Дело Екатеринбурга. Как генеральша избила жену своего любовника

Муж потерпевшей поспешил взять вину на себя, утверждая, что супруга все выдумала, но врачи-эксперты расставили точки над «i».

ЕТВ продолжает серию публикаций о громких судах Екатеринбурга, которые будоражили горожан в первой половине прошлого века и описывались в газетах. На этот раз наша история не о массовых беспорядках, иеромонахе-убийце, шпионаже в пользу иностранцев или финансовой афере бывшего градоначальника. Ведь, чтобы завладеть вниманием публики, преступление, аспекты которого разбирают прилюдно, совсем не обязательно должно быть тяжким. Главное — сама ситуация несправедливости, дерзости. Того, что быть не должно, что необходимо наказать, исправить, вернуть в норму.

Так было, например, год назад с делом Игоря Новоселова, «разбойником с Пионерки», который, с точки зрения Уголовного кодекса — тип не самый опасный, ничего насильственного так и не совершивший. Однако за его выходками и расплатой за них следил весь город.

Нынешняя история от ЕТВ как раз из разряда «новоселовщины». 110 лет назад читающая местную прессу публика Екатеринбурга разбирала рядовой, казалось бы, случай: одна женщина ударила другую. Не насмерть, но до синяков. Однако дьявол, а также интерес, крылся, как это всегда бывает, в деталях.

Во-первых, обвиняемая в «нанесении обиды действием» Мария Коженкова принадлежала к привилегированному классу. Она была генеральшей — вдовой действительного статского советника, то есть имела IV чин в табели о рангах, дающий потомственное дворянство. А вот потерпевшая, униженная и побитая Клара Шизгаль из Парижа, титулами и статусом не обладала.

Во-вторых, причиной конфликта стал муж Клары — мужчина, которого не подели эти дамы. Но обо всем по-порядку.

Здание суда Екатеринбурга 110 лет назад.
Здание суда Екатеринбурга 110 лет назад.

Фото: МИЕ

Вот и поговорили! Ушибы на шее, синяки на бедрах

Историю «Генеральша Коженкова VS госпожа Шизгаль», которую разбирал Екатеринбургской окружной суд в 1908 году, дошла до нас в переложении журналистов газеты «Уральский край», которые освещали процесс.

Все закрутилось, когда госпожа Шизгаль, которая постоянно жила в Париже, приехала в Екатеринбург, чтобы найти своего мужа, от которого давно не получала известий. Клара хотела поговорить с супругом, однако дома его не обнаружила. Прождав благоверного три дня, она отправилась на поиски. Помогала ей в этом близкая знакомая госпожа Бордовская, которая стала основным свидетелем по делу. К сожалению для нас, журналисты того времени не написали, благодаря кому две подруги поняли, что супруг Шизгаль явно пропадает в доме вдовы статского советника Марии Коженковой. Пресса об этом говорила суховато, просто по факту: «Долго пришлось разыскивать мужа потерпевшей, пока наконец не надумали поехать в дом госпожи Коженковой».

А вот чем закончился визит к генеральше «Уральский край» живописал подробно, цитируя речь представителя потерпевшей стороны — поверенного Кронеберга:
— Сначала позвонил извозчик — никто не вышел. Тогда сама госпожа Шизгаль стала звонить и стучать в окно, свидетельница же Бродовская пошла по направлению к клубу. Но не успела она сделать несколько шагов, как услышала сзади душераздирающий крик госпожи Шизгаль: «Караул!». И в это же время мимо Бродовской проехал на извозчике господин Шизгаль.

Бродовская повернулась назад на непрекращавшийся крик о помощи госпожи Шизгаль и в это время увидела, что кто-то захлопнул дверь Кожевниковой. У крыльца стояла Шизгаль, и когда к ней подошла Бродовская, та бросилась к ней на руки почти без сознания. Бродовская усадила ее на проезжавшего мимо извозчика и довезла до ближайшей аптеки Левенберга, где пострадавшей оказали первую медицинскую помощь и потом был приглашен врач Падучев, который и констатировал на теле госпожи Шизгаль «ушибы на шее, предплечьях и синяки на бедрах».
Врач Владимир Падучев осматривал Шизгаль сразу после избиения
Врач Владимир Падучев осматривал Шизгаль сразу после избиения

Фото: МИЕ

«Г-н Шизгаль готов благородно принять всю вину на себя, но…»

Вопрос в том, кто же на самом желе избил госпожу Шизгаль был не так прост, как кажется на первый взгляд, и вылился в словестную пикировку между участниками процесса. Если цитировать «Уральский край», то спор во время суда выглядел примерно так.

Представитель обвиняемой Коженковой, частный поверенный Нагаев: «В речи Кронеберга есть много ненужных наслоений и если их отбросить, то виновность Коженковой нельзя считать доказанной. В самом деле, ведь очевидцев происшествия нет, и обвинение построено на одних предположениях. Виновником несомненно является господин Шизгаль, который по собственному признанию бесцеремонно отвел госпожу Шизгаль».

На этот упрек поверенный Кронеберг отвечал: «Г-н Шизгаль готов благородно принять всю вину на себя. Он показал, что отвел жену бесцеремонно, и после этого могли на ней остаться следы, о каких говорится в свидетельстве, так как она очень чувствительна“. Однако если вы примете во внимание, что потерпевшая Шизгаль была одета в ротонду [женскую накидку без рукавов с прорезями для рук — прим. ЕТВ], то неправдоподобность объяснения господина Шизгаля для вас станет очевидна. Чтобы через ротонду причинить синяки на бедрах, для этого надо кое-что побольше, чем простое прикосновение рук».
Екатеринбург 110 лет назад
Екатеринбург 110 лет назад

Фото: МИЕ

О том, что между вдовой статского советника Коженковой и господином Шизгаль есть интрижка, поверенный Кронеберг прямым текстом в суде не говорил. Однако делал «жирные» намеки. «Уральский край» на своих страницах обильно цитировал его речь в суде: «Обращаю ваше внимание на то обстоятельство что, как только раздался крик потерпевшей, муж ее проехал на извозчике мимо свидетельницы Бродовской».

То есть что получается: он всегда был поблизости от вдовы Коженковой, а дома не появлялся, как минимум, три дня. С того самого момента, как вернулась из Парижа жена.

Vox populi vox Dei, глас народа — глас Божий

В процессе Коженкова против Шизгаль журналисты «Уральского края» явно без симпатии относились к обвиняемой. А вот жертве сочувствовали И ее поверенного цитировали гораздо охотнее, чем его оппонента. А уж господин Кронеберг разливался соловьем, бичуя порочность своих противников:

— Здесь в суде нам удалось сорвать с дела несвойственный ему покров тайны и добиться открытия дверей заседания. Благодаря этому общество познакомилось со всеми деталями процесса. И если правда, что Vox pópuli vox Déi, глас народа — глас Божий, то мы можем сказать, что Vox pópuli, голос общественного мнения на нашей стороне.

Поверенный Кронеберг убеждал суд в том, что именно Коженкова избила Шизгаль. Его аргументы для читателей «Уральский край» печатал, не скупясь на газетные площади:

— Логический вывод из анализа фактического материала, добытого судебным следствием, приводит таким образом к убеждению, что побои нанесены госпоже Шизгаль не ее мужем, а Коженковой. Это утверждение находит себе прямое подтверждение в показаниях свидетельницы Скудиной. Не могу так же не указать на весьма важные части показаний Бродовской, где она удостоверяет, что первыми словами потерпевшей, когда она подошла к ней были «меня побила Коженкова». Невозможно допустить, что в первый момент нанесенной обиды, только что грубо избитая, она стала бы лгать. Почему же она назвала Коженкову, а не мужа? Несомненно: так и было на самом деле.

Городской пруд в начале XX века
Городской пруд в начале XX века

Фото: МИЕ

«Нанесение ударов каким-либо твердым орудием, кулаком»

При всех симпатиях общественности Екатеринбурга, поверенному Кронебергу было не просто доказать вину Коженковой. Большая часть его доводов была основана на словах свидетелей. А показания простых людей выглядели как наговор на вдову статского советника, травля по социальному признаку влиятельной и уважаемой женщины, занимающей четвертую ступень в Табели о рангах.

Поверенный Кронеберг это понимал, поэтому и надеялся на показания врача Владимира Падучева, который зафиксировал травмы госпожи Шизгаль. А укрепил позиции потерпевшей по делу, может, того и не желая, лично председатель суда. Он решил проверить точность показаний доктора Падучева. И поручил это сделать экспертам:

— По докладу дела председатель предложил врачам-экспертам Потешко и Архипову досвидетельствовать г-жу Шизгаль и выяснить, отчего могли произойти установленные удостоверением врача Падучева «ушибы на шее, предплечьях и синяки на бедрах». На вопрос врачи ответили, что, несомненно, ушибы на шее и предплечьях и, в особенности, синяки на бедрах не могли произойти от простого прикосновения руками к телу потерпевшей, а явились нанесением ей ударов каким-либо твердым орудием, причем, в отношении шеи таким ударом мог быть удар кулаком.

Показания экспертов и стали последней каплей, после убедившей всех в том, что дело поверенного Кронеберга — правое. А он не уставал ораторствовать о справедливости: «Моя доверительница надеется, что суд справедливым приговором закрепит это мнение. Нам не важно наказание. И мы ходатайствуем, если Коженкова будет признана виновной, применить к ней низшую кару. Но важно, чтобы суд доказал, что и генеральши не могут безнаказанно совершать насилия над людьми!»

В итоге вдову статского советника Марию Коженкову суд признал виновной в оскорблении действием. И приговорил к штрафу. Но размер суммы, на которую наказали генеральшу, «Уральский край» на своих страницах не упомянул. Видимо, журналисты посчитали эту информацию неважной. Не написали они и о том, как дальше сложились отношения между госпожой и господином Шизгаль. Развелись они после пережитого в суде или же нет?

Достоверно об этом ничего не известно. А жаль.

Дело Екатеринбурга. «Гном»  против Его Величества
Городские истории
Дело Екатеринбурга. «Гном» против Его Величества
111 лет назад на журналистов, которые саркастически высмеивали чиновников, полицию и священников, в конце концов, пошутили над самим императором — этаких уральских Charlie Hebdo — завели уголовное дело.
Главные новости Екатеринбурга
Главные новости Екатеринбурга 18.07.2018
Главные новости Екатеринбурга 18.07.2018
От Ирины Шутько
Венский фестиваль в Екатеринбурге
Дело Екатеринбурга. Сытое духовенство против голодного пролетариата
Городские истории
Дело Екатеринбурга. Сытое духовенство против голодного пролетариата
85 лет назад революционный трибунал решал судьбу епископа и протоиерея, которые противились изъятию церковных ценностей в пользу государства.
Дело Екатеринбурга. Елку осудили как врага народа
Дело Екатеринбурга. Елку осудили как врага народа
В лихие 30-е годы прошлого века зеленую красавицу травили в газетах как «буржуазный пережиток» и «символ белогвардейщины».