Хорошо там, где… Москва

Екатеринбург, не успев стать столицей, превратился в сельский мегаполис. И таких сел-миллионников в России с десяток. Из них люди бегут. Чаще всего в Москву.

Совсем недавно вышла снятая уральцами на деньги производителя солений короткометражка «Москва — Владивосток». Если вам по какой-то причине неудобно смотреть ролик, вот о чем он.

В плацкарте движущегося на восток поезда Саша-музыкант (приехал покорять столицу, деньги потратил, ничего не добился, теперь возвращается домой «у себя там звездой становиться») встречает похожего на буддийского монаха вахтовика Ивана Юрьевича. Что за вахта такая в Москве, не вполне понятно, да и не важно. Вахтовик лезет в душу попутчика под брендированную овощную закуску (но без бутылки) и просит спеть ему, а потом песню фактически называет дерьмом. Продолжение неожиданное — не потасовка и не скандал (добрые овощи полезны, водка — зло, подсознательно понимает зритель): монах-вахтовик становится гуру хипстера, а заодно его худруком, автором текстов и аккомпаниатором.

Видео: Red Pepper Film
Видео: Red Pepper Film
« Москва-Владивосток»

Живительная сила народного творчества и народная же мудрость (все в духе советского взгляда на культуру) оплодотворяет творчество стиляги Саши. Еще в пути в неназванную глушь к нему и его соавтору приходит слава и лайки. Поезд по инерции катится на восток, а сюжет неуклонно ведет героев обратно — работать-работать! В Москву! В Москву! Туда же, куда три года назад перебрались из Екатеринбурга режиссер фильма Иван Соснин, креативный продюсер Данил Голованов и вся их кинокомпания Red Pepper Film.

— За первый год работы кинокомпании в Екатеринбурге мы сняли один фильм, а за первый год в Москве — 30-40 единиц контента, то есть игровых и документальных фильмов, клипов, — подсчитывает Данил Голованов и объясняет, почему получилась такая арифметика. — Потому что в Екатеринбурге нет ничего для того, чем мы занимаемся. Не развита индустрия. Даже кастинг-директора не найти: нам писали со Свердловской киностудии, спрашивали, как найти актера Федора Добронравова [народный артист РФ, снимался в фильме «Огоньки» студии Red Pepper Film — прим. ЕТВ]. Представляете?

Видео: ЕТВ
Видео: ЕТВ
Почему екатеринбуржцы переезжают в Москву?

Еще как представляет, что значит работать по-столичному, Лариса Бузунова. Она — одна из тех, кто придумал транспортную реформу. В этом году реформа едва тронулась с места, но забуксовала еще на подступах к городу, где-то в районе Вторчермета. На этой неделе исполнился год как Лариса живет в Москве, и недавно в Facebook она заявила, что в период подготовки реформы она и ее коллеги стали жертвами организованной кампании травли и попыток медиашантажа. Про свой переезд в столицу Лариса говорит, что события, связанные с реформой, на ее решение уехать тоже повлияли. Хотя решающей стала не ненависть, а рабочая атмосфера в новом коллективе:

— Поворотный пункт — не перенос транспортной реформы, а понимание, что стратегические направления в развитии города в части общественного транспорта, велоинфраструктуры и программы «Города для людей» с приходом нового руководства не будут реализованы. И значит, в ближайшем будущем, развития проектов фонда [«Город PRO», разработчика новой схемы движения транспорта — прим. ЕТВ] не предвидится. И у меня как у руководителя проектов не будет чего-то большего и интересного. В этот момент поступило два предложения: попробовать новый проект городского велопроката в Екатеринбурге или уехать на работу в Москву в федеральную компанию. Выбрала последнее. Пока не разочаровалась.

Фото: Facebook Ларисы Бузуновой
Фото: Facebook Ларисы Бузуновой
Лариса Бузунова уже год прожила в Москве и пока не разочаровалась

Прожив год в столице, Лариса говорит, что в Москве есть своя неяркая экзотика: иначе начисляют коммуналку за тепло, безналичный расчет распространен меньше, чем в Екатеринбурге — даже у зубного не расплатиться карточкой. Но не в этих отличиях суть, не за новым бытом она отправилась. Да и ехать именно в столицу было не принципиально: просто так совпало, что там интересная работа. Город мог бы быть любым, включая Екатеринбург.

Уточним эту фразу: для мигранта в России город, действительно, может быть любым при условии, что это Москва. Или хотя бы какой-то из 10-15 крупнейших городов страны. Из статистики видно, что людей притягивают почти все милионники, не считая Омска и еще нескольких несчастных гигантов. В мегаполисы как через горлышко песочных часов медленно, но верно стекается все население страны. В среднем большие города прирастают на 0,7 процента в год, а лидеры (включая Екатеринбург) на целый процент.

Важно подчеркнуть: именно города, а не области (республики, края) и даже не макрорегионы притягивают новые силы. Все федеральные округа, не считая трех, расположенных вдоль западной границы России, отдают людей больше, чем получают.

Если вам не дорога психика, можете взглянуть безумную карту несуществующей военной операции захвата двух столиц и Черноморья. Уральский округ на этом штабном плане в стабильно тяжелом состоянии. Народ тянется в Москву, на берег Финского залива и в цветущие под теплым солнцем две кубанские де-факто миллионные агломерации, Краснодарскую и Сочинскую.

Карта: gks.ru
Карта: gks.ru
Несуществующий план захвата двух столиц и Черноморья

Не нужно быть великим экспертом, чтобы объяснить, за счет чего происходит рост больших городов: вторичная урбанизация. Когда активные и даже не обязательно молодые люди бросают свои небольшие города где-нибудь на нефтяном богатом, величественном и совершенно бесчеловечном севере, или в краю вековых заводов, или посреди слабоиндустриальных дотационных равнин Курганской области, — и перемещаются в миллионник.

Горожане едут к горожанам. Работать и учиться. Даже просто жить на пенсии. Это тоже имеет смысл, если в твоем прежнем городе природа слишком сурова и бюджетный климат таков, что рассыпались все больницы, автомобили скорой помощи не могут никуда приехать даже в ясный день, а из всех общественно важных учреждений способны исправно работать только алкомаркеты.

Инфографика: Николай Пекарский ,   ЕТВ
Инфографика: Николай Пекарский, ЕТВ

В этом смысле все крупные города стали небольшими столицами, местом встречи провинциалов. Хотя одновременно эти города превратились в еще большую провинцию. Вот почему: очень трудно объяснить более чем стомиллионному городскому населению страны, чем жизнь в Екатеринбурге разительно отличается от жизни в любом другом крупном городе. Ну помимо южных агломераций — там хотя бы снег сейчас не лежит.

А вот в Новосибирске, Красноярске, Казани, да хоть Перми, Челябинске, Тюмени — что есть такого, чего нет в Екатеринбурге? Различия близкие к стилистическим. Никакой конкуренции между этими городами за людей нет — люди и так едут, едут ко всем. Самоуверенность, нежелание или неумение доказать собственную уникальность и привлекательность и есть новая провинциальность. Хуже всего, что нет конкуренции за лучших людей, то есть наиболее энергичных и образованных.

Видео: ЕТВ
Видео: ЕТВ
Почему Дмитрий Астрахан выбрал Москву
Этих лучших, по закону всемирного тяготения, притягивают тела с большей массой — Юпитер Москвы и Санкт-Петербурга, который сравним с Нептуном (во-первых, на Сатурн не тянет; во-вторых, отдадим этим сравнением дань любимой стихии влаголюбивых петербуржцев).
Фото: Facebook Дарьи Яровенко
Фото: Facebook Дарьи Яровенко
Дарья Яровенко: « В Екатеринбурге меня кидало в День сурка»

Живой пример. Дарья Яровенко приехала в Екатеринбург из Ноябрьска (Ямало-Ненецкий округ), выучилась на архитектора, и прожила здесь в общей сложности 12 лет. Меньше года назад они с мужем переехали в Москву. Деньги и работа не были поводом для переезда.

— Я работаю в строительстве, — объясняет Дарья. — В Екатеринбурге с этим все отлично: работы достаточно, много заказов в других городах. С зарплатой и прочими амбициями тоже хорошо. Поэтому работа не повод для переезда. Я считаю Екатеринбург отличным городом, он более комфортный для жизни: есть все блага большого современного города, но при этом он компактный, прекрасный и семейный. Но меня периодически кидало в ощущение Дня сурка. Можно, конечно, сказать, что везде так. Или нужно уметь организовать досуг… Не спорю. Я еще не прошла все московские театры, концерты, парки, выставки, чтобы столица начала казаться одинаковой. Наверное, нужно годика три-четыре пожить, чтобы делать выводы, кто выиграл — Екатеринбург или Москва. А возможно все окажется иначе, и нужно будет искать следующий город для того, чтобы удивляться и получать новые эмоции.

Фото: страница Нины Фадеевой / vk.com
Фото: страница Нины Фадеевой / vk.com
Нина Фадеева: « От Москвы мне нужен только опыт»

О новом опыте (пусть и профессиональном, но не о занятости и заработке) говорит Нина Фадеева. Ей 20, в Москву уедет на днях. Нина училась на специальности «Ресторанный бизнес» в Екатеринбургском торгово-экономическом колледже, потом работала в контактном зоопарке, а теперь хочет все-таки достичь высот в специальности. И лучше места, чем столица, для получения знаний, она не представляет: «Видите в чем дело, там ресторанный бизнес более развит и есть, у кого поучиться выживать в этой сфере, быть конкурентоспособным. Мне нужен только опыт, открывать свое кафе я хочу в Новороссийске или в Екатеринбурге».

Московский ритм, сам образ жизни в столице Нину скорей отталкивает: слишком интенсивный. Столица для нее — гигантский кампус, где можно получить новые знания.

Любой город в России — столица чего-нибудь бессмысленного. Есть столица Урала (отдельно — Южного и Среднего), Сибири (так же по сторонам света), Арктики и иных обширных историко-географических областей. А еще — столицы бассейнов всех рек, гор и предгорий, морей и приморий, черноземий и нечерноземий. Вдобавок национальные территории и просто порядковые номера непонятно как придуманных рангов — вторая столица России, третья, пятая, тридцать пятая. Чего греха таить, родной райцентр автора этого материала, Добрянка (даром, что все население — 30 тысяч человек), и тот — столица. «Столица доброты», во всяком случае, это написано на большом плакате на здании недостроенного еще советской властью гигантского ДК.

Фото:  tymolod59.ru
Фото: tymolod59.ru
Недостроенное здание в столице доброты

Журналистам на местах ведь нужен какой-нибудь синоним, чтобы не повторять бесконечно в текстах название своего города, вот и множатся на риторической карте родины столицы, будто угри на лице подростка.

Хотя всем известно — столица в стране существует в единственном числе; женский род, он-она — проверочное слово «Москва». Дело не в титулах, а в простых и почти непреодолимых обстоятельствах. От остальной страны Москва отличается так же, как Рим отличался от Провинции (Provincia Nostra). Как место с бесконечными возможностями.

Трудно найти в любом другом городе России (кроме, может быть, Петербурга) хотя бы одну сферу приложения человеческих усилий, которая была бы без скидок лучшей. Лучшей в мире, ну или хотя бы в стране, а не на Урале, в Поморье, за Арктическим кругом или в Забайкалье. Чтобы можно было придумать новый, чуть менее глупый журналистский штамп: не третья столица, а хотя бы столица программирования, театральная столица, финансовая столица. Но чтобы это было неоспоримой правдой, такой же как-то, что планетарная столица производства — в дельте Жемчужной реки (Чжуцзян), а мировая столица оперы — Вена.

Пока на умозрительной карте остаются одни столицы среднего (нет, не Урала, а просто безлико серого ничто), мегаполисы будут расти, но лишь механически. Не из-за того, что в них хорошо, а потому что в других местах плохо. Жить можно, но зачем? И чем в конечном счете это отличается от жизни в самом большом, самом дорогом, самом неудобном, но предлагающем безграничные возможности городе-супербоссе? В борьбе инерций более крупная Москва всегда будет побеждать числом. Давить массой.

Проверьте себя, попробуйте продолжить фразу: «В Екатеринбурге лучший в мире…» Честно допишите название учреждения или целой отрасли, которая действительно самая лучшая в мире. Что лучшее? Музей? Театр? Может быть художественная школа? Отдельный завод или целая кухня? Если вам удалось вписать сюда что-то, не кривя душой, — поздравляю. Но скорей всего, вы в меньшинстве.

Фото: ЕТВ
Фото: ЕТВ
Лучший в мире… Ельцин Центр

Вот и кинематографист Даниил Голованов подчеркивает, Екатеринбург — удобный и приятный, и в городе живут талантливые люди: актеры, режиссеры, операторы, но нет индустрии — институтов, постоянных структур, которые оживляли бы пейзаж. А нет их, потому что (пересказ близкий к тексту) мало кто понимает ценность творчества, тех же фильмов, развлекательного контента. Даже базируясь в Екатеринбурге, студия Голованова и его товарища Ивана Соснина не снимала фильмы на деньги местных заказчиков, а организованный командой на Урале кинофестиваль Unknown Film Festival и сейчас делается своими силами, без поддержки властей или киностудии. «Ну это же странно, — заключает кинематографист. — Из близкого нам в городе можно назвать только Ельцин Центр и очень хороший рынок СМИ».

Про рынок СМИ приятно, конечно. Но список хотелось бы расширить.

Видео: ЕТВ
Видео: ЕТВ
Валить из Екатеринбурга
Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам