Форма «Дакара»

Как уральская «Стрекоза» долетела до США.

В Екатеринбург возвращается гонщик Сергея Карякина, который в этом году из-за аварии на трассе «Дакара», к сожалению, лишился шанса на победу. А мы расскажем о том, кто работал на успех экипажа и создал экипировку спортсмену. Тем более, ведь это тоже наши земляки.

Производство DragonFly в Екатеринбурге выпускает одежду и экипировку для фрирайдеров, байкеров и любителей снегоходов. Подобных производств в России нет, да и в мире не так уж много, потому что ниша очень узкая, а продукция — технологически сложная. Как уральцам удалось в этой нише укорениться, выйти на оборот в миллион евро и заманить в свои ряды дизайнера из Ferrari — в истории компании.

44154288_1088282534661581_3155216334376140800_n.jpg

Рождение «Стрекозы»

Сейчас марка DragonFly (в переводе с английского «Стрекоза») уже известна на рынке, в ней охотно выступают именитые гонщики — победитель «Дакара» — 2017 в зачете «Квадроциклы» Сергей Карякин и чемпион России по ралли Дмитрий Тагиров. Каждый месяц на почту компании приходят письма от райдеров из России, Канады и США с предложениями о сотрудничестве. Но так было, конечно, не всегда.

Родилась «Стрекоза» семь лет назад благодаря случаю. Основали компанию супруги Александра и Максим Соболевы, которые на данный момент из бизнеса вышли. Они купили квадроцикл, но не смогли найти в магазинах Екатеринбурга подшлемники по разумной цене. Тогда и стали делать их сами (Александра по образованию модельер-конструктор). Ассортимент DragonFly был небольшой: помимо подшлемников, шили еще термобелье и дождевики.

В 2013 году новым совладельцем марки стал Ринат Фатыхов, а в 2015 году долю Соболевых выкупил Виктор Уткин. «Стрекоза» полностью сменила владельцев и получила второе рождение. В перезапуск и ребрендингновые владельцы вложили более 10 миллионов рублей.

Все эти люди

Ринат Фатыхов — бывший совладелец сети магазинов «БайкХауса». Всю жизнь занимался продажей мототехники и знает о ней все. Но мысль о собственном производстве не давала покоя: хотелось создавать. Поэтому, когда подвернулась тема по душе, он свернул с проторенной дорожки торговли на путанную тропу легкой промышленности.

Виктор Уткин восемь лет работал в строительной сфере, но, когда в 2014 году случился кризис и стройка встала, интересных проектов на рынке практически не осталось. Уткин решил, что пришло время кардинально поменять направление и начать свой бизнес. А поскольку он давно и всерьез увлекается спортом, то предложение войти в долю и развивать производство экипировки принял, практически не раздумывая. Фатыхов и Уткин до сих пор единственные владельцы компании.

utkin.JPG
Виктор Уткин

Объединившись три года назад, они сумели заманить выпускника Уральской архитектурной академии Данила Кузвесова. На тот момент тот уже жил в Италии и работал в центре стиля Ferrari. Журналисты любят спрашивать: как, мол, вам удалось с ним договориться?

«Я написал Данилу в Facebook, что мы небольшое производство в его родном городе, любим спорт, делаем экипировку и хотели бы пригласить его с нами поработать. Неожиданно для нас он сразу согласился», — улыбается Виктор.

С тех пор схема работы такая: сначала ребята определяют, что в данный момент нужно запускать на рынок и пишут ТЗ. Затем дизайнеры рисуют модель. Она дорабатывается с учетом замечаний опытных спортсменов. Создается опытный образец, тестируется. Готовятся образцы на каждый размер. Тестируются снова. Дорабатываются, и так по три-четыре круга. Когда результат устраивает всех, модель отдают в массовое производство.

Для своих и чужих

Всего в «Стрекозе» около сорока человек. Летом и осенью все они работают на «зиму»: с мая по ноябрь производство выполняет заказы оптовиков на зимний сезон. А зимой «начинается» лето — все по закону саней и телеги. 90% продукции отгружают в дилерские сети по всей стране, которые торгуют снегоходами, мото- и квадротехникой и сноубордами.

Сегодня производство располагается на трех площадках: две находятся в Екатеринбурге, еще одна в Верхней Пышме. В Екатеринбурге делают комбинезоны и трикотажные изделия. Здесь же расположен цех по индивидуальному пошиву (очередь расписана на три месяца), конструкторское бюро и шоурум. В Пышме выпускают куртки и спортивные брюки.

Одних только комбинезонов DragonFly создает около трех тысяч в сезон. Причем каждое изделие требует в раскрое до 300 деталей. По словам Уткина, на российском рынке сложнее изделий не выпускают.

В прошлом году уральская «Стрекоза» запустила новую модель снегоходного костюма под японским брендом Yamaha и отправила пробные партии в США и Канаду.

«Дело в том, что скандинавские и американские бренды сами почти ничего не производят — все собирается в Китае. Но из-за логистики, курса доллара и высоких зарплат в Китае стало дорого. Поэтому сейчас, при прочих равных, у нас ценовое преимущество: по факту стоимость нашей продукции в два раза ниже, чем у американских и европейских конкурентов», — поясняют в компании.

К примеру, зимний комбинезон DragonFly для езды на кдвадроцикле стоит в диапазоне 20-25 тыс. рублей. Комбинезон американской марки Klim, которая является одним из мировых лидеров по производству экипировки для экстремального спорта и отдыха — около 50 тыс. руб.

dscf5726.JPG

По словам Уткина, в 2018 году его компания увеличила прибыль на 70%, а оборот ее составил один миллион евро.

Секретная формула

Он с гордостью проводит журналистам экскурсию по производству и рассказывает, что за три года оно выросло в три раза, а с момента запуска в 2015 году — в 10. Подводит к новеньким станкам по проклейке швов, миллион на покупку которых взяли в Свердловском областном фонде поддержки предпринимательства. Показывает чертежи и лекала, которые тут на вес золота.

Дмитрий ТАГИРОВ, чемпион России по ралли:

«Материалы у ребят современные, действительно передовые. Мембраны работают на свой максимум. Дизайн отличный от других, может быть по индивидуальному заказу. Лекала на меня подходят идеально, а среди иностранных брендов на мне ни один комбинезон не сидит четко. Но что самое важное, это то, что они близко и всегда на связи».

Рассказывает Уткин и о людях, вес которых не меньше — каждого подбирали в ручном режиме, потому что специалистов легкой промышленности сейчас не найти днем с огнем. Он бережно перебирает образцы тканей — материалы везут в основном из Кореи, но частично берут и российские. Деловито поясняет, что часто клиенты выбирают экипировку по тактильным ощущениям, поэтому важно взять ткань, которая будет не только прочная, непромокаемая и «дышащая», но еще и «респектабельная» на ощупь.
img_5054.JPG

Напоследок он раскрывает секрет, как бренду DragonFly удалось не только укрепиться на российском рынке, но и стать известным в узких кругах экстремалов за рубежом: «Мы выбрали ровно те материалы и ровно те технологии, чтобы попасть в незанятую ценовую нишу. А кризис научил нас планированию и эффективности».

Напоследок он раскрывает секрет, как бренду DragonFly удалось не только укрепиться на российском рынке, но и стать известным в узких кругах экстремалов за рубежом: «Мы выбрали ровно те материалы и ровно те технологии, чтобы попасть в незанятую ценовую нишу. А кризис научил нас планированию и эффективности».
Автор фильма
журналист ZDF
karjakin.jpg

«В этом году мы провели девятый сезон квадросерииCan-Am. С первой гонки участники, журналисты получают в подарок фирменную одежду серии — футболки, кепки, дождевики. Для представителей оргкомитета также разрабатывается своя линия фирменной экипировки. В этом сезоне мы начали сотрудничество с екатеринбургской компанией DragonFly и очень довольны результатом, — говорит Галина Кошелева, руководитель пресс-центра внедорожной квадросерии Can-Am X Race. — В день, когда я получила эту экипировку, я даже написала дизайнеру Данилу Кузвесову и высказала свое восхищение. Но это не самое главное. Наши соревнования проходят там, где нет дорог, вдалеке от офисов и условий, которые люди обычно считают оптимальными для работы. Мы с шести утра и до полуночи на улице — в палатках, на трассе, в зоне сервиса. В нашей экипировке было тепло, комфортно, мы не боимся ни дождя, ни сильного ветра».

Немного об уральском бизнесе
Жизнь после войны. Афган — зачем это было
Городские истории
Жизнь после войны. Афган — зачем это было
ЕТВ встретился с ветеранами войны, которая закончилась 30 лет назад, чтобы разобраться: нужно ли сейчас вспоминать об «интернациональном долге» и если да, то как это делать.
Вторая ветка обломилась?
Союз читателей
Как книги влияют на мозг?
Как книги влияют на мозг?
От Светланы Зенковой
Хроники свердловского ОМОНа
Городские истории
Хроники свердловского ОМОНа
В день 30-летия Отряда мобильного особого назначения вспоминаем, чем это подразделение запомнилось жителям Екатеринбурга и его окрестностей.