С куклой на войну

История свердловского режиссера и фронтовика — о том, как Петрушка и Буратино помогли на войне одному лейтенанту и многим военнопленным.
Великая Отечественная война состоит из миллионов историй, трагических и героических. В канун Дня Победы мы хотим рассказать еще одну, необычную…
На столе перед немецким обер-лейтенантом лежали куклы. Розовощекий улыбающийся Петрушка и куда более мрачные игрушечные Геббельс и Гитлер. А перед офицером вермахта сидел советский военнопленный — лейтенант Сергей Скобелин. Ему было совсем не весело. Плен вообще штука безрадостная. А тут еще явная антифашистская пропаганда в вещмешке — расстреляют, как пить дать. Подумав так, лейтенант Скобелин почувствовал себя спокойнее: все равно пропадать, так что толку бояться?

«Зачем Вам куклы?» — вопрошал немецкий офицер. — «Война кругом, а вы находите время для забав «У нас все театры работают», — отвечал Скобелин, чем шокировал обер-лейтенанта, в прошлом актера берлинской драмы. Скобелина не расстреляли. Вместе с другими военнопленными лейтенант был направлен в особый лагерь для военнопленных Шталаг-326. Там бывший и будущий режиссер свердловского театра кукол проведет около восьми месяцев. На дворе стоял 1944 год.

Сергей Скобелин кадровым офицером не был, а был человеком творческим. И отличным организатором. Родился в 1907 году еще в Екатеринбурге. Мальчиком бегал смотреть на строительство Оперного театра, а чуть повзрослев участвовал в его постановках как статист. Окончательно проникнувшись духом театра, Сергей уехал учиться в Ленинград — на режиссера. Вернулся оттуда с женой и активно взялся за работу — был режиссером в нескольких ДК Свердловска и области. В 1938 году стал художественным руководителем Театра кукол и проникся к этому виду театрального действа особой любовью. Актеров постоянно не хватало, и Скобелин нередко оживлял кукол сам. По словам театральных старожилов, все роли знал наизусть. Еще в 1939 году он побывал добровольцем на финской войне, но предпочитал об этом не распространяться. Зато его рисунки той не знаменитой войны выставлялись в Доме Офицеров, где он позже станет режиссером и встретит 1942 год.

Фото предоставлено Театром кукол

На второй год войны положение страны оставалось очень тяжелым и фронту нужны были тысячи солдат и младших офицеров. Командирами часто становились те, кто в мирной жизни руководил колхозами или цехами. Режиссер Скобелин после недолгих курсов получил звание младшего лейтенанта и отбыл в войска. Сначала воевал в качестве командира взвода. А в перерывах между боями развлекал бойцов кукольными номерами. Познакомился с актером-кукольником из Уфы и представления на привалах стали вдвойне веселее.

Кукол делали сами — из подручных материалов. Но несмотря на кустарное производство, получалось весьма добротно. Режиссер вместе со своей куклой начал создал около 60 номеров для красноармейцев. Его веселый Петрушка подбадривал измотанных боями бойцов, заставлял расплываться в улыбках суровые лица.

Кукла однажды спасла лейтенанту Скобелину жизнь. Во время авианалета Петрушка принял на себя осколок бомбы: он застрял в кукольной голове, не долетев до человеческой. Кукле пришлось заменить голову, а Сергей Скобелин отделался контузией. Он вошел в состав концертной бригады и вместе с ней колесил по фронтам — 1-й Белорусский, 3-й Украинский, Юго-Западный. Был ранен, после госпиталя назначен под командование легендарного генерала Чуйкова. Там оказалось что концертная бригада упразднена, и лейтенант был направлен в пехоту.

Несмотря на недавнее кукольное прошлое, Скобелин оказался толковым офицером. За умелое форсирование одной из польских рек, в ходе которого его подразделение обошлось без людских и материальных потерь, офицера представили к ордену Красной Звезды. Но получить его лейтенант не успел: оказался в плену.

4 августа 1944 года два батальона, в один из которых входила пулеметная рота Скобелина, получили приказ проникнуть в тыл противника и захватить участок Варшавского шоссе. Приказ был выполнен, но дальнейшего развития успех не имел. Подкрепление не подходило. Батальоны обнаружили немцы, начался бой, который продолжался несколько дней. Из пулеметной роты Скобелина выжило восемь человек. И их накрыло минометным огнем. Так лейтенант Сергей Скобелин оказался в плену. После допроса у немецкого офицера-театрала его направили в Шталаг-326. А командование сочло режиссера погибшим. Получив похоронку, жена режиссера покончила с собой. Но Скобелин об этом узнает гораздо позже.

Фото предоставлено Театром Кукол

Шталаг-326 — это особый лагерь, созданный специально для советских военнопленных. А, поскольку СССР не подписывал Женевскую конвенцию, отношение к пленникам было бесчеловечным. Тяжкий труде, темные холодные бараки, скудный паек (300 граммов хлеба в день). И постоянные издевательства со стороны немцев. Однажды ослабевший Скобелин рухнул во время обязательных работ — за это его с напарником загнали в ледяную воду: так поддерживали в лагере дисциплину.

По воспоминаниям Скобелина, однажды в барак принесли баланду с песком и травой. То ли поиздеваться решили, то ли продукты для пленных ушли на сторону. Советские командиры отказались есть. Полицаи построили весь барак, грозились и требовали — не помогло. Вызвали немецкого офицера. Тот решил навести порядок: приказал лечь на землю. Хмурый строй изможденных людей не шелохнулся. Тогда офицер разделил строй поровну. Два ряда людей вытянулись друг напротив друга. Немецкий комендант скомандовал одной половине «Лечь!» Опять все стоят… Приказал избить пленных: людей сбивали с ног, топтали, били прикладами, но они снова поднимались. Их снова бросали на землю и продолжали бить. А другая половина пленных смотрела и ничем не могла помочь товарищам. Сломить офицерский барак не удалось — есть баланду они так и не стали, коменданту пришлось найти нормальную еду.

Ближе к концу войны немцы притихли и стали меньше лютовать. Скобелин и другие офицеры почувствовали — что-то меняется. Они были уверены в победе над Германией и близком освобождении. Участились случаи невыхода на работу по болезни. Не желая помогать врагу, многие военнопленные наносили себе серьезные раны — лишь бы оказаться в госпитале. Скобелин специально прижег себе руку о железную печку и не давал ране зажить. Некоторые вводили себе в вену бензин — чтобы нога разбухла. Кое-кому такая форма протеста стоила ампутированных конечностей, но остальных это не останавливало.

2 апреля 1945 года в лагерь въехали танки с белой звездой на броне — американские войска освободили Шталаг. Пленные оказались на свободе и, по рассказам Скобелина, отвели душу по полной. Они врывались в немецкие дома, рвали в клочья скатерти, крушили все, что могли сломать. Дело в том, что некоторых пленных отдавали в услужение окрестным бюргерам, и ярость бывших узников Шталага распространялась и на них. А еще оголодавшие люди умирали от переедания — дорвавшись до еды, они не могли остановиться. Прошло несколько дней. А затем офицерский барак стал понемногу наводить порядок.

Большинство военнопленных оставались воинами, к тому же горели желанием рассчитаться с немцами за унижение: шталаговцы начали делится на батальоны и роты, организовывать на территории лагеря быт по военному образцу. И ждали, что рано или поздно им выдадут оружие, чтобы двинуть на Берлин. И опять людям, пережившим массу тягот, помогали куклы. Сергей Скобелин вновь выступал перед солдатами со своими номерами. Из папье-маше, лоскутов материи и другого подручного материала он сделал Петрушку и Буратино. Веселые, знакомые с детства персонажи, помогали смягчить сердца вчерашних военнопленных и скрасить их досуг.
Так, в ожидании марша на Берлин, под шутки Петрушки и Буратино шталаговцы и провели значительную часть 1945 года. Американцы, контролировавшие окрестности бывшего лагеря, не сообщили бывшим сидельцам об окончании войны, потому освобожденные военнопленные всерьез ждали ее продолжения и после 9 мая 1945 года.

Когда победа все-таки пришла в Шталаг-326, бывших пленных понемногу стали отправлять в СССР. Сергей Скобелин вернулся в Свердловск и стал художественным руководителем театра кукол, проработал три года. Позже, на других руководящих должностях, восстанавливал культуру послевоенного Свердловска. А уже после смерти фронтовика и кукольника его дети принесли в Театр кукол — Петрушку и Буратино — тех самых, что веселили освобожденных военнопленных Шталага-326.

Фото предоставлено Театром Кукол

На фото в тексте — куклы, пережившие с Сергеем Скобелиным войну и плен.
Сортировка-88. Взрыв, перекроивший город
Городские истории
Сортировка-88. Взрыв, перекроивший город
Детонация вагонов с гексогеном стала катастрофой, затраты на ликвидацию которой сопоставимы с постройкой метро от «Проспекта Космонавтов» до «Чкаловской».
Главные новости Екатеринбурга
Главные новости Екатеринбурга 17.10.2018
Главные новости Екатеринбурга 17.10.2018
От Ирины Шутько
Главные новости Екатеринбурга
Главные новости Екатеринбурга 16.10.2018
Главные новости Екатеринбурга 16.10.2018
От Ирины Шутько
Хроники свердловского ОМОНа
Городские истории
Хроники свердловского ОМОНа
В день 30-летия Отряда мобильного особого назначения вспоминаем, чем это подразделение запомнилось жителям Екатеринбурга и его окрестностей.