Грязная история

Современные легенды о екатеринбургской грязи в фактах, событиях и лицах. Часть I.

Кажется, дождались… В ближайшее время одной из главных тем для разговоров пешеходов и автомобилистов, взрослых и детей, студентов и преподавателей, продавцов и покупателей, словом, всех екатеринбуржцев будет… грязь.

Все наши сегодняшние проблемы идут из прошлого. Так и екатеринбургская грязь — она появилась не вчера и даже не на прошлой неделе, эта проблема существует как минимум с середины XIX века. Конечно, причина загрязнения улиц со временем изменились, но суть осталось той же: уральская столица уже очень давно борется за чистоту. Разными способами и не всегда успешно.

ЕТВ представляет краткую историю екатеринбургской грязи — с главными героями, яркими событиями и потрясающими фактами. Сегодня мы погружаемся в Екатеринбург на рубеже XIX и XX веков. Поразительно, но многие вещи актуальны и сейчас.

Серия первая

в которой екатеринбуржцы сливают грязь в Исеть

В 1876 году путешественники из Бремена намереваются исследовать Западную Сибирь. Экспедицию поддерживает известный российский промышленник Александр Сибиряков, а возглавляет — орнитолог Отто Финш. По пути немецкая делегация заезжает в Екатеринбург. В своем дневнике Финш записывает: «Екатеринбург — один из лучших сибирских городов… К сожалению, улицы его находятся в ужасном состоянии, в чем мы убедились на следующее утро. Это были не просто испорченные мостовые, но все улицы и площади были покрыты сплошной массой грязи…»

Через несколько лет в Екатеринбурге останавливается уже Антон Чехов. На Среднем Урале популярный русский писатель живет три дня, но этого времени ему хватает, чтобы невзлюбить город за грязь: «Приехал в Екатеринбург — тут дождь, снег и крупа. Извозчики — это нечто невообразимое по своей убогости. Грязные, мокрые, без рессор. Ездят не по мостовой, на которой тряско, а около канав, где грязно…»

4c462d67-16d7-440f-a1db-4fa3fbbefbff.jpg
Антон Чехов грустит от екатеринбургской грязи

Коллаж: Николай Пекарский ЕТВ

В конце XIX века Екатеринбург — уездный город Пермской губернии, но уже со столичными амбициями. Он вовсю тягается с Пермью и считает себя лучше «старшего брата», по торгово-промышленным параметрам города идут ноздря в ноздрю. Екатеринбург действительно не выглядит «по-уездному»; летом город и вовсе производит живописное впечатление: зеленые сады, белокаменные здания, красивые особняки — таким шармом обладают далеко не все губернские столицы. В Екатеринбурге хватает финансовых, культурных и образовательных учреждений; много газет, чиновников и горных инженеров.

Антон Чехов гостит в 1890 году — к тому времени Екатеринбург уже обзаводится железными дорогами, которые соединяют город с Пермью и Тюменью. Дальше — больше: к концу XIX века Екатеринбург становится важнейшим транспортным узлом, развивается мукомольная промышленность и другие отрасли — в общем, экономика идет в гору, хотя год на год не приходится. Важнейшее значение для развивающегося города приобретает его облик.

За уборку дореволюционного Екатеринбурга отвечают городские власти — управа и дума. Но поскольку город состоит из частных домов и усадеб, основную ответственность за чистоту своих придомовых территорий несут домовладельцы (они должны держать лошадь и бочку для нечистот). Задача властей — бдеть и обеспечивать порядок. Но правила, зафиксированные в городовом положении, соблюдают далеко не все: в основном, мусор до свалок жители не довозят, а просто-напросто выкидывают на улицу. За все эти нарушения полиция составляет протоколы и накладывает санкции — от одного до 100 рублей штрафа или месяц ареста.

1.jpg

Инфографика: Николай Пекарский, ЕТВ

В 108-й статье городового положения, опубликованной в справочнике «Весь Екатеринбург» за 1903 год, говорится:

Запрещается вывозить и выносить на улицы и площади из дворов сор, землю, мусор и всякого рода нечистоты. Вменяется в обязанность содержать улицы в чистоте, и накопившийся сор сметать и убирать пыль с мостовых. В начале весны, по мере таяния снега, навоз с улиц сгребать и вывозить за город в указанные места. Каждый обыватель за сор, пыль и навоз, находящийся против его домового места, ответственен как за несоблюдение чистоты и опрятности. На обязанности домовладельца лежит содержать в исправности тротуары, очищать и разметать летом от грязи, зимой — от снега и посыпать песком в зимнее время.

В 1873 году на заседании городской думы обсуждают поведение недобросовестных жителей. Выясняется, что зимой они складируют навоз прямо на лед пруда. «Домовладельцы, живущие близ Кривцовского моста [Макаровский мост, — прим. ЕТВ], кажется, поставили себе специальной задачей заражать пруд всякими нечистотами, сваливая их в воду: весь берег умощен навозом, и некоторые домохозяева комнатные помои выливают вместо помойной ямы прямо в пруд. Вода от этих нечистот превращается в клоаку», — замечает газета «Урал» 3 августа 1897 года.

После заседания у широких съездов к городскому пруду решено поставить караул из четырех человек, который не разрешает сбрасывать в него нечистоты. Охранники работают всю зиму с жалованьем в семь рублей. Кроме того, по берегам Исети периодически устанавливают частокол (деревянный забор), чтобы телега с мусором не проезжала и не загрязняла пруд.

nyneshnij_perekrestok_ulic_vajnera_lenina_sejchas_na_meste_domov_na_perednem_plane_nakhoditsja_ufsb_a_dalshe_-_tc_uspenskij_i_galereja_krasnyj_leopard.jpg
Нынешний перекресток улиц Вайнера — Ленина. Конец XIX века. Грязно

Фото: 1723.ru

Но нарушители все равно находятся, и их привлекают к ответственности. «На днях ночью на углу Малаховской и Златоустовской улиц были вылиты в водосточную канаву две бочки нечистот, — пишет издание Уральский край“ в выпуске от 19 июля 1908 года. — Разливший нечистоты ассенизатор был тогда же задержан ночными караульщиками, но успел от них вырваться и скрыться…»

Серия вторая

в которой появляется первая организация по борьбе с грязью

В 1891 году город охватывает голод. Власти боятся, что нахлынут опасные заболевания. Поэтому вскоре Екатеринбургская санитарно-исполнительная комиссия публикует решение о создании городского конного ассенизационного обоза для вывоза мусора и нечистот. Историки называют эту инициативу «Симановским детищем» [Илья Иванович Симанов — екатеринбургский купец и городской голова в 1884–1894 годах — прим. ЕТВ]. Сначала обоз работает год, потом власти осознают, что это полезная вещь, и он начинает функционировать постоянно. Нечистоты вывозят за счет городской казны; это, конечно же, приносит убытки.

Сбором грязи в обозе занимаются специально обученные люди — ассенизаторы. Механизм уборки предельно прост: нечистоты из выгребных ям набирают в бочки и вывозят на свалку — либо за Ивановское или Лютеранское кладбище, либо на 2-й километр Сибирского тракта. Сначала в арсенале обоза всего десять бочек, к 1914 году — уже 100.

2.jpg

Инфографика: Николай Пекарский, ЕТВ

Власти уделяют проблеме особое внимание и даже закупают специальную печь, чтобы сжигать «зловонные газы, распространяющиеся вокруг при выкачивании нечистот из ретирадов и помойных ям». На практике эту печь почти не используют — потому что к местам, где производится уборка нечистот, невозможно пройти. Устройство применяют не по прямому назначению: с ее помощью зимой разогревают насосы, чтобы выкачивать жижу из выгребных ям.

Проблемы у городского ассенизационного обоза возникают и с численностью рабочих рук: в 1915 году, например, их катастрофически не хватает. Из-за этого заведующий решает организовать очистку женским трудом: так в городе появляются женщины-водовозы, заменяющие взятых в армию мужей. Все настолько серьезно, что в обозе придумывают свой профессиональный праздник — с молебном и поздравлением от важного чиновника из городской управы.

Город также убирают и частные ассенизаторы, им на жалованье скидываются жители улицы. Также они нанимают специального человека, который летом поливает окрестности их домов, избавляя от пыли.

Жители Уктусской улицы порешили избавиться от злого врага для человеческого здоровья — пыли. Для этого они вошли в соглашение с неким водовозом, чтобы последний приобрел специальные бочки, и по два раза в день поливал улицу. Расход по раскладке на каждую фирму и домовладельца будет грошовый. Быть может пример этот будет заразителен, и на очередь выплывет вопрос об обязательной поливке хотя бы главных улиц Екатеринбурга
— сообщает газета «Урал» 6 мая 1901 года.

В основном, частные ассенизаторы очищают туалеты, так называемые выгребные ямы.

На рубеже XIX и XX веков в Екатеринбурге еще не дымят заводы и не ездят автомобили, но грязи и пыли уже полно. Когда в начале двадцатого столетия в город впервые прилетает авиатор Александр Васильев и показывает народу свой полет над ипподромом, жители едва видят диковинное событие — все из-за поднявшихся столбов пыли, которые полностью закрывают обзор. С появлением каменных мостовых количество пыли увеличивается, а поливочная уборка проводится эпизодически.
60879w860.jpg
Напыливший полет Александра Васильева

Фото: ekburg.ru

Главный источник загрязнения Екатеринбурга тех лет — это гужевой транспорт. Обилие навоза — от лошадей, коров, кур, овец — буквально наполняет улицы. Летом богатые горожане, как правило, уезжают из города. «На любой улице или площади города лежит слой пыли толщиной чуть ли не в четверть аршина, везде валяются обрывки бумаги, конский и коровий помет, раздавленные голуби и крысы и растерянные возами сено и солома», — сокрушаются журналисты «Урала».

Улицы Екатеринбурга замощены не везде. По булыжной мостовой ехать тряско, седокам неудобно. Лучше передвигаться по обочине, но там пыль, а в межсезонье — грязь. Добавляют масла в огонь зыбуны и болота, где часто застревают лошади с телегами. Возле нынешнего зоопарка на улице Мамина-Сибиряка была очень болотистая местность: грязь там победить никак не могли. Зато один из извозчиков делал на этом бизнес: он стоял на берегу огромной лужи и за определенную плату перевозил через нее людей.

Грязь сегодня

В городе грязно и пыльно. Об этом громко кричат многочисленные публикации в прессе: «При малейшем дуновении ветерка вся эта гадость поднимается в воздух и летит в глаза, в рот и нос прохожих и проезжих. Облачиться в приличный костюм положительно невозможно», — пишет газета «Урал» 1 июля 1901 года.

А технологии уничтожения мусора власти применяют самые разные. В мае 1919 года, когда Екатеринбург на некоторое время занимают «белые», и жизнь вроде бы возвращается в привычное русло, управа и городская дума решают сжечь навоз на Хлебной площади (нынешний Дендропарк на улице 8 марта). Жителей это раздражает, а газеты пишут язвительные стихотворные фельетоны:

Жрицы бормочут: «Слава, слава»,
И дымом небу шлют привет.
Гордится выдумкой управа:
Ни до кого ей дела нет.
Пусть обыватель гибнет, чахнет,
Пусть дым стоит в его очах.
Здесь русский дух, здесь Русью пахнет
Здесь жгут навоз на площадях.

Возможности дореволюционного Екатеринбурга отстают потребностей — мусора возникает больше, чем его могут вывезти. Власть пытается бороться с грязью, но у нее это слабо получается: денег не хватает, да и горожане не всегда способствуют — некоторые екатеринбуржцы ведут себя очень недобросовестно.

Продолжение сериала об истории екатеринбургской грязи читайте в среду и пятницу: вы узнаете, как Чернецкий победил «гомерическую пыль» и почему город по-прежнему тонет в грязи.


Коллаж на входе: Николай Пекарский: ЕТВ

Снег в розовом цвете
Городские истории
Снег в розовом цвете
Зачем мэр Екатеринбурга Александр Высокинский пугал чиновников, отвечающих за уборку снега, увольнением.
На сцене
Золотая маска и Чеховский фестиваль в Екатеринбурге
Золотая маска и Чеховский фестиваль в Екатеринбурге
От Валентины Макаровой
Ольга Славникова: «Что-то будет!»