Городские начальники. Выбирать нельзя назначить

В преддверии выборов мэра Екатеринбург ЕТВ вспоминает самых известных управленцев, стоявших у руля города.
Принято считать, что лучшие градоначальники — те, которых выбрали сами жители города. И вообще, сильный мэр — это благо для мегаполиса. Возможно, и так. Однако история Екатеринбурга, а потом и Свердловска, после 1917 года наглядно показывает: для города, как организма, совсем не важно и не критично, каким способом человек, принимающий ключевые решения, занял руководящий пост. Не верите? Тогда — читайте.

Городской голова уходит в отставку, а на смену ему не приходит никто

После Февральской революции 1917 года в Екатеринбурге (как и по всей стране) началась смута. Городом пытался рулить так называемый Комитет общественной безопасности, который то конкурировал, то союзничал с Советами рабочих и солдатских депутатов. При этом в городе действовала гордума, которая должна была определять, на что потратить казенные деньги. Был тогда в Екатеринбурге и городской голова — Александр Обухов. Но власть его была номинальной. В том числе поэтому он, в конце концов, подал в отставку.

А последним городским головой Екатеринбурга был инженер и архитектор Никита Лебединский. Гласные (так назывались тогда депутаты) думы избрали его на эту должность в июле 1918 года, когда к власти пришли белые. Но правил Лебединский всего год и в июле 1919 ушел вместе с войсками Колчака.
Фото: МИЕ
Фото: МИЕ
Парад в честь февральской революции
После ухода городского головы Никиты Лебединского у Екатеринбурга до 1932 года не было градоначальника — той фигуры, в руках которого были бы (пусть где-то номинально, символически) рычаги управления. А ведь город рос и развивался. В 1924 году сменил имя на Свердловск, в 1925-м обзавелся (наконец-то) водопроводом. И первое, и второе (как и многие другие) судьбоносные для местных жителей решения принимали члены Горсовета. У этого коллективного органа, конечно, были председатели, но их роль и влияние были столь незначительны, что истории про этих людей помнят только архивариусы. Город они не изменили никак — ни в лучшую, ни в худшую сторону.

Мэр — должность расстрельная. В буквальном смысле

Институт градоначальников, прерванный Гражданской войной, начал заново формироваться в Свердловске после 1932 года. Тогда назначаемые (а не выбираемые горожанами) управленцы назывались первыми секретарями городского комитета Всесоюзной коммунистической партии большевиков. Но все свои решения они согласовывали с обкомом, партфункционеры которого фактически и рулили городом.

Должность градоначальника, если смотреть из нашего времени, в начале 30-х годов прошлого века была незавидной. Если не сказать рисковой. Карьеры управленцев, стоявших во главе Свердловска, закатывались стремительно и жутко — обвинение в политическом вредительстве, арест и расстрел. Единственным из пяти «сити-менеджеров», избежавшим казни, был секретарь горкома Фриц Карклин. Но и его не приговорили к смерти только потому, что он покончил с собой.
Фото: МИЕ
Фото: МИЕ
Здание горадмнистрации в конце 1930-х годов

Интересно, что в 1937 году должности первых секретарей горкома и обкома совместили. И не было никакого, знакомого нам по недавнему времени, противостояния между городом и областью в борьбе за ресурсы.

Пошло ли такое объединение на пользу или, наоборот, было вредным, сказать сложно. Но Свердловск развивался, менялся и строился. А управленцы сменяли друг друга с головокружительной быстротой. Так, например, Дмитрий Кабаков был у руля Свердловска всего несколько месяцев — с января по май 1937. Пришедший на его место Абрам Столяр правил чуть дольше, но и его в апреле 1938 года арестовали. Репрессии закончились на следующем секретаре — Константине Валухине, которого казнили в 1939- году.

Неудивительно, что ни один из этих функционеров не остался в коллективной памяти горожан. Не стал символом времени. Никто всерьез не говорит, например, что гостиницу «Мадрид» и Уральский турбомоторный завод построили в «эпоху Валухина».

Хлопоты секретаря: заводы поставил, троллейбусы запустил

Во время Великой отечественной войны, когда Свердловск изменился, окончательно став промышленным центром, на хозяйстве сидел первый секретарь обкома Василий Андрианов. Он руководил размещением эвакуированных заводов в городе, лично курируя этот процесс. Если верить краеведческим байкам, то однажды секретарь Андрианов пришел в редакцию многотиражной газеты Уральского танкового завода № 183 и дал журналистам наказ — написать разгромную статью о руководителях предприятия, которые не следят за чистотой дорог на вверенном им участке.
Еще «во время правления» товарища Андрианова в Свердловске запустили троллейбусную линию до Химмаша, а он «выбил» из Москвы первые троллейбусы.
Фото: МИЕ
Фото: МИЕ
Первые троллейбусы едут по улице Белинского.

Временщик изменил исторический центр. Красиво вышло

После 1950 года структура исполнительной власти в Свердловске слегка поменялась. Власти отказались от идеи 1937 года, когда один человек был сразу на двух должностях — руководил и обкомом, и горкомом. Градоначальников стали выбирать. Но не сами свердловчане, а члены городского комитета партии. И только из тех кандидатур, которые одобрили областные власти.

Казалось бы (по логике современных «разгневанных горожан») временщики-назначенцы вполне могли плевать на город, не заботясь о его развитии. Но этого не произошло. Свердловск жил по законам социалистического планирования, в котором роль личности «сити-менеджера» была исчезающее мала. А действовать на эмоциях с далеко идущими, заметными последствиями для города, могли только люди, находящиеся на самой вершине властной пирамиды. Например, Никита Хрущев, который, посетив Свердловск, приказал ликвидировать ипподром, назвав «пережитком капитализма». Сейчас на том месте, где раньше проводили скачки, находится парк XXII Партсъезда.

2 фотографии
Что же касается градоначальников и их влияния на Свердловск, то город наиболее решительно изменился к лучшему во время правлении секретаря Леонида Бобыкина. При нем — в 1973 году — завершилась реконструкция Исторического сквера в центре города, а Плотинка обрела современный вид, построили Дворец молодежи. Но это произошло вовсе не потому, что Бобыкин был плохой (или хороший), а напрямую связано с «подарками» города на 250-летие.

Жители не имели права голоса, однако город не пострадал

Пожалуй, если сейчас спросить у коренных екатеринуржцев «а кого их градоначальников советского Свердловска вы помните?», то люди назовут две фамилии: Кадочников и Шаманов. Первый с 1983 по 1990 год был первым секретарем горкома. Второй с 1980 по 1988 год занимал должность председателя исполкома совета народных депутатов.

В это время Свердловск прирос на целый район — Комсомольский, известный сейчас под аббревиатурой ЖБИ, капитально реконструировали Театр оперы и балета, а также начали строить метро. Кроме того, именно Павел Шаманов добился того, чтобы запущенный участок в центре города, который планировали застраивать, превратился в Литературный квартал, где разместился Объединенный музей писателей Урала.
Фото: 1723.ru
Фото: 1723.ru
Строительство микрорайона ЖБИ

Обоих управленцев — и Владимира Кадочникова и Павла Шаманова — жители Свердловска не выбирали на руководящие посты. Однако о городе они заботились в меру своих способностей, сил и возможностей. То есть система, при которой у руля мегаполиса стояли люди, получившие свои посты не в результате голосования граждан, а фактически путем назначения, себя оправдывала. Не была вредна.

Более того, Аркадий Чернецкий, о котором многие горожане отзываются с теплотой, в первые свои годы тоже не являлся «всенародно выбранным мэром». Главой его сделал Борис Ельцин, подписав соответствующий указ в 1992 году.

А игры в демократию начались позже. Но это уже другая история.

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам