Х-файлы. Истории молчаливого поколения

Семейное тепло, сибирское виноделие, убийство и насилие... Чем могут удивить 40-летние екатеринбургских миллениалов.

Они платят налоги и ипотеку, ездят на массовых недорогих иномарках, воспитывают детей, стоят в очередях в госучреждения, сидят в соцсетях и смотрят телевизор. Они — самая молчаливая часть общества, даже в политике царят люди или старше, или младше. А им — сорок или чуть больше. Чем они могут быть интересны тем, кого называют миллениалами?

Первокурсники УрФУ, которые учатся на специальности «Медиакоммуникации», по заданию преподавателя и телерадиоведущего ЕТВ, «41 канала» и «Эхо Москвы — Екатеринбург» Владислава Горина отправились на интервью. Четыре десятка человек (с самым что ни на есть незамыленным взглядом) несколько недель разговаривали с 40-летними (теми, кто годится им в отцы). И собирали, как это принято в современной журналистике, истории. Самые интересные фрагменты из жизни людей, которых не объединяет ничего, кроме возраста, — все они из поколения Х — мы предлагаем вам. Среди них — нежная семейная история, случай из тюремной жизни, веселый рассказ о неожиданном увлечении и триллер в духе Тарантино.

«Все было как в комедии какой-то»

— Мне было двадцать лет, и я только вернулся из армии. Сразу начал задумываться о будущей работе. На первое время отец устроил меня в цех электросетей. Я должен был лазить по столбам и налаживать электричество. И вот, первая зарплата! Составляла она тогда рублей 200, может даже 170. Я был рад, как ребенок. Посчитал, что первую зарплату надо потратить на что-то стоящее. Почему-то сразу подумал о маме. Недавно она ездила в Москву по работе и рассказывала отцу, что увидела в магазине рижские духи фирмы «Дзинтарс». «Ну прямо как цветочки, — говорила, — они пахнут». Я, как вы поняли, стал свидетелем этого разговора. В общем, очень ей понравились.

У нас на рынке их тогда можно было купить втридорога, а в магазинах найти практически невозможно. Ну, я и пошел на рынок, нашел и купил! Сказать, что я никогда так собой не гордился — это ничего не сказать. Вот тут я себя таким и почувствовал: подарить маме такие духи за свои же деньги! В тот же вечер прихожу домой, садимся всей семьей ужинать. В моих планах было вот так, ни с того ни с сего сообщить маме о том, что у меня для нее кое-что есть и вручить подарок прямо за столом. И знаете, что произошло?

Все было как в комедии какой-то. Мою фразу говорит отец. Мы с мамой смотрим на него, ничего не понимаем, а я думаю: «Только не это!» Отец уходит, потом возвращается и… дарит ей рижские духи фирмы «Дзинтарс»! Это надо было видеть: счастливая мама и настолько расстроенный я, как будто эти духи принадлежали мне, а кто-то их взял и вручил другому человеку. Родители это, конечно, быстро заметили. На вопрос «Все ли в порядке?» Я рассмеялся, точь-в-точь повторил слова отца о том, что у меня для мамы кое-что есть и преподнес ей точно такие же духи. Смеху в этот вечер, конечно, было! Много по этому поводу шутили, но все были счастливы. Особенно мама. Говорила, что очень ей с такими внимательными мужчинами повезло.

С тех самых пор у нас в семье традиция: на день рождения мамы мы с папой всегда дарим ей флакон этих же самых духов. Вот уже 20 лет. Они сейчас продаются в магазинах — по разной цене с разными ароматами. Ей, по-моему, нравятся любые. Нет, мы не просто из года в год дарим ей духи. Мы всегда придумываем разные подарки, но к этому подарку обязательно прилагаются духи. Иногда иду по улице, почувствую запах этих духов, сразу маму вспоминаю.

«Даже у арестанта есть семья»

— Нахожусь я в боксике. Что такое «боксик»? Этапный боксик — это большая камера, в которую собирают всех зэков, чтобы потом распределить по городам и отвезти на воронках. «Воронок» — это машина для перевозки заключенных. Всех раскидали, остаются одни с Новоуральска. Смотрю, в стороне стоит один скромный дядька с сумочкой. А у каждого человека с собой свое уголовное дело, по которому можно увидеть, за что сидит. Знакомые пацаны подходят к нему, спрашивают: мол, кто такой, покажи дело. Узнаем, что он насильником в нашем городе был, работал на УЭХК [Уральском электрохимическом комбинате в Новоуральске — прим. ЕТВ]. Ему лет пятьдесят, есть жена и две дочери. Он втихушку зазывал детей, говорил: пойдемте, кино посмотрим. Но, как он мне сказал, он их не насиловал.

Пацаны хотели его уже изломать, и нас всех тут же заводят в воронок, и он сидит рядом со мной на скамейке. Я не выдержал, прямо в воронке ему наколотил, пока нас везли домой. Как только нас привезли, он сумку схватил, выпрыгнул. Я его догнал, щелкнул пару раз, он и потух у меня. Милиция смотрит и не вступается, потому что таких не любят. У каждого, даже у арестанта, возможно, есть семья. И не дай бог, что-то подобное с ребенком произойдет.

«Мы не алкоголики, не подумайте»

— Пару лет назад у нас с братом и отцом появилось новое хобби. Мы стали делать домашний алкоголь. Начали с пива. Купили оборудование, и нам понравилось, как процесс приготовления, так и результат. Было приятно после бани выпить то, что сварили сами. Затем захотели попробовать делать и вино. Легких путей мы не ищем, поэтому виноград решили тоже выращивать сами (в Тюменской области). Сибирский климат хоть и суров, но сухой закон, видимо, не любит. Сорт изабелла отлично вьется вокруг крыльца нашего частного дома. Урожай был хороший, а вино из него получилась еще лучше. Пробовали делать и сухое, и сладкое, но в итоге перепутали все бутылки и теперь уже определяем только по вкусу. Кстати, недавно попробовали магазинное вино из того же сорта, что растет у нас: лучше бы не пробовали!

Мы не алкоголики, не подумайте. Ведь нет ничего плохого в том, чтобы выпить пару бокалов за ужином. Моя дочь сейчас учится в Москве. На каникулы она приехала в Тюмень и позвала подружек в гости. Без дегустации, конечно, не обошлось. Вино всем понравилось, говорят: «Совсем не терпкое, но расслабляет быстро, нужно пить осторожно». А мы им: «Ну, вторую сессию сдадите, там и коньяк настоится».

«Моей ненависти не было предела»

— Меня зовут Андрей, моя история началась с празднования 8 Марта. Итак, мы накрыли стол и сели все вместе. Среди гостей был коллега моей жены. Я позвал его покурить на балкон, и тут он мне говорит: мол, знаешь, я с твоей женой гуляю. Я позвал его спуститься поговорить к гаражу.

Моей ненависти не было предела. Я зашел в гараж, взял винтовку и выстрелил ему в область груди два раза. Увидев происходящее, гости выбежали из дома, вызвали «скорую». Следом за ней приехали полицейские и задержали меня.

В конечном итоге я отсидел пять лет. О том, что я совершил, не жалею ни капли, но с женой продолжаю вместе жить.

Истории нашли и бережно записали Дана Полевщикова, Елизавета Онянова, Елизавета Коробейникова, Наталья Толстая.
Иллюстрации: Prawny, художник и дизайнер из Великобритании, Николай Пекарский, ЕТВ.
Брошенные заводы Урала. Собакин завод в Верхней Синячихе
Городские истории
Брошенные заводы Урала. Собакин завод в Верхней Синячихе
Здесь конкурировали с самими Демидовыми, воевали с Колчаком, голодовали и банкротились. А еще отливали чугун и кое-что другое.
Алкогольная зависимость. Лечение гипнозом
Главные новости Екатеринбурга
День города в прямом эфире
День города в прямом эфире
От Ирины Шутько
Брошенные заводы Урала. Рассыпающаяся фабрика Благодати
Брошенные заводы Урала. Рассыпающаяся фабрика Благодати
Три кирпичных трубы возвышаются у подножья железной горы. А посреди развалин могучих зданий стоит могильный крест. Так встречает визитеров кушвинская аглофабрика, точнее то, что от нее осталось.