Нейминг города. Зачем улицы меняют имена

Если стартовать на улице Свердлова, то через Арсеньевский проспект можно добраться до Верхотурского тракта. И при этом оставаться на месте! Не верите? А зря.
В Музее истории Екатеринбурга открылась выставка «Кто такой Толебок?». Странное название объясняется просто. Толебок — это фамилия революционера, в честь которого после Гражданской войны назвали одну из улиц Екатеринбурга. При этом спустя пару лет личность самого героя, даже его имя, стерлись из памяти горожан. А потом сменила название и сама улица. Как раз истории подобных переименований, почему они происходили, как было раньше и стало сейчас, посвящена музейная выставка. И статья ЕТВ.

Его фамилия — на карте города, а что он сделал для Урала? 

Один из аргументов, которые выдвигают сторонники переименования улиц, названных в честь революционеров, звучит как серия вопросов. Если кратко, то — так: «Да кто эти люди?», «Какое отношение они имеют к истории города?» Казалось бы, упреки справедливы. Однако, если взять критерий «что он сделал для Урала в свои годы?», то придется копнуть дальше — в царское время. Ведь именно тогда, а вовсе при Советах, родилась манера давать улицам имена в честь известных людей.

9 мая 1899 года священник Сергий Романовский прислал екатеринбургскому градоначальнику Геннадию Казанцеву письмо, в котором просил к 100-летию Александра Пушкина назвать одну из улиц города в честь поэта. Гласные на заседании думы проголосовали «за». И постановили:

 — Соборную улицу в честь великого русского поэта А. С. Пушкина именовать «Пушкинскою», а впоследствии при насаждении на этой улице бульвара, присвоить это название и бульвару.

ulica_pushkina.jpg
Улица Пушкинская

Фото: 1723.ru

Улица Пушкинская стала первой ласточкой в череде переименований, история которых сохранилась в документах. Через пять лет после этого, в 1904 исчезла с карты города старейшая улица — Верхотурская, названная по имени тракта, который шел из центра города на север. Историческое название сменили, чтобы польстить тогдашнему главе Пермской губернии Дмитрию Арсеньеву. Улицу с формулировкой «за любовь и беспредельную доброту» переименовали в проспект губернатора и назвали его Арсеньевским. Но этот нейминг приживался с трудом. Далеко не каждый горожанин знал, кто тот человек, фамилию которого вписали в топонимику города. И в марте 1919 года, когда Екатеринбург был под властью белогвардейцев, проспект снова решили переименовать. Члены культурно-экономического союза предложили: «Отметить заслуги чехословаков перед Россией и городом Екатеринбургом переименованием Арсеньевского проспекта в Чехословацкий проспект».

К добру ли к худу, но город вскоре заняли красные. И в том же 1919 году, уже в ноябре, Арсеньевский (или Чехословацкий) проспект стал улицей Свердлова. Яков Свердлов, к слову, не только бывал в Екатеринбурге, но и ходил по улице, которую потом в честь него и назвали.

Не хотим жить на Водочной, назовите по другому!

Первыми екатеринбуржцами, которые попробовали сменить название своего места жительства, стали обитатели Ночлежной и Водочной. Людям хотелось более звучных и красивых названий для своих улиц. «Ночлежники» в 1910 году сумели получить от властей имя Симеоновская. Тогда же переименовали в Гоголя улицу Разгуляевскую, потому что власти посчитали такое название неблагозвучным.

А вот «водочникам» не повезло. Несколько раз они писали обращения о том, что хотели бы жить на улице Чехова, но всякий раз безуспешно. Логика чиновников, которые зарубали инициативу граждан, была примерно такой: раз ваша улица знаменита питейными заведениями и алкогольными лавками, то быть ей Водочной. От такого клейма удалось избавиться только в 1918-м году. Но переименовали Водочную не в Чехова, а в Мамина-Сибиряка.

ekaterinburg1910.jpg

Фото: 1723.ru

Вторая волна переименований по инициативе граждан началась в 1921 году и коснулась улиц Верхисетска — тогда еще не района города, а заводского поселка, где было восемь Опалихинских, девять Закутиловых и девять Ключевских улиц.

«Существенные названия улиц настолько сбивчивы и однообразны, что не только пришлый элемент но и сами обитатели Верхисетска путаются в этом нескончаемом лабиринте Опалих и Ключевских… Поступившие от рабочих и граждан Верхисетска заявление об изменении улиц Комиссией рассмотрены и большинство из них уважено», — было сказано в судьбоносном документе.

Таким образом, в Верхисетске увековечили память большевиков, погибших на Гражданской войне в столкновении казаками атамана Дутова. И теперь в районе есть улицы плавильщика Колмогорова, кочегара Махнева, рабочих Фролова, Синяева и других.

Но случалось, что по просьбе товарищей революционные названия улиц приходилось менять по нескольку раз. Так, например, вместо Опалихи появилась улица Бедноты. Но местным жителям с таким неймингом было не весело. И в 1936 году они написали письмо в «Уральский рабочий»: «Улица есть, а бедноты нет и в помине». Авторы письма пожелали жить на улице… Радости. Власти умерили их фантазии, но улицу переименовали — в Чехова.

Неизвестные никому Толебок, Толедов и Краул

Часто в том, что люди не знают историю той или иной улицы, корни ее названия, виновато человеческое нелюбопытство. Однако в Екатеринбурге есть улицы, имена которых не могут «расшифровать» и историки. Например, улица Крауля. Она названа в честь рабочего Спичечной фабрики, только вот в характеристике на него, которая сохранилась в архивах, другая фамилия — Краул. Имени его история не сохранила. Известно лишь то, что он был добровольцем Красной армии, а погиб в 1918 году под Верхотурьем в боестолкновении с белогвардейцами.

kraul.jpg
Характеристика на рабочего Краула. Госархив

Фото: ЕТВ

Кроме Крауля (Краула) была в городе и другая странная улица — Толебок. Именно так, без имени и каких-либо пояснений. Вероятно, это фамилия. 11 апреля 1918 года Комиссия по переименованию постановила: «Узнать в Губисполкоме именем кого названа эта улица».

«Кто такой Толебок выяснить так и не удалось. Улицу назвали Октябрьской. Но в более поздних документах она значится уже как Толедова. Почему так? Кто такой был Толедов? А может, это от города Толедо? Никаких документов об этом не сохранилось. Но название такое есть», — рассказывает автор выставки, сотрудник Музея истории Екатеринбурга Евгений Бурденков.

Ради памяти Республики зачистили город от царских названий

12 апреля 1918 года Ленин, Луначарский и Сталин подписали декрет «О памятниках Республики». С этого документа началась зачистка топонимики городов от «царских названий». Вожди революции приказывали: «Спешно подготовить замену надписей, эмблем названий улиц, гербов и т. п. новыми, выражающими чувства революционной трудовой России».

За один только 1919 год в Екатеринбурге переименовали 46 центральных улиц. Кроме имен большевиков, погибших с белогвардейцами, улицам меняли названия по «зеркальному» принципу. Солдатская стала Красноармейской, Гимназическая – набережной Рабочей молодежи, Клубная — Первомайская, Офицерская — Пролетарская, Александровский проспект — Декабристов.

«Нельзя сказать, что люди восприняли переименования на ура. Горожане оказались консервативны и верны своим привычкам. Поэтому в ходу были как раз прежние, царские названия — Вознесенская улица, Покровский проспект. Их употребляли не только в устной речи, но и в газетных объявлениях. Поэтому, чтобы придать вес новым наименованиям в третью годовщину Октябрьской революции на переименованных улицах установили медные мемориальные плиты с портретными барельефами тех, кому они посвящены — Вайнера, Толмачева, Розы Люксембург и других», — рассказывает Евгений Бурденков.

Со временем, понятное дело, люди привыкли к революционным названиям улиц. Они вошли в историю города и сейчас связаны с памятью его жителей. Именно поэтому любые призывы к тому, чтобы справедливо перекроить топонимику города, начать очистительные переименования, вычеркнув из истории имена «палачей и убийц» — все это не находит горячей поддержки у большинства. Поэтому вряд ли улица Малышева станет снова Покровским проспектом, а Сакко и Ванцетти превратится в Усольцевскую. Возможны лишь компромиссные варианты, как случае с противоборством «Толмачева VS Царская». Изначально инициативная группа города хотела начисто вычеркнуть с карты города упоминание о революционере. Но эта радикальная идея широкого отклика не нашла. В итоге улицей Царской стал именоваться небольшой участок Толмачева — тот, где нет жилых домов. И пока это официальное название, которому нужно время, чтобы укорениться.

Этот человек плохой, вычеркиваем его из географии

Казалось бы, острое желание удалить из городской топонимики упоминание человека, который, как только сменился политический ветер, стал неугодным — это изобретение нашего времени. Эпохи, когда сочувствовать монархам стало хорошим тоном, да и вообще — модно. Улица Софьи Перовской? Той самой, что стояла за убийством императора Александра II? Срочно забыть! Примерно так рассуждали сторонники «исторической справедливости» всего несколько лет назад. Но у этих горячих голов были хорошие учителя-предшественники — из советского времени.

Первым в топонимическое небытие канул Троцкий. Таблички с фамилией этого революционера на улице, которая до него называлась Уктусской, сняли тихо и без помпы в 1929 году. Троцкий был еще жив, но ужезаклеймен как предатель.

Вторым человеком, которого пытались стереть с карты города (а заодно из памяти людей) стал главный инженер УЗТМ Владимир Фидлер. В честь него на Урамаше назвали улицу. Но в 1933 году Фидлера, уже после его смерти, признали вредителем и осудили. А улицу переназвали в Социалистическую.

В 1937 году под опалу попал Данила Сулимов — партийный лидер, который будучи во главе Уральского обкома ВКП (б) пролоббировал идею строительства Уралмашзавода. Товарища Сулимова признали врагом народа и расстреляли. А улица его имени стала Стахановской. В 1963 году Сулимова реабилитировали. И улица с таким названием появилась в Пионерском поселке.

С приходом к власти Никиты Хрущева продолжились вычеркивания с карты города имен политически неугодных. Улица Молотова становится улицей 40-летия Октября, а Кагановический район (названный в честь партийного деятеля Лазаря Моисеевича, который был организатором сноса московского Храма-на-Крови) называют Железнодорожным. С карты Свердловска исчезают все четыре (да, их было именно столько) улицы Сталина. Та, что на Уралмаше, становится проспектом Орджоникидзе, на Уктусе появляется Рощинская, в Нижне-Исетске — Димитрова, а на ВТУЗгородке — Мира.

В 1989 году 18 января выходит постановления ЦК КПСС «Об отмене правовых актов, связанных с увековечивание памяти А. А. Жданова». После этого улица, названная в честь советского партфункционера, который попал в опалу, обретает свое дореволюционное название и становится Мельковской.
gl_prospekt.jpg
Главный проспект сейчас изменился и носит другое имя — Ленина.

Фото ГАСО

12 декабря 1993 года во время выборов губернатора в области провели настоящий, официальный референдум, на котором решали вернуть ли улицам исторические имена или не стоит. Если бы большая часть жителей проголосовала за, то улица Малышева сейчас бы называлась Покровским проспектом, а Свердлова — Арсеньевским проспектом. Улица Вайнера стала бы Успенской, проспект Ленина — Главным, Хохрякова — Тихвинской, Декабристов — Александровским проспектом, Шейнкмана Коковинской, а Первомайская — Клубной.

«Однако по результатам референдума голоса между теми, кто за, теми, кто против и воздержавшимися разделились три части. Ни одна из групп не взяла решающее большинство», — подводит итог Евгений Бурденков.

В настоящее время, не считая нежилого участка Толмачева, который теперь именуется улицей Царской, в Екатеринбурге кардинальной смены нейминга не было. Хотя разговоры об этом то и дело заходят.

Из последнего — обсуждение в канун 200-летия Карла Маркса переименования улицы, названного в честь этого философа. Основной аргумент — немецкий мыслитель никак не связан с Екатеринбургом. На это так и хочется возразить: послушайте, есть же у нас улица Пушкина, а этот поэт в городе тоже ни разу не было!

Так стоит ли что-то менять в устоявшейся топонимике города?
Вопрос, как всегда, открытый.

P. S. Выставку «Кто такой Толебок», посвященную истории переименования городских улиц можно посетить в Музее Истории Екатеринбурга с 11.00 до 20.00 в будние дни и с 11.00 до 18.00 по субботам и воскресеньям.
Быть Филиппом Загурским. Репортаж из расстрельной ямы
Городские истории
Быть Филиппом Загурским. Репортаж из расстрельной ямы
Музей истории Екатеринбурга создал спектакль-мистерию, каждый зритель которого становится участником, примеряя на себя роль жертвы политических репрессий.
Гости Екатеринбурга
ЕКАТЕРИНА ВОЛКОВА. «Нельзя идти по трупам»
ЕКАТЕРИНА ВОЛКОВА. «Нельзя идти по трупам»
От Светланы Зенковой
Главные новости Екатеринбурга
Главные новости Екатеринбурга 22.10.2018
Главные новости Екатеринбурга 22.10.2018
От Надежды Марковой
Улица как памятник
Улица как памятник
ЕТВ придумал, как можно переименовать магистрали Екатеринбурга, чтобы они напоминали о событиях и известных людях.