Екатеринбург другими глазами: «В России у меня нашли лишний вес»

История итальянца, который переехал в Екатеринбург по любви.

ЕТВ продолжает рассказывать про иностранцев, которых занесло в уральскую столицу. Сегодня — история об итальянском преподавателе Кристиане Тропеа. Он родился и вырос в Милане, работал во Франции, Англии, Бельгии и даже на Мальте, знает шесть языков. Жизнь Кристиана, лингвиста по образованию, кардинально изменилась, когда он познакомился с екатеринбурженкой на Facebook, — и влюбился. Вскоре Алена огорошила миланского парня, который надеялся, что девушка его мечты переедет в Италию: «Я хочу жить в Екатеринбурге», — сказала она.

Как миланец Кристиан столкнулся с бюрократией в Екатеринбурге, почему его чуть не стошнило от сельди под шубой и что итальянцы думают о России — читайте в материале ЕТВ.

— Обычно я хожу очень быстро, поэтому не страдаю от холодов, — мы встречаемся с Кристианом в разгар февральских морозов. — Каждый день езжу на общественном транспорте, машину пока не купил. Но скоро займусь этим, ведь двое детей уже. Надо сказать, что ваш общественный транспорт удобнее миланского.

— Да ну?!

— Здесь много возможностей. Я живу на Амундсена. Если нельзя сесть на троллейбус, всегда есть вариант с маршруткой. Катался и на метро. В Милане четыре линии. Смешно, но у нас есть первая, вторая, третья и пятая. А четвертой нет! Потому что она пока только в проекте.

mol_1386.jpg

— У нас вообще только одна ветка.

— Да, жалко! Потому что в Екатеринбурге много пробок. И по дизайну, кстати, у вас хорошее метро. В Милане оно — «basic» (базовое, обычное — пер. с англ). В Москве, конечно, удивительно красивое [метро]. В Петербурге я тоже бывал, тоже сказка. Прекрасные города.

Сейчас я пишу книгу о своих приключениях в Екатеринбурге. Она еще не готова; я даже не знаю, где буду издавать. Пока это просто хобби. Еще начал другую книгу — художественную, роман. Пишу книги в маршрутке, на итальянском. Пока стою в пробках, успеваю по две с половиной страницы напечатать. Не теряю время зря.

«Мой первый ученик был ленивцем»

— Вы родились в Милане. Чем запомнилось детство?

— Не совсем в Милане, но можно и так сказать. От центра жил в семи километрах. Население моего района — 40 тысяч человек, его фактически считают за отдельный город. А детство было нормальное, родители у меня очень хорошие. В футбол играл каждый день, в Италии им болеют (смеется).

Говорят, что на моей Родине есть проблемы с ворами-карманниками, особенно в этом плане на слуху Неаполь. Но я особо не сталкивался. Если думаешь о своем и не обращаешь на преступников внимание, то все хорошо. В Екатеринбурге у меня тоже проблем с гопниками не было. Уже говорил, что всегда быстро бегаю (смеется). Однажды ехал на 070 маршрутке и увидел человека, который странно двигался, пытался обокрасть девушку. Что ж, не без этого.

— Почему вы решили стать преподавателем?

— Ох, это было давно! Я только заканчивал университет и работал в ресторане. Там однажды меня несколько родителей и спросили: «Ты хочешь учить моих детей английскому и французскому? У них плохо получается». Решил попробовать.

Помню первого студента. Как у вас по-русски называют человека, который медленно двигается? Лен… Лени…

— …ленивец?

— Да-да! Он был абсолютный ленивец. Подумал, что если каждый будет таким, то никогда не стану учителем. Но второй оказался нормальным, и я как-то успокоился.

Когда получил высшее образование, поехал в Англию, на Мальту. Там у меня были подростки, работал два года. Потом пошел в сферу логистики. Была возможность говорить по-английски и по-французски. Сейчас я понимаю шесть языков, разговариваю на четырех: испанский и немецкий немного позабыл. Самый трудный язык? Конечно, русский. Грамматика очень трудная. Мне сказали, что когда говоришь по-русски, голос должен идти назад, а на итальянском и английском он идет вперед. Тяжело перестраиваться. Есть несколько слов, которые до сих пор трудно выговаривать.

mol_1191.jpg

Так вот, потом я переехал во Францию. Ну, как переехал. Я работал в Страсбурге, а жил в Германии. Просто там жилье дешевле, а ехать оттуда — минут десять: Страсбург располагается прямо на границе. Было здорово! Трудился во французской логистической компании.

Потом стало очень печально, потому что переехал в Бельгию. Там я жил всего месяц, и сейчас объясню почему. Ответственности стало больше, а зарплата не выросла. Работал по 90-100 часов в неделю. Нервничал, плохо спал, растолстел… Вернулся в Милана в свою же компанию, работал там в общей сложности еще 2,5 года.

Примерно в это же время я встретился со своей девушкой из Екатеринбурга. Мы познакомились на Facebook в группе по языковому обмену. Она изучала итальянский, очень хорошо писала. Когда первый раз увиделись, я начал быстро говорить по-итальянски, а она сказала — нет-нет, давай по-английски (смеется). Это был 2012 год. Забегая вперед, в 2014-м мы поженились — в Екатеринбурге.

Поскольку я работал в логистике, и у нас все уже было серьезно, спросил: «Что будем делать? Где будем жить?» Я был уверен, что она скажет: «Ну, давай я поеду в Италию». Но она заявила, что хочет остаться в России. Это оказалось сюрпризом. Я сказал: «Ну ладно, тогда я поеду к тебе!» Она, конечно, сначала подумала, что я с ума сошел, мол, климат тяжелый, язык трудный. Но я парировал: другого варианта нет.

«Обратно в Италию? А зачем?»

— Как прощались с компанией, где работали?

— Я попросил, чтобы меня отпустили на два месяца. Но получил отказ. Поэтому сказал, что увольняюсь. А они — мне: «Ты что делаешь? С ума сошел? Это самая большая ошибка в твоей жизни». Я ответил, что мне нравится ошибаться.

В Екатеринбург переехал в октябре 2014 года. Сначала жил здесь два месяца. Мы сыграли свадьбу, я стал оформлять РВП — разрешение на временное проживание. Ждал, чтобы УрФУ мне отправили рабочую визу, потому что сначала с ними подписал договор. Ждал, ждал… Два месяца прошло, и я уехал в Италию.

8 марта начал работать, и мне написали: «Ваша рабочая виза готова». Кошмар! Мне стало жалко компанию. Я работаю три недели и скажу «извините»? Кроме того, там был очень чувствительный руководитель. Он меня изначально спрашивал: «На что будешь менять работу? Я сказал: если и буду, то только на преподавательскую».

mol_1322.jpg
Конечно, когда я получил визу, то решил уволиться: «Меня пригласили в Россию, хочу уехать обратно». Руководитель ждал на паркинге, он улыбался: «Я знал! Очень рад за вас!» Мне было непривычно, такое человечное отношение. В прошлой компании было не так.

1 апреля 2015 года я снова приехал в Екатеринбург — и остался тут навсегда. Когда первый раз оказался в своем доме на Амундсена, увидел все эти серые здания и подумал: «Где я? Что я здесь делаю?» В Италии все-таки по-другому, поярче. Но потом привык. Мне кажется, что Екатеринбург очень конкретный город. Здесь мне неинтересно, как что выглядит. Главное, что работает. Это хорошо. Когда я уезжал в октябре 2014-го из Милана в Екатеринбург, то было 28 градусов. Надел самую теплую куртку. Итальянцы на меня глазели: «Что? Куда он едет?» Но в Екатеринбурге было минус четыре (смеется).

— Не тоскуете по Родине?

— Я бываю в Италии, встречаюсь с родителями и друзьями. Первые два дня чувствую себя нормально, а уже где-то на третий начинаю скучать по Екатеринбургу и хочу уехать обратно. Италия — это мое прошлое, а Россия — мое настоящее.

Сначала родители говорили: «С ума сошел?! Куда ты едешь? Ты не знаешь ни язык, ни курс рубля». Отвечал им так: «Я жил в Германии, жил в Бельгии. Смогу и в России». Они уже много раз были у меня в Екатеринбурге. Думали, что тут все будет по-другому. Быстро приспособились, говорят: «Все нормально» (смеется). Моему лучшему другу тоже понравилось. Оглядывался по сторонам, говорил: «Столько девочек!» Он у меня красивый мальчик, поэтому все девочки на него смотрели. У него есть подруга, поэтому не остался в Екатеринбурге. А если бы не было… Кто знает!

Много спрашивают, когда я хочу вернуться в Италию. А зачем обратно? Мне и тут нравится, детям тоже очень хорошо.

— Вообще не скучаете?

— Есть одна вещь. В Италии небо как-то поближе, а в Екатеринбурге оно кажется далеким. Вот это странно! Иногда я скучаю по свету. У нас другая цветовая температура. Цвет солнца в каждом городе другой. Там зимой всегда очень серо. А в Екатеринбурге в это время года мне очень нравится: снег и очень чисто. Конечно, потом, когда будет апрель, становится очень трудно с грязью.

«Дисциплина русских лучше, чем у европейцев»

— Стандартный вопрос: какие в Италии есть стереотипы о России?

— Их, к сожалению, много. Когда я говорил, что еду в Екатеринбург, никто не знал, где это. Спрашивали: «Это рядом с Москвой?» Я отвечал, что рядом: две тысячи километров, два часа на самолете. Удивлялись. Думали, что от Москвы до Владивостока одна тундра, пустыня. Еще спрашивали: «Это маленький город?» Отвечаю: «Ну да, два миллиона». Это тоже было шоком. Итальянцы уверены, что в России плохо кушают. Но это же неправда.

mol_1512.jpg

Здесь другие ингредиенты. Мне кажется, что русские люди обожают богатые блюда с мясом. У меня друг работает в пиццерии в Ельцин Центре. Он мне говорил, что настоящий рецепт пиццы и пасты почти нельзя сделать, потому что русские любят мясо. В Италии блюда чуть проще. В России качество сервиса очень хорошее: всегда вежливые официанты, рестораны приятно выглядят. А итальянскую еду по-настоящему научился готовить в Екатеринбурге, потому что дома всегда были папа или мама.

Я могу сказать, что Россия — большая и холодная Италия. Многие европейцы думают, что русские — холодные и необщительные люди. Но это не правда. Все русские со мной всегда очень уважительные, делают селфи. Если я разговариваю с мамой по телефону по-итальянски, многие смотрят. Мне не мешает. Это цена популярности (смеется). У меня жена чуть-чуть скромная, поэтому ей как-то неудобно от этого.

— Как вам русская кухня?

— Очень нравится, особенно — солянка. Дома стряпаю пельмени. Могу перечислить много блюд. Но больше всего запомнилась первая встреча с сельдью под шубой (смеется). В Италии есть мороженое с такими же цветами. Поэтому я подумал, что это было сладкое блюдо. Когда попробовал, меня чуть не стошнило от неожиданности.

В России я ем более качественную пищу. Это не вина итальянской кухни. По приезде в Екатеринбург я проходил медосмотр для УрФУ. Это вообще как-то странно, в Италии такого правила нет. И мне говорят: «У вас лишний вес». Я был шокирован. Мне сказали, что нужно сесть на диету. Тогда я весил 80 килограммов. Многовато, но чтобы мне говорили, что лишний вес…

Диету начал 9 мая. День победы! Над жиром! (смеется) За три месяца потерял семь-восемь килограммов. К тому же у меня на Амундсена есть стадион, где можно бесплатно заниматься спортом, бегать, играть в футбол. Каждый день тренировался. Когда приехал в Италию похудевшим, родители забеспокоились: «Что с тобой случилось? Почему не кушаешь?» Сейчас вешу 66 килограммов. Меньше занимаюсь спортом, потому что хочется в воскресенье быть с семьей. Но питаюсь хорошо. Конфетку только одну могу съесть. Вообще не знаю, что такое чипсы. Про фастфуд тоже забыл. В «Макдоналдс» хожу только туалет (смеется).

mol_1271.jpg
— Расскажите о своей работе в «Талисмане».

— Я учу детей от восьми лет и до самых взрослых. Преподаю английский и итальянский. На моих занятиях обязательно есть игры. Если ты не играешь, то ничего не выучишь. С детьми в «Талисмане» я не использую учебники. Готовлюсь по книгам только до лекции. Я стараюсь, чтобы они сами все делали. Могу сказать, что дисциплина у русских лучше, чем у европейцев. Они менее шумные. Конечно, я никогда не учил в обычных школах. Только в «Талисмане» и университете, поэтому там только хорошие ребята.

«В России много бюрократии»

— У вас два ребенка. На каком языке разговариваете дома?

— Моему сыну Леонардо почти три года. Он заговорил по-русски три недели назад. Понимает итальянский, но основной — русский. Я принимаю эту ситуацию. Он в принципе понимает и английский, поэтому смешивает языки! Ему трудно общаться с детьми: они его иногда не понимают, поэтому боятся. Леонардо большой молодец, понимает даже сложные предложения! Арианна, дочка, еще очень маленькая, ей два месяца. Она пока только издает звуки (смеется). Дома мы всегда разговариваем на двух языках. Я спрашиваю по-итальянски, а жена отвечает по-русски.

— С какими трудностями вы все-таки столкнулись в России?

— В России много бюрократии. Помню свой первый разговор с бухгалтером. Я ничего не понял! Звонил жене и жаловался. Потом пошел в бухгалтерию «Талисмана», мне сказали: «Да вы что, мы даже друг друга не понимаем!» Каждый раз, когда я вхожу в УФМС и всякие такие места, мне очень трудно, нервничаю. Вдруг выгонят из страны? (смеется).

Хочу взять ипотеку. Но мы пока не нашли хорошую квартиру. Если кто-то живет на Амундсена и хочет продать 3-комнатную квартиру, то пусть напишет мне (смеется). Активно ищем, но пока не получается.

— Милан называют столицей моды. А екатеринбуржцы стильные?

— Тут точно есть мода. Но на Урале мужчины, конечно, так себе одеваются… Бизнесмены — это другое. А обычным мужикам, видимо, неинтересно. Как я уже сказал, Екатеринбург — это конкретный город, и поэтому менталитет очень конкретный. Если холодно — одеваются так, чтобы было тепло, а не модно. А в Милане не так много людей одевается стильно. Это столица моды, потому что много ателье, мастеров, модных домов.

mol_1476.jpg

— Вы уже говорили, что любите футбол. Ходили на «Екатеринбург-Арену»?

— Еще нет. Просто почти всем моим друзьям не нравится футбол. Сходить туда — моя цель. Когда будет потеплее, обязательно хочу выбраться. Моя любимая команда — «Милан». Раньше всегда смотрел футбол. Но сейчас его очень поздно показывают, из-за разницы во времени: в России многие итальянские матчи начинаются за полночь. Я следил за чемпионатом мира. Италия не попала, было очень жалко. А ведь мы могли играть в Екатеринбурге, теоретически!.. Зато первый раз ЧМ смотрел спокойно. Россия отлично выступила — вышла в четвертьфинал.

— У вас есть любимые места в Екатеринбурге?

— Мне нравится, что тут много леса. В Милане маловато парков. Конечно, если сравнивать Екатеринбург с Москвой, то столица в этом плане сильно выигрывает. Я думаю, в Екатеринбурге нужно строить большой парк в центре.

Помню, когда сносили недостроенную башню в Екатеринбурге. В тот день работал на площади 1905 года. Почувствовал «бабах»! (смеется) Башня была символом города, многие переживали из-за ее сноса. Но надо сказать, что времена меняются и город тоже. Надо принимать эту ситуацию.

Знаете что? Я бы покрасил город в яркие цвета! Почему нет? Екатеринбург — уникальный город. Я у студентов иногда спрашиваю: «Что не хватает городу?» И все говорят, что не хватает персоналитета. Все итальянцы у меня спрашивают: «Если я приеду в Екатеринбург, что стоит посмотреть?» Есть, конечно, несколько мест. Например, Плотинка, Ельцин Центр… Но нужно побольше таких мест притяжения. Город ведь очень молодой, у него еще все впереди. Больше цвета, больше красок!

Благодарим лингвистический центр «Талисман» за помощь в организации интервью

Фото в тексте и на входе: Марина Молдавская для ЕТВ

Екатеринбург другими глазами: «Я выжил в девяностые в России»
Городские истории
Екатеринбург другими глазами: «Я выжил в девяностые в России»
История уроженца Пакистана, который устал отвечать на вопросы о погоде и объяснять, что не торгует оружием.
Светлана Боринская. Генетика обидеть может каждый!
Шашлыки и диета: как устроить пикник без вреда для фигуры?
 Екатеринбург другими глазами: «Ваш транспорт для крутых людей»
Городские истории
Екатеринбург другими глазами: «Ваш транспорт для крутых людей»
Рассказ о том, как иностранный офицер и студент адаптировался к уральской зиме.