История одного бада-бума. Как взлетает на воздух уральский лед

С опозданием дошедшая до Свердловской области весна принесла в регион противопаводковые хлопоты. Пока одни забивают закрома пивом, другие запасаются сотнями килограммов взрывчатки.
Малоснежная уральская зима расстроила лыжников и порадовала спасателей. Сильного половодья в этом году не ожидается, а значит, у МЧС меньше забот. Кроме спасателей к приходу большой воды готовятся обитатели уральских городов и сел, омываемых реками.

Райцентр Махнево разместился сразу на двух берегах реки Тагил. Поселок имеет два моста — большой красивый для пешеходов и маленький неказистый для автомобилистов. После таяния льдов автомобильный мостик станет подводным, прервав сообщение левобережной части поселка с правобережной. Это значит, что на левый берег перестанут подвозить продукты, медикаменты и другие полезные товары. Поэтому медпункты и магазины забивают закрома впрок.

Перед нами готовый к потопу сельмаг. Торговый зал выглядит вполне типично для подобной торговой точки. Но служебные помещения и коридоры между ними ломятся от мешков, пакетов, коробок и прочей тары. Продавщицы гордо сообщают, что даже такой важный продукт, как пиво, не забыли и запасли впрок. Не говоря уж о крупах, тушенке и прочей еде.

На самом деле, робинзонить жителям левобережного Махнева не придется — просто чаще будут ходить пешком по вантовому мосту и реже пользоваться автотранспортом. Заядлые автомобилисты, не желающие оставаться без колес на время паводка, перегонят свои машины на правый берег. Им, конечно, придется ходить до машин аки пешеходам, по вантовому мосту, но в соседние населенные пункты смогут уехать уже своим ходом.

Так что пока стоит пешеходный мост, паводок в Махнево остается лишь досадной неприятностью, но чрезвычайной ситуацией не становится. Рутина, тут к нему привыкли. Но не всем так повезло с мостами.
В 60 километрах от Махнево есть поселок Санкино, а рядом с ним —уникальный железнодорожный мост через реку Туру. Он построен под узкоколейку — последнюю ветку, оставшуюся на Урале. А еще соединяет поселки Санкино и Калач конечной станцией уникальной дороги. И, если в затопление автомоста в Махнево является лишь неприятностью, то для Калача прекращение работы железнодорожной ветки станет полным разрывом с большой землей. Так что мост, по которому она проходит, в период паводка опекают с особым старанием и шиком.

Путепроводы, соединяющие берега рек, весной подверженны разным угрозам. Их может затопить, может размыть опоры. Или просто снести ледоходом, когда отмерзшая после зимы река придет в движение. Минувшая малоснежная зима проморозила реку Туру в районе моста чуть ли не на всю глубину, значит, льда там много. Чтобы застывшая H20 не скапливалась у моста, создавая ему угрозу, лед надо взорвать. Учитывая что в этом году льда много, — взрывчатки пришлось не жалеть.

Для осуществления промышленного бада-бума взрывники пробурили 120 лунок. В каждую заложили по длинной палки с зарядом на конце — три килограмма аммонита [взрывчатки, которая несколько слабее всем известного тротила, — прим. ЕТВ]. Итого: 360 кг взрывчатки оказались во льду на реке Тура только в этом месте.

Рассказывают, что когда-то местные жители, узнав о том что в их реке оказывается столько взрывчатки, в день Х шли к водоему толпами. Не из праздного любопытства, а для сбора оглушенной рыбы. Но в последние годы, по словам аборигенов, потенциальный улов демонстрирует завидную сообразительность и весной просто исчезает. Вместе с обитателями речных глубин пропадает и интерес обывателей к ежегодным взрывам. Сейчас посмотреть на работу спасателей приходит лишь несколько человек, несмотря на то, что местные власти заранее оповещают всех жителей о дате взрыва — чтобы не пугались.

Итак, хмурый пятничный день. 120 зарядов связаны между собой детонирующим шнуром веселой желтой расцветки. Взрывники ушли со льда и отогнали свои машины подальше. Зрителей — меньше десятка. И те по большей части здесь по работе — представители полиции и местной администрации. Первый взрыв происходит за мостом: он почти не слышен и выглядит непарадно — подумаешь, несколько зарядов. Зато основной смотрится куда солиднее. Кажется, что вся река взмыла вверх волнами колотого льда. Но через секунду лавина оседает, а на белой поверхности остаются воронки солидных размеров.

Мост считается спасенным. Взрывники удовлетворенно любуются результатами работы, зрители расходятся.
Интересно, что в поселке Калач, ради которого взрывали лед на реке и во имя которого содержится последняя станция последней узкоколейки, по словам местных жителей, проживает 11 человек: пять семей, младшему — около 35 лет, остальные — намного старше. Калачевцев не раз пытались расселить, перевести поближе к цивилизации, чтобы не маяться с мостом, узкоколейкой и пудами взрывчатки. Но обитатели поселка отказались наотрез — нравится им уединение. Не бросать же их? Вот и приходится разным бюджетным организациям поддерживать жизнь в Калаче. А еще говорят, что у нас социальные программы совсем не работают.
Условный ад. «Ваше звено погибло!»
Городские истории
Условный ад. «Ваше звено погибло!»
ЕТВ под руководством профессионала пытается понять, что чувствует человек в горящем здании.
Антон Долин про Сарика Андреасяна и наши шансы на «Оскар»
Музыка на ЕТВ
Константин Арбенин. «Зимовье зверей»
Константин Арбенин. "Зимовье зверей"
От Светланы Зенковой
Чистой воды дефицит
Чистой воды дефицит
Разбираемся, откуда пьет Екатеринбург и как наполнить водохранилища уральской столицы.