«Меня и так все бьют!»

Что происходило в Березовском, почему шесть лет женщина-инвалид подвергалась насилию и все вокруг молчали?

Воскресный вечер. Сумерки. Березовский. Улица Пролетарская. Частный сектор вперемешку с двухэтажными кирпичными домами. В подъезде, где находится та самая «нехорошая квартира», в которой шесть (а то и семь) лет подряд грабили и регулярно насиловали женщину со второй группой инвалидности, кромешная тьма. Как хорошо, что мне хватило ума позвать с собой друга, а не отправляться на журналистские подвиги в одиночестве.

Стучу в квартиру на первом этаже, слышу, как хозяин подходит к двери, но не открывает. Стучу в соседнюю — тот же результат. Тут скрипит подъездная дверь и вместе с лучом маленького карманного фонарика появляется маленькая женщина. Как выясним позже — одна из тех, кто несколько лет тщетно пытался обратить внимание служб на прописавшийся беспредел в их подъезде.

Светлана Ермолаева, соседка

«Она месяцами ходила голодная как собака»

«Если бы я сама покупала эту квартиру, я бы никогда не взяла жилье в этом доме. Но покупала дочка-студентка, а сами мы приехали из Сибири. У меня муж после инсульта, и без того забот хватает, а тут еще такая Наташа. Как я понимаю, она оказывала интимные услуги. Может, чтобы подзаработать (пенсия-то у инвалидов копеечная). Может, потому что как все психически больные была сексуально озабоченная. Я не знаю. Но к ней ходили все — черные, белые, молодые, старые. Одно время, давно уже — у нее регулярно появлялся такой ухоженный солидный мужчина, не чета ее обычным кавалерам. Тетки наши говорили, что это отец ее младшего ребенка. У нее был сын. Точнее два — старшего забрали давно, он уже выпустился из детдома и живет в городе. А младшего забрали в 2012, тогда ему было три годика. Хорошенький такой мальчишка!».

Светлана Гавриловна живет в квартире рядом. Дверь в дверь. Может быть, еще и поэтому все эти годы не могла просто закрыть глаза на происходящее. Потому что это происходящее проникало к ней в квартиру в виде крыс, тараканов и мух. В виде ночных криков и пьяных скандалов. Однажды соседка вязала и перерезала Светлане провода — как выяснилось, приревновала к своим «женихам».

f1b24577-f9fe-4235-8d6c-c815b54d6e6c.jpg
Дом, в котором находится «нехорошая квартира»

Фото: Оксана Маклакова

— Мужики у нее менялись как перчатки. Каждый раз она все говорила, что замуж выходит. Мы их не считали, этих мужей. Последний держал притон в соседнем доме. Он регулярно ходил с ней на почту получать ее пособие по инвалидности. Дня за три они все деньги пропивали, после чего она месяц ходила голодная как собака. Приходилось подкармливать — у нее ведь в квартире ни света, ни газа, ни воды. Все отключили еще несколько лет назад за долги.

— А можете показать ее квартиру?

Ой, я бы на вашем месте не рисковала, заразу собирать. Я открою, но с вами не пойду.

Поднимаемся на второй этаж. Квартира номер 16. Деревянная дверь, железный висячий замок. А за ними — нагромождение гниющего мусора: старое кресло с разорванной обивкой, сломанная детская коляска, тряпки, коробки, невыносимый запах и мухи, которые начинают оживать при свете фонаря. Невозможно представить, чтобы здесь кто-то жил.

Хозяйку квартиры увезли неделю назад на скорой. Медиков вызвали соседи после очередной драки. Наталью из квартиры практически выносили — лицо было похоже на один сплошной синяк, шея перекошена.

Анна Иванова, соседка

«Что нам теперь, ждать, когда ее убьют?»

Анна — вторая соседка Натальи. Именно она написала пост в «ВКонтакте», который привлек внимание СМИ и депутата Дмитрия Ионина. В доме на Пролетарской она живет с 1992 года. Помнит, как Наталья заезжала и была вполне вменяемым человеком. Следила за собой, одевалась как все. Это в последние лет семь ситуация усугубилась — Наталья стала ходить в подвенечном платье, в трех шубах, в домашних тапочках на улицу и в магазин.

— Она ведь в общем не буйная. Никогда не дралась. А вот ее саму поколачивали регулярно. Однажды я зашла в подъезд, а она моет пол — кондиционером для белья, воды то у нее дома не было. И запах такой едкий от эфирных масел и отдушек. Я спрашиваю: «Наташа, чем ты пол моешь?» А она тут же в слезы: «Только ты не бей меня, меня и так все бьют!» А я ведь даже и не думала ее трогать. Или 12 января, когда стояли 30-градусные морозы, она босиком убежала из дома на улицу Красных героев, где «Пятерочка» и «Монетка», и спряталась там в каком-то железном вагончике — меня нашел грузчик, который ее заметил. Вызывали врачей, я принесла ей валенки из дома. Тогда она сказала нам, что ее изнасиловали, и жаловалась, что болит ребро, — рассказывает Анна.

Инвалид без защиты

Видео: «Главные новости Екатеринбурга»

Только что все то же самое она сообщила полицейским. После публикаций в СМИ отдел МВД России по Березовскому начал тщательную проверку сведений о том, что жительницу города с инвалидностью несколько лет насиловали и грабили трое мужчин, устроивших в соседнем доме алкопритон. Соседки Анна и Светлана удивляются, что после стольких лет их проблему вдруг заметили и услышали. Однако лишних вопросов не задают и надеются, что у них и у Натальи теперь начнется нормальная жизнь. Сама пострадавшая сейчас находится в психиатрической больнице на Сибирском тракте.

Знаете, что меня удивляло все эти годы? Что человека насилуют, грабят, а никому и дела нет. Я ведь не одна слышала эти крики по ночам, правда? У нас в подъезде есть мужчины, и ни один из них ни разу не вышел, чтобы прекратить это безобразие. Даже когда посреди ночи в квартиру к Наталье пришли эти алкаши и стали выламывать ванну и перебудили весь подъезд.

— Я живу одна и я, конечно, опасаюсь, вдруг эти Натальины собутыльники решат мне отомстить. Но молчать я тоже не могу. Что мне теперь, ждать, пока они ее убьют, а потом всю жизнь со своей совестью мучиться, что я была свидетелем всего этого? — задается вопросами Анна.

Главный вопрос, который волнует Светлану Гавриловну, что будет, когда Наталью «подлечат» и отпустят обратно, что уже не раз бывало — поселят ли женщину с расстройством в стационар или все вернется на круги своя.

— Она ведь еще не старая. Ей всего 49 лет. Но кажется, ее эта жизнь с побоями, насилием и крысами в квартире совершенно устраивает. Я ведь несколько лет назад пыталась оформить ее в психоневрологический интернат, ходила в соцзащту, начала даже собирать документы. И вот я ей говорю: Наташа, там ты будешь всегда сытая, в чистоте, там о тебе будут заботиться. А она мне знаете что ответила? «Идите сами туда, я живу счастливее вас всех!». И наотрез отказалась.

Миля Аксенова, психоаналитик

«Они не хотят, чтобы их спасали»

— Такие люди, как героиня этой мрачной истории, не хотят, чтобы их спасали. В ее мире действительно все хорошо. Заваленная мусором квартира, странные мужчины, которые ее бьют, мухи, — она этого всего не замечает. Это ее зона комфорта. И она не хочет, чтобы ее спасали. К сожалению, вылечить это невозможно. Можно лишь на время обострения купировать симптомы. Что действительно опасно — это ее квартира. Однажды, я видела, как освобождают такую «плюшкинскую квартиру». Вы не поверите — из маленькой двушки там вывезли несколько грузовиков мусора.

На самом деле ничего смешного здесь нет — такое патологическое накопительство несет массу угроз. В квартире силлогомана может найтись все, что угодно — от мумифицированных останков любимой кошки, с которой хозяин не смог расстаться, до трупа собутыльника. Такие истории тоже бывали. Но кроме всего прочего — от температуры гниения может возникнуть тление и как следствие пожар. Не говоря уже о банальной антисанитарии.

Юлия Федотова, юрист

«Можно наказать службы за халатность»

— То, что женщина довела свою квартиру до такого состояния, нарушает права всех жильцов. И по суду можно обязать ее (или других собственников, если они есть) привести квартиру в нормальное состояние. Поместить душевнобольного человека в специальное учреждение можно либо по его желанию, либо признав его недееспособным или опасным. Ничего из перечисленного здесь, похоже, нет.

А вот, что есть — это халатность со стороны социальных служб и полицейских. Органы опеки должны были следить за тем, чтобы права женщины соблюдались. Вместо этого она подвергалась насилию. Если следы побоев и факты насилия зафиксированы, то можно попытаться привлечь службы за халатность.

Фото: pixabay.com
ПС. Спасибо за неравнодушие и моральную поддержку Петру Головину.
Любовь к сварке
Городские истории
Любовь к сварке
ЕТВ рассказывает о «мужской» профессии через призму женского взгляда.
Ольга Славникова: «Что-то будет!»
На сцене
Золотая маска и Чеховский фестиваль в Екатеринбурге
Золотая маска и Чеховский фестиваль в Екатеринбурге
От Валентины Макаровой
Попрошу без рук
Городские истории
Попрошу без рук
История, похожая на рождественское чудо: как уральский шахматист научился печатать глазами.