Дело Екатеринбурга. Векселя для геев с Вознесенки

Мужеложцы устраивали оргии в подвале того самого дома, где в 1918 году расстреляли Николая Романова и его семью.
ЕТВ продолжает серию публикаций о громких судебных процессах прошлого и позапрошлого веков, которые потрясли екатеринбургское общество. На этот раз наша история о гей-скандале, который оказался связан с домом Ипатьева и случился в те времена, когда этот особняк еще не имел нарицательного имени. Этой усадьбой в конце XIX века владел горный инженер, статский советник Иван Иванович Редикорцев. Знаток месторождений самоцветных камней, коллекционер, член-учредитель Уральского общества любителей естествознания и — гей.

О том, что этот далеко не последний человек на Урале, специалист, которого уважали коллеги, был падок на «содомский грех» и платил проститутам-мужчинам, рассказал на днях хранитель Музея истории Екатеринбурга Сергей Скробов. История о богатом гее прошла без подробностей, «на полях» лекции «Злачные» места старого Екатеринбурга».

«Статский советник, сановник православного Екатеринбурга — педераст? Да не может быть!» — решил я. И пустился на поиск подробностей. А помогли мне раскрутить всю историю сотрудники Государственного архива Свердловской области.

Выяснилось, что горный инженер Иван Редикорцев свой гомосексуализм не афишировал. Еще бы! В царской России мужеложство было уголовным преступлением. А скандальная правда вышла наружу, когда три проститута, которых любил горный инженер, пошли против него… в суд с иском о взыскании!

В прессе об этом практически не упоминали: все-таки Редикорцев был уважаемой фигурой. Но все подробности скандала были скрупулезно отражены в уголовном деле, которое завели, но не на Редикорцева, а на его истцов-любовников: мещанина Тимофея Пинигина, отставного солдата Егора Михееева и крестьянина Ивана Шилкова.

Однако — обо всем по порядку.

«На проявления любви без оплаты рассчитывать не мог»

К тому времени, когда большевики расстреляли Николая Романова и его семью, дом, в подвале которого произошло это преступление, стоял уже сорок лет. Инженер горных дел и статский советник Иван Иванович Редикорцев построил его в 1878 году. Создавая свою усадьбу, высокопоставленный чиновник сначала купил два дома на Вознесенской улице (один у вдовы мещанина Анны Пастуховой, а второй у мещанина Петра Попова), а потом объединил их под одной крышей. Особняк получился немаленький — 587,5 квадратных метра. Весьма подходящий для того, чтобы закатывать на такой внушительной площади отвязные вечеринки. Чем, собственно, в свободное от государевой службы время и стал заниматься Иван Иванович.

Иван Иванович Редикорцев.
Иван Иванович Редикорцев.

ФОТО: МИЕ

«Ивана Ивановича Редикорцева нельзя было назвать красавцем. Скорее — наоборот. Он был тугой на ухо, подслеповатый, со следами оспы на лице, поэтому он не мог рассчитывать на искренние проявления любви без оплаты», — рассказывает хранитель Музея истории Екатеринбурга Сергей Скробов.

После постройки усадьбы Редикорцев тесно сдружился с отставным солдатом, рядовым Егором Михеевым, который в те времена был подпольным сутенером. Подпольным, потому что в XIX веке легальна была лишь женская проституция. К тому же содержать дома терпимости на законных основаниях могли только «мадам», но никак не мужчины.

В благодарность за оказанные секс-услуги статский советник Редикорцев помог Михееву построить в Екатеринбурге несколько зданий, которые отставной солдат быстро превратил в публичные дома. И стал жить на нетрудовые доходы. Позже, продолжая свой сутенерский промысел, рядовой Михеев начал сводить своего покровителя с молодыми любовниками. Именно они, а точнее — их жажда денег, и погубили горного инженера.

Из показаний свидетельницы по уголовному делу Ольги Шилковой: «От своего отца знаю, что Редикорцев с Михеевым ранее имели мужеложство, а в последние годы в доме Михеева Редикорцев сводился с другими мужчинами. За эти услуги Редикорцев выстроил Михееву два дома. Как я слышала, Редикорцев и в настоящее время ходит иногда на ночлег к Михееву для мужеложства с каким-то неизвестным мне мужчиной».

dscn3842.JPG
Из материалов дела

Фото: ЕТВ

«Платил за это деньги, причем выдавал векселя»

Статский советник старался щедро платить своим сожителям. Но крупные суммы наличными не давал. Вместо этого, сейчас в такое трудно поверить, Редикорцев покупал внимание бойфрендов за… векселя. То есть, по сути, за расписки. Одно такое долговое обязательство на три тысячи рублей вытребовал с чиновника-мужелюба предприимчивый проститут Тимофей Пинигин. Вексель на такую сумму Иван Иванович подписал в своем кабинете — в том самом, где в 1918 году для цареубийцы Юровского оборудуют комендантскую комнату.

А в спальне особняка, согласно материалам уголовного дела о мужеложестве 1899 года, той самой, где провел свои последние в жизни дни император Романов с женой, Редикорцев заключил договор со своим третьим любовником — Иваном Шилковым.

«Обязан буду уплатить наличными деньгами пять тысяч рублей, если будет в течении трех лет украшать нашу связь мужеложествтвом» — писал Иван Редикорцев в долговой записке, которая позже вошла в уголовное дело.

Из показаний свидетельницы по уголовному делу Ольги Шилковой: «Отец мой говорил мне, что Редикорцев для мужеложства сводился в доме с моим двоюродным братом Иваном Денисовичем Шилковым, которому также платил за это деньги, причем выдавал векселя на разные суммы».


dscn3841.JPG
Из материалов дела

Фото: ЕТВ, ГАСО

Можно сказать, что на мелочи в виде свиданий на одну ночь богатый ценитель мужской любви Редикорцев никак не разменивался. Брал оптом: если покупать того, кто будет греть постель и ублажать, то сразу на несколько лет. Но и награда проституту Ивану Шилкову была обещана такая, что не каждый крестьянин XIX века устоит. Пять тысяч рублей — по 4 рубля и 56 копеек за сутки с момента действия договора — это сумасшедшие деньги по тем временам. Если учесть, что весь особняк, в котором проходили гей-оргии, оценивался, согласно списку недвижимого имущества за 1880 год, в 7 845 рублей. То есть на итоговую сумму любовник фактически мог бы купить две трети усадьбы своего «папика».

Ключевое слово — мог бы. Но этого не случилось. По каким-то причинам Редикорцев не стал платить по счетам. С одной стороны, взыграла жадность: с чего это я буду отдавать людскому отребью, крестьянам да мещанам, целые состояния? С другой, не было у горного инженера тех сумм, которые он письменно под дату и автограф обещал своим сожителям. К концу XIX века финансовое положение 65-летнего статского советника было плачевным. Он поиздержался на любовниках. Поэтому в 1898 году он вынужден был продать свой особняк золотопромышленнику Ивану Шаравьеву, но…

Статского советника убил каминг-аут простолюдинов

Из показаний свидетельницы по уголовному делу Ольги Шилковой: «По векселю этому Редикорцев обещал уплатить мне деньги, когда продаст свой дом. Однако Редикорцев и не думал рассчитываться со мною. Причем сперва на мои требования он просил подождать, а потом отказался от уплаты, говоря что я могу с него искать деньги судом».

Точно так же Редикорцев посылал в суд и остальных любовников, которые тут же перешли в разряд бывших. Ожидаемо, что по всем искам против статского советника Екатеринбургский окружной суд отказал. А векселя объявил подложными. Редикорцев полагал, что все на этом и закончится. Понадеялся, что его экс-любовники Михеев, Пинигин и Шилков не будут доказывать судейским подлинность векселей и рассказывать, за что они их получили. Однако проституты сделали то, чего больше всего боялся статский советник. Рассказали все, как есть. И пошли по уголовному делу как мужеложники.

Редикорцева тоже ждала судебная кара за мужеложество, но его так и не успели допросить. 13 февраля 1899 года он, страшно переживая позор, скончался от апоплексического удара.

23 сентября 1899 года трех проститутов — Ивана Шилкова 26 лет, Егора Михеева 66 лет и Тимофея Пинигина 34 лет — признали виновными по статье «Противоестественный порок мужеложества». Шилков и Пинигин отправились на три года каждый в исправительные арестантские отделения [что-то вроде колонии-поселения с обязанностью работать на благо государства, — прим. ЕТВ]. А Егор Михеев (как более злостный мужеложец, заработавший доход в виде двух домов от связи с Рекордивцевым) получил три года заключения в тюремной камере.

Надо сказать, что когда благодаря суду секс-скандал вышел на публику, коллеги и знакомые Ивана Ивановича Редикорцева не открестились от него. Не стали публично осуждать, приняв его секс-причуду как данность.

9 марта 1899 года на заседании Императорского минералогического общества академик Александр Карпинский писал: «В Екатеринбурге скоропостижно скончался член нашего общества горный инженер Иван Иванович Редикорцев. Покойный принадлежал к числу немногих любителей минералогии, знакомых с предметом вполне научно… И.И. всюду, где бы он не находился, уделял большую часть своего досуга на тщательный сбор материалов и наблюдений, причем и те, и другие отличались достоинством, недоступным для неспециалистов».

Флешбэк в СССР. Пар и мыло Екатеринбурга
Городские истории
Флешбэк в СССР. Пар и мыло Екатеринбурга
Изначально общественные помывочные строили в городе-заводе с утилитарной целью — рабочие должны соблюдать гигиену, чтобы не болеть. А вот полноценным ритуалом и хобби походы в баню стали только во второй половине ХХ века.
Главные новости Екатеринбурга
Главные новости Екатеринбурга 17.10.2018
Главные новости Екатеринбурга 17.10.2018
От Ирины Шутько
Главные новости Екатеринбурга
Главные новости Екатеринбурга 16.10.2018
Главные новости Екатеринбурга 16.10.2018
От Ирины Шутько
Культ досуга. Под куполом
Городские истории
Культ досуга. Под куполом
1 февраля — день рождения екатеринбургского цирка. И сегодня мы рассказываем об одном из самых экстравагантных зданий советского модернизма.