«Уральских рукодельниц надо носить на руках»

Интервью с художником-сценографом Дирком Хофакером о декорациях для оперы «Турандот» и опыте наших мастериц.
В следующий четверг, 13 сентября, Урал Опера откроет сезон премьерой спектакля «Турандот». Сейчас артисты плодотворно репетируют, а дизайнеры заканчивают расписывать декорации. Сцену и колонны потихоньку обвивают драконы с блестящей золотой чешуей, а на костюмах героев появляются китайские и монгольские мотивы. ЕТВ побеседовал с художником-сценографом из Германии Дирком Хофакером, который уже работал у нас над оперой «Евгений Онегин», и узнал, что ждет зрителей в этот раз. А также выяснил, каково отношение мастера к феминизму и почему он боготворит уральских рукодельниц.
Дирк Хофакер наблюдает за репетицией спектакля
Дирк Хофакер наблюдает за репетицией спектакля

— Помните ли вы свою первую работу со сказкой про Турандот? Какие впечатления были у вас?

— Это было давно, когда я еще работал ассистентом американского художника по костюмам Майкла Скотта. Пьесу ставил Джанкарло Дель Монако в Марселе. Я тогда совершенно не представлял, как устроен театр. Помню, что главную роль играла крупная женщина, которая кричала на всех. Майкл Скотт шутил насчет нее, что шоу не закончится, пока Турандот не замолчит. В то время в Марселе часто бастовали, и так вышло, что один из бунтов был в день премьеры. Мое самое яркое впечатление: мы вместе с режиссером и художником по костюмам спешно меняем декорации, потому что никто не работает.

— Что особенного в декорациях для постановки «Турандот» в Урал Опере?

— В наше время можно ставить «Турандот» по-разному. Обычно (я тоже так делал раньше) художники стараются максимально воссоздать китайский город. В Екатеринбурге у нас не слишком большая сцена, чтобы делать огромные декорации. Но нам было важно сохранить дух китайской культуры, который связан с естественными формами типа круга, квадрата, поэтому мы использовали формы и символы: драконов и традиционный орнамент.

Материалы тоже особенные. Для декораций мы закупили бамбук и сделали их объемными, а не плоскими. Например, у нас есть колонны и полукруглая двухуровневая конструкция, которая делится на две части. Она будет трансформироваться, но при этом не загромождать сцену. Мы хотели, как сказал режиссер Жан Ромен Весперини, раскрыть эту историю как можно глубже, но оставить немного воздуха для зрительской фантазии. Для меня самым увлекательным оказалось воссоздание сказочного эффекта, так как в наше время люди живут в рутине. А сказка помогает вырваться из реальности, мечтать.

— Расскажите подробнее о двухъярусной конструкции.

— Одним из пожеланий Жана Ромена Весперини было непрерывное течение истории. Пространство должно перетекать из одного в другое, чтобы напряжение захватывало аудиторию от начала и до конца. Двухуровневая конструкция в форме полукруга помогла нам осуществить это. Движутся стены, будто бы из облаков появляется трон. История течет и напоминает непрерывный сон Калафа. В первой сцене появится городская стена. Затем она раскроется, и вы попадете внутрь города. Когда появится трон, зритель очутится во дворце отца Турандот, а во время разговора трех министров увидит качели и городские пейзажи.
В конструкции, которую соорудили из бамбука, скрыт хор
В конструкции, которую соорудили из бамбука, скрыт хор

— С какими трудностями вы столкнулись при подготовке сцены и костюмов?

— Я работаю в Оперном театре на Урале второй раз и знаю его слабые места. Большой вызов для сценографа — это детали. Я беспокоился, насколько хорошо можно сделать драконов, которых в спектакле восемь, или трон, но бутафоры и другие сотрудники полностью меня поняли. Самой трудной в нашей постановке оказалась работа с золотом, которой мы давно не занимались. Она требует опыта и понимания того, как должны выглядеть декорации и костюмы. Необходимо выждать определенное время для клея, чтобы наносить поталь [имитация сусального золота — прим. ЕТВ]. Также мы использовали специальные пенистые материалы, на которые обычно золото не кладут. Это очередной вызов для нас, но я радуюсь результату.

— Чем отличается процесс создания декораций в России и в Европе?

—Я бы носил на руках женщин, которые вручную расписывают ткань, в том числе ваших екатеринбургских рукодельниц. Они не просто умеют рисовать, но и понимают, как меняется ткань в процессе спектакля. Кроме того, русские мастера изобретательны: они знают, как состарить ткань. И вкладывают в работу душу.

Я был в 80 театрах мира и могу утверждать, что в немецкоговорящих странах эта отрасль индустриализирована. Театр, как ваш, дает в Германии 60 и больше премьер в год. В этих условиях оперные театры работают быстро, из-за чего постановки выглядят одинаковыми в разных театрах. Иногда режиссер говорит: «Вы можете выбрать один из трех видов кроя». Потом ткань просто режут на машине. Я не считаю, что это плохо, но для меня такой подход — тоска зеленая.

Такими красочными выходят костюмы из-под рук уральских мастериц
Такими красочными выходят костюмы из-под рук уральских мастериц

В России же есть простор для творчества и возможность вложить любовь в декорации, покорпеть над ними. В Германии, Австрии и Швейцарии детали не создают сами. Их покупают и сводят воедино. В западноевропейских театрах сужают замысел до самого необходимого, отбраковывая как будто бы лишнее. В России больше любят красивую картинку, в Германии — характер героев.

— Каковы образ и характер принцессы Турандот в этой постановке?

— Она разная. В начале Турандот появляется как видение Калафа. Пленительная и мягкая. Это не та принцесса, которую мы встречаем в сцене загадок, потому что в ней Турандот жесткая и принципиальная. В костюме женщины есть военные мотивы, которые делают ее похожей на генерала. Этот же образ отсылает к ее предкам, жрецам, шаманам. Здесь смешиваются китайский и монгольский стили. Когда Калаф отгадывает загадки Турандот, в ней что-то ломается. Принцесса пугается, дает слабину. В характере героини мне интересен огонь, с помощью которого она прячет свои тайны, но в итоге раскрывается. Калаф «распаковывает» ее. Но я не считаю Турандот историческим персонажем. Для меня она — герой из сказки, символ жестокости.

— Вы говорите, Турандот сильная и независимая. Можно ли назвать ее феминисткой?

— Для меня она обычная женщина. Феминистка — это неплохое слово. По-моему, феминистка — это женщина, которая осознает разницу между ней и мужчиной в том плане, что ее ценность не уступает ценности мужчины. Как люди они равны. Это не значит, что она должна быть подстрижена, как мужчина, или вести себя таким же образом. Эта героиня ищет правду. Если вы считаете это феминизмом, пусть будет так.

Женщины, которые придут на премьеру, могут узнать в характере Турандот себя, но не в том смысле, что им разрешается отрубать головы мужчинам. Их рубили тогда, когда это было нормально. Важно то, что в принцессе, как и в зрительницах, есть уязвимость, хрупкость, женское начало. В том, что касается взаимоотношений, эта история современна и поучительна.

В спектакле важны все детали, поэтому приходится следить за всем
В спектакле важны все детали, поэтому приходится следить за всем

— Чему учит эта сказка мужчин и женщин?

— Мужчин — искренне уважать женщин, а также напоминает им, что в слабой половине скрыт огонь, за который нужно бороться. Для молодого неопытного мужчины опера будет интересна тем, что он осознает, что женщину надо не только развлекать, но и понимать ее природу. Женщины не любят глупых мужиков, которые не чувствуют их. Посмотрев спектакль, сильная половина узнает, какие струны души необходимо затронуть, чтобы сердце любимой дрогнуло. Девушкам придет осознание того, что мужчинам тоже бывает непросто, поэтому иногда стоит уступать им.

5s3a9715_result.jpg

Фотографии в тексте: Ольга Керелюк
ЕТВ благодарит Ural Opera за организацию интервью.
Быть Филиппом Загурским. Репортаж из расстрельной ямы
Городские истории
Быть Филиппом Загурским. Репортаж из расстрельной ямы
Музей истории Екатеринбурга создал спектакль-мистерию, каждый зритель которого становится участником, примеряя на себя роль жертвы политических репрессий.
Дума выбирает мэра
Антон Долин про Сарика Андреасяна и наши шансы на «Оскар»
В интересах ребенка
Городские истории
В интересах ребенка
Кто и почему нарушает права детей в России.