Спасатели. Хрупкая жизнь Мальчика-с-пальчика

Рассказываем о том, как в Екатеринбурге заново рождаются 500-граммовые малыши. И о тех, кто помогает им остаться в этом мире.

Одного взгляда на этих детей хватает, чтобы поверить в существование Дюймовочки или Мальчика-с-пальчика. Их ножки и ручки крохотные, но уже крепко хватаются за жизнь. Вес поражает: 500, 600, 700 граммов. И каждый новый грамм становится большой победой для малыша и его матери.

Но задача набрать вес — не самая сложная для маленьких человечков. Гораздо сложнее выйти за границы больницы без заболеваний. Ведь недоношенный ребенок был не готов ко встрече с миром, в котором ему предстоит жить. Сам он слаб, чтобы преодолеть новую, еще агрессивную для него среду. Приходится бороться.

Войти в этот мир достойно и задержаться в нем надолго «героям сказок Андерсена и Перро» помогают врачи Екатеринбургского клинического перинатального центра (ЕКПЦ). Только их работа не похожа на выдумку. Как спасают недоношенных детей, ЕТВ рассказал заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии новорожденных — Константин Баженов.

«Мы создаем условия, будто ребенок находится в утробе матери»

_mg_8374.jpg

Фото: Александр Мамаев для ЕТВ

— В 1993 году, когда я пришел в профессию, работа с детьми была самой интересной для меня. Только начинала появляться медицинская техника: дыхательная, следящая, мониторы газов в крови. Мы стали первопроходцами, открывавшими реанимацию новорожденных. Сейчас здесь, конечно же, совсем другие условия, которых не было 25 лет назад. Импортная техника: американская, немецкая, японская — без нее помогать недоношенным малышам невозможно.

В реанимационное отделение дети попадают только в очень тяжелом состоянии, когда их организм отказывается сам выполнять жизненно важные функции. Первоначально малыш попадает в палаты отделения реанимации в роддоме. Условно это первый этап выхаживания. Там стабилизируют состояние новорожденного. Но, если оно остается тяжелым, через несколько дней малыша на специальном автомобиле перевозят в отделение реанимации и интенсивной терапии новорожденных.

На втором этапе ребенок будет находиться до момента выздоровления и последующей выписки, но не все это время он проведет в отделении реанимации. Когда состояние малыша улучшится и искусственная вентиляция легких (ИВЛ) уже будет не нужна, его переведут к маме — в палату совместного пребывания отделения патологии новорожденных. Домой они попадут, когда кроха наберет вес до двух килограммов, научится есть сам и дышать без аппарата.

Выхаживание недоношенных детей — сложный процесс, который требует специального оборудования. Кювез — дом для новорожденного. В нем поддерживается не только определенная температура, но и влажность. Так новорожденные до килограмма лежат в тепле и влажности, которая достигает 70-90%. Мы создаем условия, похожие на те, в которых ребенок пребывал внутриутробно. Параллельно приборы мониторят частоты пульса, дыхания, показатели артериального давления, содержание кислорода в крови.

Современная дыхательная аппаратура разработана так, чтобы минимизировать негативные последствия ИВЛ. Аппарат имеет обратную электронную связь с ребенком: если малыш пытается дышать сам, то аппарат либо позволит ему вдохнуть самому, либо сделает слабый вдох новорожденного эффективнее. Техника живет синхронно с малышом, а не качает воздух, как насос. Также, когда аппарат фиксирует изменение уровня кислорода в крови, он регулирует его.

Мы считаем, что самое лучшее питание для малыша — грудное молоко. Им мы кормим новорожденного через зонд. Также питательные вещества вводятся детям внутривенно — в виде растворов. Индивидуальный для каждого ребенка состав ежедневно рассчитывает врач исходя из массы тела, возраста, уровня сахара, кальция, натрия крови. После, раствор смешивают в кампаундере [специальное устройство, которое смешивает разные компоненты — прим. ЕТВ]. С прибором работает медсестра.
_mg_8495.jpg
Медсестра работает с компаундером

Фото: Александр Мамаев для ЕТВ

«Мамам и папам нужны только чистые руки»

_mg_8517.jpg
Константин Баженов обрабатывает руки дезитолом

Фото: Александр Мамаев для ЕТВ

— Но это не значит, что малыш днем и ночью лежит в кювезе. Очень важно, чтобы он как можно раньше начал контактировать с родителями, которые должны учиться понимать ребенка и помогать ему, — уточняет Константин Владимирович. — В родительской заботе дети нуждаются не меньше, чем в лечении. Поэтому мы свободно пускаем мам и пап в отделение для того, чтобы они могли не только посмотреть на новорожденного, но и поучаствовать в кормлении, купании, уходе.

Очень полезен метод «кенгуру», когда мама или папа садятся в кресло, а ребенка кладут им на грудь, буквально кожа к коже. При таком контакте у самых тяжелых детей улучшается дыхание и сердечная деятельность. Налаживается и психологическая связь между родителем и ребенком. Еще в процессе контакта кожа малыша заселяется нормальной семейной микрофлорой, а не агрессивной больничной. Это помогает избежать развития инфекций в больнице. По той же причине мы не заставляем посетителей ходить в специальной одежде. Стерильность для гостей заключается только в обработке рук.

Мы заходим в одну из палат. Вокруг — датчики с кучей проводов, которые тянутся к одной большой капсуле с крохотным чудом. Сбоку приклеена записка «Злата. 21.11.18. 740 г».

Анастасия Подосенина , мама Дюймовочки, рассказывает нам о состоянии малышки: «Мы родились 21 ноября с весом 650 граммов и 30 сантиметров в длину. Пять дней я находилась в роддоме. Врачи пытались сохранить беременность, но произошла отслойка плаценты [временный орган, который позволяет плоду получать необходимые вещества от матери — прим. ЕТВ]. Злата родилась на 24,5 недели, хотя срок был на 9 марта. Поэтому всю зиму я проведу в больнице. Не факт, что в реанимации, хотя врачи пока никаких прогнозов не дают. Сама я вижу, что динамика неплохая. Мы набрали до 740 граммов [данные на 14 декабря 2018 года — прим. ЕТВ]».

«О нашей работе рассказывают слишком оптимистично»

_mg_8421.jpg

Фото: Александр Мамаев для ЕТВ

— Сейчас процент выживаемости новорожденных до килограмма в нашей больнице равен 82. В 2012 году вышел закон, по которому ребенок весом 500 граммов считался уже не плодом, а недоношенным. И если малыш родился живой, в сроке более 22 недель беременности, он должен получить всю необходимую ему помощь.

Но недоношенный ребенок не просто новорожденный, маленький по размеру. У него незрелые органы и системы, высок риск патологий легких, пищеварительной системы, а также кровоизлияний в мозг. Поэтому излишний оптимизм журналистов в отношении недоношенных детей иногда вызывает недоумение у врачей, — говорит доктор Баженов. — Где-то выходили с 350 граммов! Это все звучит в прессе, и мамы знают. Нам потом очень тяжело. Рождается ребенок 500-граммовый, и родители говорят: «Ну, все же будет хорошо?». Они думают, если выжил один, то всех теперь смогут спасти. С другой стороны, недоношенность не приговор. Исход зависит от многих факторов, и в каждом конкретном случае лучше слушать мнение своего врача.

Родители должны понимать, что судьба их ребенка зависит не только от врачей, но и от них самих. Проблемы со здоровьем и вредные привычки: курение, употребление алкоголя, избыточный вес — являются факторами риска преждевременных родов. Все-таки здоровый ребенок — это доношенный ребенок. Недоношенные дети всегда проблемные. Есть возможности, которые мы используем, чтобы помочь, но это не исключает осложнений в будущем.

Счастливый случай: история Гоши Бажина

_mg_8445.jpg

Фото: Александр Мамаев для ЕТВ

— Хотя есть и счастливые случаи. Например, история Гоши. Этот мальчик уже пошел в детский сад, с его мамой мы до сих пор поддерживаем связь. Поподробнее о нем вам расскажет Олеся Колтунова, мой заместитель и врач анастезиолог-реаниматолог, — Константин Баженов передает слово коллеге.

«Гоша поступил к нам с весом 550 граммов в крайне тяжелом состоянии с дыхательными нарушениями. Из-за того, что легкие не дозрели, у него случился пневмоторакс [скопление газа в плевральной полости, ведущее к спадению ткани легкого, сдавлению кровеносных сосудов и т. д. — прим. ЕТВ], в процессе выхаживания развилась бронхолегочная дисплазия [повреждение слаборазвитых бронхов и легких у недоношенных детей, которое возникает при ИВЛ — прим. ЕТВ]. Также у мальчика был порок сердца [ряд аномалий, среди которых деформации клапанов, перегородок, отверстий между сердечными камерами и сосудами — прим. ЕТВ], и Гошу прооперировали, когда ему был месяц. Домой малыш попал только в четыре месяца. Сейчас ему 2,5 года. Он худенький и маленький, но держится. Гоша догнал своих сверстников по нервно-психическому развитию», — рассказала нам Олеся Колтунова, врач анастезиолог-реаниматолог.


_mg_8404.jpg

Фото: Александр Мамаев для ЕТВ

— Я много говорил вам про аппараты, которые помогают малышам, но важно понимать, что, в первую очередь, здесь работают люди. Они имеют не только высокие профессиональные навыки, но и остаются неравнодушными к судьбам своих пациентов, — отмечает Константин Баженов.

Екатерина Бажина, мама Гоши рассказывает о своем сынишке и людях, которые спасли ему жизнь: «Если бы не врачи, которые направляли нас, говорили, что будет еще тяжелее, готовили нас к трудностям, я бы не справилась. Ребенку третий год, а у меня все свежо в памяти, словно мы только что через это прошли. Сейчас Гоша часто болеет бронхитом, хотя с температурами уже стал справляться, а легкие стали практически на одном уровне. Весит пока десять килограммов при росте 83 сантиметра. Но вообще сын делает большие успехи: привыкает к детскому саду, куда нас боялись брать, лепит, рисует. Он гиперактивный. Надеемся, что к школе не будет вопросов, кто мы такие, и сверстников полностью догоним».

img-20190106-wa0003.jpg
Гоша сейчас

Фото: Екатерина Бажина

— На всем персонале перинатального центра, а особенно на заведующем отделением лежит ответственность. Официально у меня нормированный график, но я обязан выезжать на тяжелые случаи в любое время, — Константин Баженов подводит итог нашему разговору. — Тяжелым случаем считается тот, при котором доктору нужна помощь: постановка диагноза, лечение, другие манипуляции. Поэтому работа требует много времени и сил. Но я спокойно справляюсь с эмоциональной нагрузкой и не приношу домой все тяжести и невзгоды. По-другому нельзя. Иначе в нашей профессии надолго не задержишься.

Фото на главной и в тексте: Александр Мамаев для ЕТВ, Екатерина Бажина.

ЕТВ благодарит Екатеринбургский клинический перинатальный центр и Екатерину Бажину за помощь в подготовке материала.

Спасатели. Семьи моей Надежда
Городские истории
Спасатели. Семьи моей Надежда
Как быть многодетной мамой в 23 года, знает Надежда Иванова. Она же Надя Тюменцева — известный в городе волонтер. Сегодня в ее семье шестеро детей: старшей девочке уже 18, и только младшую прошлой осенью супруг Надежды забрал из роддома.
Иван Бакаидов. Я говорю с помощью компьютера и выгляжу как пророк!
ИЗ ЖИЗНИ «ТОЛСТЯКОВ»
Какая радость, эта ваша ледяная глыба!
Городские истории
Какая радость, эта ваша ледяная глыба!
Маленькие эксперты ЕТВ составили свой рецепт идеальной горки в Екатеринбурге.