“ только архитекторы, да и то немногие. И дело, собственно, даже не столько в самом стадионе, сколько в том, что поблизости может встать Мемориал боевой и трудовой славы Среднего Урала в Великой Отечественной войне. Насколько это допустимо?»

С писателем Борисом Рябининым спорил, соглашаясь, что корпуса стадиона «Динамо» можно сохранить, архитектор Владимир Шапошник: «Есть еще и иная, нравственная сторона. Совместимы ли в такой близости эти два сооружения — символ памяти и очаг кипучей жизни? Не оскорбит ли такое соседство чувства тех, кто лично причастен к мемориалу славы?».

Этот пассаж так разозлил читателей «На смену!», то в следующих номерах они завалили редакции гневными письмами. Большинство возмутилось лукавством архитектора, который упрекал спорткомплекс «Динамо» в «кипучей жизни», но не видел проблем в стоящем рядом киноконцертном зале «Космос».

Нешуточные страсти накалились до того, что председатель исполкома Свердловского горсовета Павел Шаманов выступил по местному телевидению, чтобы успокоить разгневанных горожан. Чиновник предложил понятный компромисс: стадион «Динамо» не сносить, а Мемориал установить неподалеку. Конфликт был исчерпан, а позже от идеи Мемориала отказались. И этот проект забылся.

А писатель Борис Рябинин на страницах газеты «На смену!» эту историю противостояния прокомментировал так: «В Свердловске вообще не хватает ансамблей. Получается, что мы сами разрушаем их. Строим, потом на ум кому-то приходит что-то другое, и мы уничтожаем построенное, либо останавливаемся на полдороги, чтобы на этом месте соорудить что-то иное».

Точнее не скажешь.

Шаурма живет три года
Городские истории
Шаурма живет три года
Есть ли у киосков в Екатеринбурге шанс выжить и что произойдет с ними в недалеком будущем.
Гости Екатеринбурга
План развития ЦПКиО
План развития ЦПКиО
От Светланы Зенковой
Главные новости Екатеринбурга
Главные новости Екатеринбурга 18.03.2019
Главные новости Екатеринбурга 18.03.2019
От Надежды Марковой
Екатеринбург другими глазами: «В город меня привела любовь»
Екатеринбург другими глазами: «В город меня привела любовь»
Чех Йозеф Коварик приехал в Екатеринбург девять лет назад как путешественник. Но остался в городе. И теперь называет Екатеринбург своим вторым домом.