Брошенные заводы Урала. В карпинской пряже только девушки

Такие слова, как завод или фабрика, чаще всего ассоциируются с мужчинами. В мозгу всплывает образ крепкого дядьки с закопченным лицом в промасленной спецовке. К черту стереотипы, не весь пролетариат на одно лицо.

В мае 1963 года на окраине Карпинска посреди огородов возник бульдозер. И начал деловито утюжить землю, разрыхляя прямоугольник площадью в несколько гектаров. Это мероприятие машина проводила не во славу сельского хозяйства, а ради прекрасных дам. В этом году совет министров СССР принял постановление о строительстве в Карпинске хлопкопрядильной фабрики для трудоустройства местного женского населения. Вообще в Карпинске на тот момент было несколько промышленных и добывающих предприятий, но не на горный же разрез с кайлом в руках женщинам идти трудиться. Это в военные годы бывало всякое, а в мирном Союзе дам по возможности берегли. Правда на стройке будущей фабрики трудилось немало представительниц прекрасного пола — тех, кто участвовал в стройке, пообещали брать туда на работу в первую очередь.

Коллаж: Николай Пекарский

1.jpg

Открыли фабрику в 1966 году. По уральским меркам здание получилось не очень большое, но для маленького Карпинска корпус фабрики общей площадью в полтора гектара выглядел весьма внушительно. И на работу сюда набрали сразу 1100 человек, преимущественно прекрасного пола, кои обеспечивали работу более 120 000 прядильных веретен. Они производили примерно 11 тысяч тон пряжи, для отправки которой было постоянно задействовано 50 железнодорожных вагонов. Получилось одно из крупнейших предприятий легкой промышленности на Урале.

Но, прежде чем выйти на такие показатели, надо было решить кадровый вопрос. Опытных прядильщиц, чесальщиц, мотальщиц и других специалистов прядильного дела в Карпинске было взять неоткуда, потому местных дам массово отправляли для обучения на Ивановскую и Ярославскую фабрики. А опытных специалистов поначалу пришлось завозить в Карпинск со всей страны. Потом здесь начала работать схема наставничества. Работниц на фабрику набирали прямо после школы — 17-летние девчонки чуть ли не с выпускного экзамена шли к прядильной или мотальной машине в статусе ученика, а через три месяца уже считались готовыми сотрудниками. Позднее в Карпинске появилось специализированное училище, которое готовило кадры для хлопкопрядильной фабрики.

Получилось предприятие практически с однородным составом — молодые девушки, разница в возрасте небольшая. Может поэтому даже сейчас первое, о чем вспоминают ветераны фабрики — очень дружный коллектив. На работе бывало тяжело, но в основном оттого, что всю восьмичасовую смену проводили на ногах. Зато, начав работу в 6:40, освобождались уже в 15:00 и полдня свободны. И тем же коллективом в клуб — не ночной, конечно, а фабричный — Дом Культуры «Текстильщик». Тут спортивные секции и цирковая студия. Или просто танцы по вечерам. Для своих работниц у фабрики со временем появятся и детский лагерь (который зимой становился базой отдыха для взрослых), садики и дворовые клубы. И жилье — 18 многоквартирных жилых домов — было построено для работниц фабрики и с их помощью.


А еще котельная, здравпункт, садовые участки и прочие блага времен СССР. Добавить сюда очень неплохую заработную плату, которая на рубеже 80-х годов тут была самая высокая в отрасли, и станет понятно, отчего в далекий от столиц Карпинск люди перебирались на работу даже из центральных регионов страны. А из соседнего Волчанска и близкого Краснотурьинска сюда целые смены автобусами подвозили. Что до местных чесальщиц и мотальщиц, то, по словам сторожилов, они на работу часто шли весело и с песней. Так что эта деталь из советских фильмов не режиссерами выдумана, а имела место в реальности, по крайней мере, здесь, в Карпинске.

Уцелевший образец оборудования
Уцелевший образец оборудования

Пряжу здесь делали из хлопкового волокна. На Урале хлопок как-то не растет, так что везли сырье сюда издалека — из Узбекистана, Туркмении, Таджикистана, Казахстана, Киргизии и Азербайджана. Пробовали даже подвозить египетский и китайский хлопок. Путь не близкий, но до выше упомянутой Ивановской хлопкопрядильной фабрики или до предприятий московской области везти выходило на 30% дороже. К тому же влажный климат Урала на качестве пряжи сказывался куда лучше, чем сухость и жара теплых республик СССР. На предприятии регулярно проводили модернизацию оборудования. В 60-е фабрику открыли с новейшими, по тем временам, машинами. В 80-е часть агрегатов заменили на современные чешские и немецкие станки — увеличилось качество и объемы производства, И даже присесть за работой уже можно было. Так что к 90-м годам фабрика подошла уверено и без особых опасений.

2.jpg

Даже в раннее постсоветское время здесь продолжалась жизнь и работа. Но постепенно начались проблемы. Перебои с поставками сырья — теплые республики СССР превратились в самостоятельные государства, в некоторых из них вместо сбора хлопка теперь собирали отряды и воевали друг с другом. Другие просто не спешили отгружать сырье, транспортная схема усложнилась. Да и технологии производства пряжи на месте не стояли — теперь для получения качественной пряжи не обязательно было ее везти в такую даль. За жизнь и рентабельность фабрики можно было побороться, но частные владельцы, в руках у которых она оказалась, предпочли быструю прибыль от ее краха. Грустная ирония: в 1995 году Карпинская хлопкопрядильная фабрика получила сертификат о том, что входит в 5000 ведущих предприятий России и является «Лидером российской экономики», а в 1996 году ее закрыли.

Как говорят местные жители, уже тогда с фабрики начинает исчезать то, что представляет ценность. В первую очередь те самые чешские и немецкие станки. Но это еще не конец, в городе постоянно идут разговоры и том, что предприятие оживет. В начале 2000-х фабрику даже снова запускают и берут на работу некоторых сторожилов. Под это дело, говорят, даже были выделены бюджетные средства — скорее всего из областного бюджета, ибо в Карпинске взять денег на это неоткуда, говорят местные. Но продлилось это недолго. За годы простоя оборудование на фабрике безнадежно устарело, обновлять его не на что. Экономические связи разрушены, производство в нынешнем виде нерентабельно. Скоро предприятие затихает вновь. И теперь, видимо, уже навсегда. Все что можно утащить — исчезает. Крупные металлические агрегаты организованно вывезут владельцы, кое-что из небольших железок и памятных вещей растащат по домам на память бывшие работники. Сейчас эти артефакты понемногу аккумулируют в Карпинском краеведческом музее — тут действует экспозиция, посвященная фабрике.

Сейчас Карпинская хлопкопрядильная фабрика представляет из себя огромный мрачный параллелепипед. Большая часть входов закрыта решетками и замками, территория выглядит заброшенной и неуютной. На въезде охрана, за воротами, украшенными серпом и молотом, стоят несколько машин. Местные обитатели говорят, что сейчас тут что-то вроде склада — что-то увозят, что-то привозят. Подробности не известны.

А бывшие работницы фабрики до сих пор дружат. Недавно даже отмечали юбилей предприятия, которого уже давно нет. Но женщины помнят свои коллективы и песни, с которыми когда-то шли на работу.
Редакция выражает благодарность коллективу Карпинского краеведческого музея за помощь в подготовке материала.
Брошенные заводы Урала. Собакин завод в Верхней Синячихе
Городские истории
Брошенные заводы Урала. Собакин завод в Верхней Синячихе
Здесь конкурировали с самими Демидовыми, воевали с Колчаком, голодовали и банкротились. А еще отливали чугун и кое-что другое.
ЕКАТЕРИНА ВОЛКОВА. «Нельзя идти по трупам»
Главные новости Екатеринбурга
Главные новости Екатеринбурга 19.10.2018
Главные новости Екатеринбурга 19.10.2018
От Ирины Шутько
Брошенные заводы Урала. Спирт, рейдеры и долговечный брак в Тавде
Брошенные заводы Урала. Спирт, рейдеры и долговечный брак в Тавде
В очередной серии промышленного сериала ЕТВ расскажет о гидролизном заводе, на котором сошлись два известнейших в Екатеринбурге захватчика предприятий.