Любовь и «химия»

История о том, как сыграть свадьбу между курсами химиотерапии и быть счастливыми вместе, несмотря на рак.
«Был декабрь 2017. Канун Нового года. Я приехал в Кольцово за несколько часов до ее самолета и вспоминал, что четыре года назад в это самое время мы готовились встречать наш первый общий Новый год. А теперь я стоял и думал — как я ее встречу, что скажу. Мы уже знали про лимфому. Не знали, какая стадия. Диагноз поставили еще в Израиле. И это был шок для всех. Моя мама сутки проревела. Я был абсолютно потерянным. Думал о том, сколько ей осталось. Нам осталось».

Антон познакомился с Ириной еще в десятом классе, он перевелся к ним в школу и Ира стала первой, кто подружился с новичком. В школе они могли часами болтать в сети и за два года стали лучшими друзьями. После выпускного поступили в разные институты и потеряли друг друга на пару лет, пока однажды не встретились случайно на улице. «Привет! Как дела?», «Хочешь, заберу тебя после филармонии?», «Не каталась на сноуборде? Надо срочно исправить!» — и хотя у обоих на тот момент были отношения, очень быстро оба поняли — никто другой им не нужен.

От армии до войны…с раком

— Я раньше думала, что самым серьезным испытанием в наших отношениях будет армия. Антона призвали служить в Хабаровск, сотовой связи практически не было. Писали письма, раз в месяц созванивались, — вспоминает Ирина.

Антон считал, что самой сложной проверкой на прочность станет иринина стажировка в Израиле — после института ее позвали на восемь месяцев учиться и практиковаться в технике motion design (делать заставки и оформление для видеоконтента).

А потом началась война. Обычная война, к которой в Израиле относятся как к совершенно будничному хроническому диагнозу. Антон никогда так сильно не следил за международной политикой и заграничными новостями, как осенью 2017. Но «рвануло» совсем в другом месте. Примерно в середине ноября Ирина обнаружила шишку над правой ключицей. Воспалился лимфоузел. На самом деле тревожные симптомы появились еще за месяц до этого — усталость, кашель, ночной пот, одышка, зуд — но «чужая страна, чужая медицина, лучше я сама». Одним словом, Ирина тянула до последнего. Но когда нащупала шишку — испугалась и вызвала врача.
— Терапевт сказал мне: «Давайте подождем и попьем антибиотики». Но я не хотела ждать и просто так пить серьезные лекарства. Я настояла на обследовании. За три недели мне сделали все необходимое — клинический анализ крови, флюорографию, УЗИ шеи, потом биопсию. А когда через неделю я пришла в клинику снимать швы — мне сказали на английском: «У вас лимфома, и вам нужна химиотерапия». Я ответила, что перестаю их понимать и что мне срочно нужно домой. 17 декабря я прилетела, а 18 уже была в нашей больнице.

Вечером 31 декабря за несколько часов до нового 2018 года Ирина расскажет эту историю всему инстаграму, чтобы справиться со своим страхом. Ирина боялась всего — неизвестности, химиотерапии и ее последствий, изоляции и реакции окружающих, боялась потерять себя и Антона.

Свадьба между капельницами

— Я ждал ее возле выхода с получения багажа. Она вышла такая потерянная, прямо как я, когда вернулся из армии, глаза по полтиннику — еще бы, из +30 в -20. И я понял, что я не должен бояться, я должен ей помочь, нам помочь.

После нового года Ирине поставили лимфому третьей стадии из четырех возможных. И начались один за другим курсы химиотерапий.

Антон все время был рядом, приезжал в больницу, привозил домашние котлетки, помогал одеваться, когда совсем не было сил. Преодолел свой давний страх к иголкам и шприцам и научился сам ставить любимой обезболивающие уколы. После первого курса химии, когда во время «домашней побывки» Ирина нашла на подушке пучок волос, Антон как заправский цирюльник своей машинкой сделал Ирине модную стрижку «под ноль».
— Я раньше не знала, как проходит химиотерапия, я думала — надевают какой-то облучающий шлем на голову и поэтому люди лысеют. Больше всего я боялась именно облысения. Но оказалось, что химиотерапия — это обычная капельница. А облысение не самое страшное, и вообще короткие стрижки мне идут.

Ирина продолжала вести блог с хэштегом #ракдурак и старалась все обратить в шутку. Так было легче самой и тем, кто читал ее дневник и выздоравливал вместе с ней.

На третьем курсе химиотерапии Антон приехал в больницу к Ирине и сделал ей предложение. Он увидел, что любимая девушка начинает гаснуть и сдаваться. Ирина так устала от терапии, что не хотела уже ничего. И тогда Антон понял, что нужны кардинальные меры. А именно — чудо. И он решил подарить ей это чудо. Организовать настоящую свадьбу с тортом, платьем и гостями во время недельной «пересменки» между капельницами.
Врачи крутили пальцем у виска, и идею молодой пациентки сменить марлевую повязку на фату невесты не то, чтобы очень одобряли — иммунитет ослаблен, нужно беречься, ну какая свадьба? «Маленькая, скромная» — уверили молодые и получили-таки «благословение» медиков.

Я думала — у меня же нет ни бровей, ни ресниц, ни волос — ну какая свадьба? С другой стороны, этот свадебный переполох так меня захватил — нужно платье, кольца, костюм — все организовать и времени совсем нет, да и денег тоже. Тогда я написала в своем блоге пост — «ребята, помогите не в горе, а в радости».

И тут такое началось, — за считанные часы будущие молодожены собрали 100 тысяч рублей, бывшая одноклассница пообещала приготовить роскошный свадебный торт, а салон красоты «Бабаевский» вызвался безвозмездно создать образ невесты — с ресницами, бровями и всем остальным.
— Для меня это было удивительно до слез. Я никогда не верил, что эти сборы работают. За 20 минут я собрал свою месячную зарплату. Через час — четыре. Я сидел и не понимал — как так-то? — в отличие от Ирины Антон не мечтал о свадьбе (брак — формальность), но то, что праздник им помогли сделать совершенно посторонние люди, поразило его до глубины души.

В итоге на «маленькую» свадьбу Ирины и Антона пришли 80 человек — кроме пап и мам все, кто смог «из инстаграма». Фотосессии, торт, крики «Горько» — из идеального свадебного набора у Ирины с Антоном не было только одного — медового отпуска. Через 4 дня после свадьбы Ирина вернулась в больницу.

« Завтра может не быть»

После свадьбы Ирина с Антоном сняли небольшую уютную двушку на Уралмаше. И этот Новый год они встречали у себя дома со своими друзьями. Ирине врачи поставили ремиссию, вынесли ряд пожизненных ограничений (например, нельзя загорать и ходить в баню) и обязали раз в три месяца проходить обследования.

— За этот год лечения и реабилитации я многое узнала — о себе и о других. Я узнала, что мой мужчина любит меня не за внешность, а за ту красоту, что внутри. Узнала, что у нас в людях очень много глупости и стереотипов. Кто-то перестал со мной общаться, люди просто пропадали. Летом я не прятала лысую голову под шапкой, ходила без волос и слышала, как вдогонку мне говорили «Что за ужас? Что за кошмар!». Я решила заниматься просветительскими и общественными проектами, чтобы показать людям: онкобольной — он такой же человек, как и вы, просто менее активный и более лысый. Он нуждается в поддержке и общении. Ведь рак не заразен!

— Сегодня со мной та женщина, которую я всегда хотел видеть рядом с собой. Болезнь изменила ее мировоззрение. Я всегда ей говорил занимайся тем, чем ты хочешь, а не тем, чего ждут от тебя другие. И сегодня она живет по этому принципу. Я не уверен, что мы победили рак. У меня никогда не будет такого ощущения. Эта болячка может вернуться от чего угодно. Но мы научились радоваться сегодняшнему дню. Я раньше думал через год, через два — вот тогда-то жить мы и начнем. Нет. Только сегодня. Какой смысл начинать жить завтра, если завтра может не быть?

В настоящее время Ирина снова оказалась под пристальным наблюдением врачей — после химиотерапии у нее начались некрозы костей. Но медики уверили, что эта проблема решаемая.

Узнать, как следует поступать, если у любимого человека обнаружили рак, не обидев жалостью и не впадая в фальшивую бодрость, можно узнать в программе «Сумма мнений». Гости студии: Юлия Аристова, руководитель общественной организации «Вместе ради жизни», психолог Юлия Удюрминская и Марина Звиринская, онко-выздоравливающая.
Видео: ЕТВ
Видео: ЕТВ
Влюбленные победили рак
Все фотографии предоставлены героями публикации.
Ссылка на Instagram Ирины
Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам