Екатеринбург другими глазами: «Я выжил в девяностые в России»

История уроженца Пакистана, который устал отвечать на вопросы о погоде и объяснять, что не торгует оружием.
Жители России не перестают обижаться на стереотипы о себе: матрешка, балалайка, водка. Принято считать, что этим скудными познаниями ограничивается большинство жителей зарубежья. ЕТВ познакомился с бизнесменом по имени Бабар Малик, который родился и вырос в Пакистане. Он получил образование в Москве, а затем переехал в Екатеринбург. Оказалось, что у нас он столкнулся точно с такой же проблемой: его считают «инопланетянином» и бесконечно задают один и тот же вопрос.

Я приехал в Россию в начале девяностых, в самое лихое время в истории вашей страны. Особенно для наивного 16-летнего студента из Карачи, который приехал получать высшее образование в Москве. Впервые я увидел Россию зимой. Тогда все люди вокруг казались одинаковыми: все до одного в пальто и в шапках — ушанках, на которые падали хлопья снега. Лиц не разобрать. Сплошная масса одинаково одетых людей. Позже я понял, что и дома, и интерьеры в квартирах тоже были одинаковыми: в каждой квартире — ковер на стене, телефон с круглым циферблатом, деревянная коричневая мебель, кастрюли с цветочками и табуретки. Даже комнатные цветы тоже были практически одинаковыми у всех. И однообразный ограниченный ассортимент в магазинах.

Мне казалось, что я приехал не из страны третьего мира в Европу, а наоборот. Все стоило копейки, даже для нас — студентов. На доллары, которые в Европе или в США улетели бы за несколько дней, здесь можно было шикарно жить: ходить на дискотеки, в рестораны, на концерты.

Фото предоставлено героем публикации

Но иностранные студенты со смуглой кожей, как никто другой, испытали на себе все «прелести» того времени. В метро к нам несколько раз подходили люди в полицейской форме, показывали удостоверения, а затем забирали все имеющиеся деньги. Спорить мы не могли: тогда еще плохо знали язык, да и к кому бежать за помощью, если перед вами — полицейские? Были это мошенники или нет, я так и не понял до сих пор.

Со временем обстановка начала меняться, а я был уже не первокурсником, а выпускником МГУ, который выучил язык и устроился на работу в международную фармацевтическую компанию. А немного позже меня перевели в Екатеринбург с повышением. И вот уже более девяти лет я живу на Урале. В Екатеринбурге я, пожалуй, единственный пакистанец с российским гражданством, полностью адаптировавшийся к жизни в России.

Фото предоставлено героем публикации

Дома и люди перестали быть одинаковыми, но многое с девяностых так и не изменилось. В России, несмотря на все пройденные жизненные этапы, к иностранцу всегда будут относиться так, будто перед ними не человек, а инопланетянин. И не важно, где это происходит: на паспортном контроле, в магазине, в больнице, при случайной встрече — везде на иностранца будут смотреть с огромными выпученными глазами и обязательно спросят, а то и прямо окликнут по его национальности. И непременно ошибутся. Я постоянно слышу только два вопроса: «Простите, а вы из Индии? А вам не холодно в России?» В таких случаях мне хочется ответить так, чтобы все-все-все, наконец, услышали мой ответ и никогда больше не спрашивали: «Нет! Я не из Индии. И нет! Мне не холодно».

Фото предоставлено героем публикации

В России люди никак не могут избавиться от стереотипов об иностранцах, словно этот пережиток советского прошлого застрял в их генах и переходит по наследству. В такси как-то водитель спросил, откуда я. Услышав «Пакистан», он сам для себя сделал выводы и без капли сомнения ответил: «А, ясно. Оружием торгуете?» В аэропорту на паспортном контроле меня до сих пор просят подождать вместе с другими прилетевшими иностранцами, несмотря на то, что у меня российское гражданство. Даже когда мы ходим с супругой по магазинам, консультанты общаются не со мной, а с ней: «Ему наверное здесь тяжело, плохо и холодно». Они даже не пытаются узнать, говорю ли я по-русски, долго ли здесь живу. А еще бросается в глаза, что все обращаются к тебе на «ты».

За границей общество создается не по национальности, а по гражданству. Сейчас мир изменился, и нет никакого преимущества в том, что ты белокожий, в твоей национальности или религии. Есть только два человека: плохой и хороший.

Фото предоставлено героем публикации

Но несмотря на все это, я люблю Екатеринбург, потому что здесь есть масса возможностей. Я жил в Москве долгое время, но не хочу возвращаться туда. В Екатеринбурге меньше расходов и конкуренции, люди проще относятся к материальным вещам. Обидно только, что в России сейчас мощно развивается только Москва. В той же Америке, например, нельзя выделить один только Нью-Йорк: в Лас-Вегасе или в Атланте будет не хуже. В каждом городе России тоже нужно создавать свои уникальные сооружения, ведь от наплыва туристов они не станут хуже. Вместе с Екатеринбургом будут расти Казань, Новосибирск и так далее.

Для своего уровня Екатеринбург — отличный город, но есть проблемы с транспортом. Трамваи и троллейбусы приходится ждать слишком долго. И не факт, что тебе хватит места. Остановки нужно делать закрытыми. В Дубае в таких комплексах спасаются от жары, а у вас будут от холода. Люди перестанут так часто болеть. Также городу нужны мосты через Исеть и транспортные развязки.

Фото предоставлено героем публикации

Город международного уровня должен расти вверх. Это говорит о том, что вы экономите площадь. Но без хорошей транспортной системы этого делать не нужно. Если построить высотки в центре Екатеринбурга, то мегаполис просто перестанет двигаться. Значит, нужно строить их в новых районах. Деловой центр «Москва Сити» тоже начинали возводить в дальнем районе, и люди считали, что это не перспективно. Сейчас же это один из самых успешных проектов. Аренда в центре города просто не окупится, а улучшать транспортную систему можно всегда.

В Америке есть площадь, где ночь превращается в день. Я говорю о Таймс-сквер. Туристов туда привлекает огромный рекламный щит. В Екатеринбурге тоже можно сделать такое место, например, перенести все экраны к Hyatt. Там они не будет отвлекать водителей, но привлекут внимание туристов, то есть клиентов для рекламодателей.

Фото предоставлено героем публикации

Иностранцы до сих пор думают, что в России все как в девяностых. Один мой знакомый пилот привозил еду с собой, потому что боялся, что придется стоять в очереди за хлебом. Изменить такое восприятие помог чемпионат мира по футболу. Я сам ходил в фан-зону и удивился, насколько хорошо волонтеры знают английский язык. Это понравится любому иностранцу. Спорт — это вообще отличная возможность развивать туризм. В Дубае проходит «Формула -1». И город автоматически приобретает большую известность. Екатеринбург тоже должен стремиться к проведению соревнований такого уровня.

Екатеринбургу пока не стоит гнаться за мегатуризмом, сначала нужно освоить область. Например, из парка Маяковского можно сделать Диснейленд. Получится как с аквапарком, в который приезжают люди со всего региона. А ведь это больше, чем население многих европейских стран.

Урал — это полноценная страна.

Екатеринбург другими глазами: «Мэрия – это мини-кремлевская башня»
Екатеринбург другими глазами: «Мэрия — это мини-кремлевская башня»
Себастьян — дипломат, который уже четыре года работает в уральской столице. Как менялось его отношение к городу? Что до сих пор удивляет? Выяснял ЕТВ.
Константин Арбенин. «Зимовье зверей»
Антон Долин про Сарика Андреасяна и наши шансы на «Оскар»