Детская травма

Почему девушку из детдома не взяли работать в банк, можно ли победить на ринге «домашних» детей, не стать неофитом, обратившись к Богу, и как жить, если первое детское воспоминание — похороны наркомана.

Воспитываться в детском доме значит вырасти преступником, наркоманом, алкоголиком. Или остаться на улице под забором. Такое будущее чаще всего ждет тех, кому не повезло с родителями. Чтобы случилось именно так, есть объективные предпосылки: детдомовцы зачастую не умеют жить самостоятельно и, покидая сомнительную «зону комфорта», тем не менее, катятся вниз. И как бы обидно это ни звучало, у окружающих складывается образ выпускника детдома, который не умеет тратить деньги, жить в социуме, строить отношения…

Но детский дом и неудачная жизнь — вещи не взаимосвязанные. На деле судьба ребенка зависит от многих факторов, в том числе, от того, кто окажется рядом, когда подросток покинет приют. ЕТВ нашел выпускников детдомов, которые доказали, что жизнь без родителей и интернат не приговор.

Александр Муфтахитдинов, 22 года

Жесткий подход

« Мне ставили ультиматум: не сделаешь уроки — не пойдешь на тренировку»
Коллаж: Николай Пекарский ,   ЕТВ
Коллаж: Николай Пекарский, ЕТВ

До пятого класса Саша почти все время жил в детском доме. Подъем, завтрак, школа, домашние задания, ужин и сон. Дни шли однообразно, поэтому сейчас он не очень любит говорить о том времени. Помнит только, что ребята ладили друг с другом, и он не жаловался на жизнь. В пятом классе Александр начал заниматься спортом. «Друг рассказал, что к ним приходили из секции кикбоксинга, и позвал меня на тренировку. У нас тогда не было выбора, куда идти, и я решил попробовать себя в этом», — вспоминает Александр.

Пятикласснику понравились тренировки и он понял — ему без них не жить. И стремился быстрее распрощаться с домашкой, лишь бы успеть на кикбоксинг. «Мне даже ставили ультиматум: если не сделаешь уроки, не пойдешь на тренировку. В итоге у меня улучшилась успеваемость, поэтому я хорошо закончил школу. Я благодарен спорту за это. Он заставил меня быть более дисциплинированным», — отмечает выпускник детского дома.

Кроме дисциплины спорт принес Александру Муфтахитдинову золотые и серебряные медали. До девятого класса он регулярно выезжал на соревнования. На чемпионатах России мальчик превосходил «домашних» детей: дважды становился первым и столько же раз получал серебро. Но пришло время думать не только о спорте, надо было определяться с профессией. Саша выбрал электрогазосварку и отправился в училище Екатеринбурга, поселился в общежитии. Парню повезло с окружением. Никто и никогда не вспоминал о том, что он детдомовский.

Как общаться с детьми, которые остались без попечения родителей, не понаслышке знает координатор социальных проектов движения «Про.Добро» Яна Вегера. О том, как девушка помогает детдомовцам, ЕТВ писал в рубрике «Спасатели».

Яна Вегера
Яна Вегера
Координатор социальных проектов движения «Про.Добро»
Ребята в детдоме — такие же дети, как и все остальные, просто есть в их жизни непростые страницы. Категорическое табу — что-то плохое говорить про семью. Лучше отказаться от осуждения. Выслушать, нейтрально спросить, помочь наладить контакт с родней, поддержать, если контакт не получился. Я решила, что могу помочь детям без семьи найти эту самую семью или хотя бы старших разумных друзей. Это мой способ помогать, который работает. Приемным родителем я стать не готова, но умею связывать людей и создавать обстоятельства для их знакомства и дружбы. Это поспособствовало появлению нескольких приемных семей в нашем городе.

Доцент кафедры педагогики и психологии образования УрФУ Рустам Муслумов согласен с тем, что воспитанников не нужно причислять к «другим».

Рустам Муслумов
Рустам Муслумов
Доцент кафедры педагогики и психологии образования УГИ УрФУ
На мой взгляд, не надо вести себя как-то особенно. Больше всего в общении ценится искренность, интерес к другому. К сожалению, в нашем обществе сильна тенденция к стигматизации — навешивании социальных ярлыков. Стигматизированный человек не всегда может противостоять сложившемуся мнению, часто подсознательно стремится его оправдать, тем самым попадая в еще большие неприятности. Не стоит обвинять человека в том, что он из детского дома, или оправдывать его поступки и поведение этим, проявлять жалость, подразумевая, что он не способен на что-то в силу своего происхождения.

Но вернемся к Александру. Окончив учебу в колледже, молодой человек решил получить еще одну специальность — мастера кузовного ремонта. Вторая профессия оказалась более интересной и разнообразной: Александра научили выправлять металл и красить его. Но поработать после учебы толком не получилось — выпускника детского дома забрали в армию.

«Мне повезло — я попал в хорошие войска. Сначала нас направили в учебку в Москву, потом уже в Питер в боевуху. Там я стал заместителем командира взвода», — говорит Александр. Новобранец не столкнулся ни с дедовщиной, ни с колоссальными нагрузками. По словам спортсмена, гораздо сложнее было психологически. В это время в Екатеринбурге его ждала любимая девушка. И дождалась.

Сейчас Александру 22 года. Он вернулся из армии два месяца назад и сразу стал тренировать подростков. О своей работе воспитанник детского дома рассказывает: «Мне нравится учить детей чему-то новому и наблюдать, как они достигают успехов в спорте. Я тренирую ребят постарше, от 13 лет, потому что у меня жесткий подход, без поблажек. А как иначе? Если не будешь стараться, ничего в этой жизни не добьешься».

О дальнейшей жизни герой ЕТВ рассуждает кратко. Хочет «жить, как все»: строить семью, воспитывать детей. Уезжать из уральской столицы Александр не планирует. «Хочу остаться в Екатеринбурге, потому что здесь есть перспективы для развития. В Москву не стремлюсь. Там, конечно, еще больше возможностей, но слишком суетно. В Питере тоже. А еще все там погрязло в наркотиках и алкоголе, и мне это не нравится», — замечает Александр.

Михаил Логинов, 29 лет

Команда побеждать

« Мне почти тридцать, но у меня до сих пор нет своей семьи»
Коллаж: Николай Пекарский ,   ЕТВ
Коллаж: Николай Пекарский, ЕТВ

Михаил Логинов попал в детский дом № 153 в Екатеринбурге в три года. Его, как и братьев, забрали от пьющих родителей. Это были тяжелые девяностые, и первое детское воспоминание — похороны подростка, который баловался наркотиками. Отрицательное представление о детдомовцах из того времени перекочевало в XXI век и засело в головах, считает Михаил. Он объясняет, 25 лет назад в детских домах работало мало воспитателей, и уследить за всеми было трудно. Сейчас жить сиротам стало лучше.

Кроме того, многое зависит от детского дома, в который отправят ребенка. Михаил попал в хороший, совмещенный со школой. Выходить из здания не приходилось (разве что погулять): в спальню, столовую и на уроки можно было попасть через длинный коридор. После основных занятий школьников обучали музыке, Миша играл на фортепиано. Но жизнь связал не с музыкой, а с футболом.

«У нас был тренер, который работал в одной из школ на Ботанике. На полставки он занимался с детским домом. Подтянул меня в команду. Сам тренировать я стал, когда был на втором курсе строительного института. Светлана Александровна, мой бывший воспитатель, попросила меня занять ребят. Предложила приходить каждую неделю. И я заинтересовался. Начал разбираться, а как делают так, чтобы команда побеждала?» — рассказывает Михаил Логинов о своем увлечении.

Фото предоставлено Михаилом Логиновым
Фото предоставлено Михаилом Логиновым

В девятом классе Михаил выбрал профессию бухгалтера и начал готовиться к экзаменам в колледж Ползунова. Заботливые воспитатели нашли для подростка репетиторов, которые согласились безвозмездно помочь ему. Бухгалтером герой ЕТВ решил стать, потому что считал, экономическая специальность поможет заработать.

Позднее Михаил понял, что ему необходимо высшее образование и поступил на физтех, где проучился полгода. Но через год подал документы на строительный факультет УрФУ, где ему понравилось больше. Закончив вуз, юноша поступил в магистратуру ВШЭМ УрФУ, но задержался там на год — понадобились деньги, и учеба отошла на второй план.

Сейчас герой ЕТВ живет в квартире на Сортировке, получить которую ему помог брат, и тренирует детей в Малом Истоке и в школе на Сибирском тракте. Если получится, хочет вернуться в магистратуру. Но несмотря на то, что у Михаила есть любимое дело, образование и квартира в Екатеринбурге, он не считает, что сделал все, чтобы перечеркнуть детдомовское прошлое: «Мне почти тридцать, но у меня до сих пор нет своей семьи».

Яна Вегера называет несколько условий успешной социализации. Если верить ей, то Михаил как раз попадает в категорию тех, кому удалось наладить связь с обществом. Пускай и не на сто процентов.

Яна Вегера
Яна Вегера
Координатор социальных проектов движения «Про.Добро»
Социализация считается успешной, когда человек способен самостоятельно обеспечить свою жизнедеятельность, когда он комфортно сосуществует с обществом, реализует себя в профессиональном ключе, умеет любить и выстраивать долгосрочные отношения. То есть способен зарабатывать, реализовать себя с пользой обществу и развивать отношения как с противоположным полом с прицелом на семью, так и с окружением в целом. В полной мере дать устойчивый фундамент для такого комплекса может только любящая семья, в которой эти же тезисы взяты за основу существования.
Ирина Кутыгина, 28 лет

Круг общения

« Многие из них плачут — боятся вступать во взрослую жизнь»
Коллаж: Николай Пекарский ,   ЕТВ
Коллаж: Николай Пекарский, ЕТВ

В детском доме, где воспитывался Михаил Логинов, были и группы для девочек. В одну из них попала Ирина Кутыгина. В три года ее забрали от мамы, которая попала в тюрьму.

Вспоминая детство, девушка рассказывает: «Если ты сразу себя не поставишь, поставят тебя. Тут либо ты, либо тебя». Общение у девочек в детском доме специфическое. Обычно они дружат не с кем-то, а против кого-то. Ирина же больше тянулась к «домашним» детям и взрослым. Она находила общий язык с воспитателями и даже бывала в гостях у одной из женщин, которая дежурила по ночам. «Но я не хотела, чтобы меня удочерили. В 12-13 лет поняла, что не нуждаюсь в приемной семье», — вспоминает девушка.

Ирина всегда стремилась к независимости, поэтому и работать начала рано. В 13 лет девочка убирала мусор, мыла спортзалы и знала цену деньгам. «Когда ребята выпускаются из детского дома, многие из них плачут, потому что бояться вступать во взрослую жизнь. Никто не будет кормить, одевать, обеспечивать, — объясняет Ирина. — Мне, наоборот, хотелось жить самостоятельно. Я была к этому готова».

Яна Вегера
Яна Вегера
Координатор социальных проектов движения «Про.Добро»
В детском доме ребенок не принимает решений, не имеет как такового выбора, не несет ответственности, не видит нормальных взаимоотношений, присущих любящей семье. Он может научиться играть в хоккей или мастерски прятать сигареты, но принимать осознанные решения, основанные на каком-то анализе и прогнозе, нет. Поэтому подросток выходит в жизнь и сталкивается с тем, что нужно самому о себе заботиться, прогнозировать последствия своих поступков, выстраивать стратегию своего существования и взаимоотношения с обществом, нести ответственность. И не знает, что делать, потому что или в принципе не делал этого в детстве, или делал бессистемно в формате мероприятия.

Затем Ирина пошла учиться на швею, но к концу первого курса задалась вопросом: «Неужели так будет дальше? Я получу профессию, выйду замуж, нарожаю детей. И все? Такая скучная жизнь меня ждет?» От мамы у нее была комната в микрорайоне Компрессорный, но жить она там не могла — ее законные квадратные метры заняли непонятные люди. На фоне обыденности и рутины выпускница детдома начала ходить по клубам и баловаться легкими наркотиками.

К счастью, подруга посоветовала Ирине обратиться за помощью к ее знакомым из церкви. Так она впервые попала в большую и дружную семью Андрея Дмитриевича и Натальи Сергеевны. Они стали для девушки тетей и дядей. Через некоторое время знакомый юрист помог Ирине восстановить ордер на комнату и стать ее полноправной хозяйкой.

Параллельно бывшая воспитанница детского дома стала чаще и чаще посещать церковь и активно помогать в работе общественной организации, которой руководили дядя Андрей и тетя Наташа.

Девушка крепко подружилась с Натальей Сергеевной и Андреем Дмитриевичем и их тремя детьми. А потом семья предложила Ирине перебраться к ним. «Если раньше по моему внешнему виду и манере общения было видно, что я из детского дома, то потом люди стали удивляться, когда я говорила им, что выросла в интернате», — улыбается девушка. По совету тети и дяди она продолжила учебу: поступила в Уральский колледж бизнеса, управления и технологии красоты на банковское дело. К сожалению, никто не предупредил Ирину, что работа в финансовом учреждении ей не светит. Всему виной мамина репутация. Поэтому за полтора года девушка получила базовое образование и не стала углубляться в профессию дальше.

А взялась за сладости из Швеции — знакомые Андрея Дмитриевича решили открыть в уральской столице магазин. Но иностранный бизнес прогорел, а Ирина к тому времени уже получила права и купила машину в кредит. Тогда тетя предложила племяннице пойти на концерн «Калина». Ирина до сих пор вспоминает, как ей повезло с трудоустройством: «Я пошла туда оформителем готовой продукции. На десятый день поняла, что я останусь без спины“, и решила уволиться, но в этот же день меня позвали кладовщиком. Для Калины“ это редкость, потому что мне обещали повышение в лучшем случае через восемь лет». Во время работы на «Калине» девушка встретила своего будущего мужа Никиту: познакомились во время сплава по Чусовой, где было много молодежи из разных церквей. Вместе ребята уже третий год.

Фото предоставлено героиней публикации
Фото предоставлено героиней публикации
Ирина с мужем Никитой

Через три года кладовщиков «Калины» сократили, но нашей собеседнице повезло снова. «Чудесным образом я нашла KDV-group [один из крупнейших в России пищевых холдингов, специализирующийся на выпуске кондитерских изделий — прим. ЕТВ], куда устраивалась кладовщиком, а в итоге меня с распростертыми объятьями приняли на должность оператора 1 °C», — с радостью делится Ирина.

Девушка любит свою работу. У нее много друзей. И церковь. Только теперь обитает она не у тети и дяди, а на съемной квартире с мужем. И уже не считает свою жизнь скучной, как когда-то на первом курсе училища, а мечтает о своем доме и трех детях, которые не вырастут потребителями и эгоистами. На вопрос, что же ей помогло в жизни, Ирина отвечает: «Огромную роль играет круг общения. Если человек попадает в плохую компанию, то рано или поздно падает на дно. Мало людей, которые могут твердо ответить нет“ разным соблазнам. Мне повезло, что церковь вовремя появилась в моей жизни. Я уже десять лет верующий человек и благодарна, что Бог терпел меня и направлял. Второе, что очень важно, — иметь перед собой цель. И если ты достигаешь ее, ставь перед собой новую».

Евгений Заверткин, 34 года

Делать добро

« Опекунство — вынужденная мера. Никто не обязан с тобой сюсюкаться»
Коллаж: Николай Пекарский ,   ЕТВ
Коллаж: Николай Пекарский, ЕТВ

В отличие от Ирины Кутыгиной Евгений Заверткин сделал церковь своей работой. Он пришел к Богу в старших классах, когда знакомый рассказал о православных гостях, приходивших в детдом. После девятого класса Евгений поступил в церковное училище в Верхотурье. Там он жил, как в детском доме, в замкнутом пространстве, где учеников распределили на группы и поселили в палатах. Мальчик, который ждал от мира только добра, разочаровался спустя полгода. «Есть такое слово неофиты“. Когда люди только приходят к Богу, они думают, что все православные святые. Когда я поступил в училище, то обнаружил, что здесь есть ребята, которые курят, матерятся. Я не мог понять, как можно жить при монастыре и так себя вести», — описывает свое удивление Евгений.

Потом собеседник ЕТВ приехал в Екатеринбург, чтобы пройти медкомиссию в военкомате, и больше не вернулся в училище. Батюшка, с которым наш герой общался еще во время жизни в детдоме, предложил приютить Евгения в Храме Успения Пресвятой Богородицы. И выпускник интерната остался, поступил в вечернюю школу, а позднее в РГППУ, чтобы стать теологом. Три года назад он получил высшее образование. И понял, что с поведением ребят в училище можно было смириться: «Благодаря православию я лучше понял мир. Что он не будет добрым, что есть люди грешные, а не только хорошие. Что тебя могут обмануть. Начал взвешивать на весах, хороший человек или плохой. Кроме того, я стал больше следить за собой. Я ведь понимаю, что я не безгрешен, но стараюсь делать добро и помогать другим».

Евгений продолжает работать в Храме Успения Пресвятой Богородицы, преподает в воскресной школе. У него есть любимая жена Катя, с которой он познакомился три года назад на церковной ярмарке.

Также ему удалось получить квартиру. «Когда поступил в училище, надо мной взяла опекунство служительница храма. Она помогала мне с жильем, вместе со мной обивала пороги администрации Ленинского района. В конце концов, мне выделили квартиру на Химмаше», — говорит наш герой.

Яна Вегера
Яна Вегера
Координатор социальных проектов движения «Про.Добро»
Если кровная семья не может дать никаких основ ребенку, то надо искать приемную, замещающую. Суть — у каждого ребенка должен быть значимый взрослый, на пример которого можно опираться, который выступит защитником и транслятором опыта, а также поддержит и не отвернется. Ну и по убывающей это: кровная семья, приемная семья, гостевая или патронажная семья, наставник.

Одним из таких наставников в жизни Евгения была воспитательница детского дома. Именно она научила выпускников жить самостоятельно: готовить, экономить деньги и объясняла, как им придется жить дальше. Поэтому смышленые ребята сами ходили в банк и откладывали деньги, скидывались на подарки друг другу или покупали что-нибудь нужное для группы. Помогали, казалось бы, самые обычные праздники: «Например, у нас был праздник осени, когда ребята готовили салаты, украшали их грибочками и презентовали в столовой. На рождество мы лепили пельмени. Нам выдавали фарш, тесто. Сколько мы успевали налепить, столько и съедали».

Евгений говорит, что многие выпускники стремятся выкинуть из памяти детский дом, как нечто ужасное. Но это неправильно. И если кто-то из воспитанников вернется сюда с добром, его не прогонят, а постараются помочь. Но это не значит, что нужно садиться на шею другим: «Необходимо понимать, что никто ничего за тебя не сделает. Я нашел в своей жизни хороших людей, которых взяли меня под крыло, но я знал, что опекунство — вынужденная мера, и никто не обязан со мной сюсюкаться». Евгений Заверткин считает, чтобы не свернуть на кривую дорожку, необходимо четко понять, чего ты хочешь добиться. А чтобы не было соблазнов, важно найти близких по духу людей, которые будут помогать в этой непростой жизни.

Фото на главной и в тексте: pixabay.com, герои публикации
Коллажи: Николай Пекарский, ЕТВ

ЕТВ благодарит героев материала за помощь в подготовке текста и предоставленные фотографии


Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам