Пять причин исполнить «Приказ короля»

Почему новый балет Вячеслава Самодурова надо смотреть с широко раскрытыми глазами.

Ural Opera Ballet 11 октября представит премьеру — Вячеслав Самодуров посвящает 200-летию Мариуса Петипа балет «Приказ короля». И если в «Пахите», которой театр открыл сезон, восстановлена хореография Петипа и есть параллели с исходным либретто, то новая постановка — это абсолютно оригинальный реверанс Самодурова реформатору балета. И главный вопрос, который, к сожалению, останется без ответа, — это то, как бы отреагировал Мариус на балетные фантазии в его честь. Мне кажется, реакцией Петипа было бы громкое «Вау!»

lrm_export_30210083600756_20181010_162031617.jpeg

Фото: Александр Мамаев

Говорить о том, что идти на премьеру «Приказа короля» надо потому что это, во-первых, красиво, а во-вторых, престижно, мы не будем. Эти причины объясняют необходимость покупать билеты на любой из спектаклей последних лет екатеринбургского Театра оперы и балета. Сегодняшняя премьера — это чуть больше, чем обязательные для Ural Opera Ballet красота и престиж. Итак…

Причина первая

=Премьера премьер=

Публика впервые услышит музыку — ее специально для «Приказа короля» написал Анатолий Королев. И она очень разная. Ритмичная, тягучая, громкая, романтическая, современная, барочная, джазовая, классическая, веселая, танцевальная… И абсолютно не балетная — в том смысле, какой мы привыкли слышать ее в «Лебедином озере» или «Жизели».

Анатолий Королев, став наряду с постановщиками и художниками равноправным создателем спектакля, сумел создать музыкальное произведение, которое рассказывает о Мариусе Петипа. Человеке, для которого не существовало ничего невозможного, хореографе, которому не писаны правила, творце, который опередил время. И при этом, как верно заметил сценограф Алексей Кондратьев, «музыка Королева запоминается и остается после спектакля».

«Музыка связана с общей идеей. Поэтому, раз сюжет абсолютно абсурдный, то и музыка в значительной степени тоже. Если и есть в этом спектакле какая-то идея, то она в том, что каждый номер должен быть непредсказуем. Это происходит и с костюмами, и с декорациями, и с танцем. И с музыкой. Она мечется между барокко и рок-музыкой, джазом и классикой», — говорит о своей работе композитор Анатолий Королев.

lrm_export_30218156216090_20181010_162039690.jpeg

Фото: Александр Мамаев

Дирижер-постановщик Павел Клиничев получил редкую возможность — создать музыкальное сопровождение к спектаклю, общаясь с композитором. Согласитесь, с Чайковским или Минкусом подобное невозможно.

«У нас получился очень органичный спектакль. И музыка, и сценография, и хореография сливаются в одно целое. Это очень стильная работа. Я благодарен Самодурову за приглашение и возможность увидеть, как в его хореографии появилось много нового. Благодарен Королеву за оригинальную музыку, которая не похожа ни на что. Это интересно и свежо. Местами сложно для исполнения, но не для восприятия.

Новое всегда интересно. Особенно когда ты имеешь возможность общаться с композитором. Если я открываю партитуру классика, то я могу лишь догадываться, что он хотел сказать. И где-то могу ошибиться. Наверное, часто так и происходит. В данном случае мне повезло», — объясняет дирижер-постановщик.

Сценография Алексея Кондратьева, главного художника театра «Ленком», — это тоже дебют: он ранее никогда не работал в балетных спектаклях. И создал на сцене удивительную вселенную, в которой меняются времена и ломаются пространства.

«Моя задача — не испортить музыку и танцы. Декорации, как и весь спектакль, сделаны в память великом балетмейстере. Он был замечательным авантюристом. И мог продать душу дьяволу, лишь бы зрителю было интересно.

Я человек в балете новый, дилетант. И встреча с балетом для меня как встреча с инопланетянами, которые выражают мысли и чувства непостижимым для меня языком. И это отразилось в оформлении: все эти странные элементы — это эмоции», — Алексей Кондратьев иронично, но точно подметил главную особенность оформления спектакля.

Все миры, которые создал в «Приказе короля» Вячеслав Самодуров, объединяют лишь герои, путешествующие из эпохи в эпоху. Они отправляются на поиски потерянного рая в костюмах Анастасии Нефедовой, главного художника Электротеатра «Станиславский» — коконах, сохраняющих их сущность, независимо от окружающего их мира. И все, что окружает их в путешествии — дирижабли и пропеллеры, космические лучи и странные механизмы — доказывает: внешний мир, каким бы красивым или непонятным не был, не способен помешать поискам любви.

Причина вторая

=Эксперименты Самодурова=

Несколько лет назад в Перми меня удивил возраст зрителей, пришедших в оперный на «Дон Жуана» Курентзиса. В наш театр тогда ходили в основном интеллигентные дамы сверхбальзаковского возраста. Пермский театр процентов на 80 заполнили хипстеры и студентки, восторженно приветствующие каждое появление Теодора у дирижерского пульта. И он, безусловно, заслуживает звания «кумира молодежи». Точно также, как и Слава Самодуров — художественный руководитель балета нашего театра.

То, что на протяжении нескольких лет он творит на сцене, — один грандиозный эксперимент. И пока «Приказ короля» — его кульминация. Самодуров создал управляемый хаос, где воедино слил музыку, танец, пантомиму, вокал (джазовый — в исполнении солистки свердловского музкома Светланы Ячменевой), свет, звук, краски, пространства, людей и механизмы. Все это подчиняется законам его, самодуровской, хореографии — одновременно ломкой и сильной.

Механические движения принцессы Изоры (Елена Воробьева) подчиняются силе любви. Маршеообразные танцы Короля (Илья Бородулин) и свиты рушатся под напором Черной королевы (Надежда Шамшурина). Ее пленницы как винтики вкручивают себя в сцену, чтобы вдруг сбросить черные чары. Капитан де Блуа-Шампань (Арсентий Лазарев) демонстрирует в танце легкость помыслов и мощь любви. Мастерство хореографа Самодурова рождает настолько яркие образы и характеры, что порой сложно оценить мастерство исполнителей.

С ним — интересно, говорят и дирижер Клиничев, и композитор Королев, и сценограф Кондратьев. Пусть этот интерес не пропадает. Ведь не зря настоящие екатеринбургские поклонники балета больше всего боятся, что «Самодуров уйдет». Потому что каждый его балет — это откровение мастера, которое, в отличие от работ Бэнкси живет даже не до удара аукционного молотка, а лишь пока спектакль идет на сцене.

Причина третья

=Show Must Go On=

«Судя по фото, балет вышел невероятно интересный», — сказала фотограф Дарья Попова, оценивая кадры, которые сделал во время прогона «Приказа короля» ее коллега Александр Мамаев. Но то, что обозначено на афишах как балет, им, честно говоря, не является. Это хореографическое шоу, в котором в равной степени представлены:

свет — его то много, то исчезающе мало. Он то искусно дополняет минималистичные костюмы, то диктует графику движений. Он плавно перетекает от монохрома в цветовой фейерверк, то из лавины красок стекает в тонкий луч;

lrm_export_30223456593007_20181010_162044990.jpeg

Фото: Александр Мамаев

звук — он живет в абсолютном согласии со светом и танцем. Но иногда начинает солировать или превращается в сильного лидера, ведущего за собой кордебалет. Ему удается «проиллюстрировать» и каждую из эпох, включая неизвестное будущее, и просто строительство дирижабля;
lrm_export_30181091695835_20181010_162002625.jpeg

Фото: Александр Мамаев

танец — как и положено в балете, танцуют все. Демонстрируя все то, чего добился Петипа, перевернув почти 200 лет назад представление о хореографии. Показывая, как на классические танцы воздействовали на протяжении столетия разные культуры и лучшие представители мира балета. Двигаясь от неторопливого променада до дискотеки и фантазий на тему хореографии будущего.

lrm_export_30196556122962_20181010_162018090.jpeg

Фото: Александр Мамаев

Что еще должно быть в шоу? Конечно, эмоции, которые в «Приказе короля» рождает каждая картина.

Причина четвертая

=Театр мечты=

Екатеринбургский театр оперы и балета, проведя ребрендинг, превратился в Ural Opera Ballet. Но буквы — это мелочь по сравнению с тем, что уже несколько лет происходит на сцене и свидетельствует о том, что наш театр — не такой, как остальные. Это подтверждают и премьеры, каждая из которых — новое высказывание о предназначении. «Сатьяграха», «Пассажирка» и «Греческие пассионы», «Кармен», «Тщетная предосторожность» и «Ромео и Джульетта», «Пахита», «Жизель» и «Русалка»… Это лишь постановки последних трех лет, о каждой из которых говорят и пишут. И, несмотря на очень разные подходы к каждому из спектаклей, есть в них много общего.

Это…

Обязательный элемент новизны, пусть даже в варианте бережной реконструкции, как было с «Тщетной предосторожностью».

Безупречный вкус, что достигается тщательным подбором команды. И тогда каждая деталь декорации или костюма, либретто или спецэффектов близки к идеалу. Как в «Приказе короля» красные подошвы черных туфель. Казалось бы, мелочь, пусть будут черными… Но нет — без такого маленького штриха не будет совершенного образа.

За что мы любим оперу и балет
Смелость, с которой создатели спектаклей берутся за решение грандиозных задач. Или предлагают свои варианты, не оставляя себе права на ошибку. А потом получают «Золотые маски» — их у екатеринбургского театра оперы и балета уже 15.
Причина пятая

=Елена Воробьева и другие=

Одна из трех прим, заявленных на партию принцессы Изоры. 11 октября на сцену выйдет Екатерина Сапогова, 13-го — Елена Кабанова, 14-го — Мики Нисигути. Воробьева танцует 12 октября. И все они прекрасны. Почему же Воробьева? Она — первая балерина екатеринбургского театра, ставшая для публики настоящей примой. Зрители начали ходить «на нее», награждая криками «Браво!» и букетами. Воробьева исполняла партии во всех балетах Вячеслава Самодурова.

Именно ей досталась одна из первых «Золотых масок» театра — в 2014 году за сольную партию в одноактном балете «Вариации Сальери».

lrm_export_30272462930471_20181010_162134717.jpeg

Фото: Александр Мамаев

В «Приказе короля» она танцует Изору. Так, как она это делает всегда, — изящно, трепетно, мощно и откровенно. То полностью погружаясь в образ таинственной принцессы, то демонстрируя себя — сильную, но нуждающуюся в защите, красивую и чувственную. И та механика любви, которую рождают при помощи декораций, музыки и пластики создатели спектакля, обретает душу именно благодаря Сапоговой, Кабановой, Нисигути и Воробьевой. Которых невозможно не полюбить.

Удивительные фото с генерального прогона балета «Приказ короля»: Александр Мамаев
Быть Филиппом Загурским. Репортаж из расстрельной ямы
Городские истории
Быть Филиппом Загурским. Репортаж из расстрельной ямы
Музей истории Екатеринбурга создал спектакль-мистерию, каждый зритель которого становится участником, примеряя на себя роль жертвы политических репрессий.
Олег Куваев. «Ментально Масяня осталась в 2000-х»
ЛЮДМИЛА ПЕТРАНОВСКАЯ. «И запретом можно сохранить любовь…»
Екатеринбург другими глазами: «Пришлось привыкать к тазикам и ковшам»
Екатеринбург другими глазами: «Пришлось привыкать к тазикам и ковшам»
Японка Мики Нисигути рассказала ЕТВ о жизни в городе, о котором пять лет назад даже не слышала.