Флешбэк в СССР. Пар и мыло Екатеринбурга

Изначально общественные помывочные строили в городе-заводе с утилитарной целью — рабочие должны соблюдать гигиену, чтобы не болеть. А вот полноценным ритуалом и хобби походы в баню стали только во второй половине ХХ века.
Есть такие заведения, без которых городу не обойтись. Горожане, например, могут долго протянуть без библиотеки, театра, детских садов и столовых. Без школ и университетов — тоже легко. Но вот без места, где можно привести себя и свою одежду в порядок, помыться в горячей воде, жить крайне сложно. Так что наш сегодняшний разговор о них — о банях.

290 лет назад  баню не делили на половинки «М» и «Ж»

Екатеринбург вырос как город-завод, где изначально не было, да и быть не могло никаких частников. Поэтому большая часть имущества была казенной. А уже начальники и управленцы следили, чтобы работяги были хотя бы по минимуму, но обеспечены всем необходимым. Поэтому совершенно закономерно, что через пару лет после постройки госпиталя и церкви — в 1728 году — в Екатеринбурге открыли первую общественную баню.

Помывочная, как и большинство построек, была из дерева и располагалась на левом берегу Исети, внутри крепостного периметра, около южной стены. Доживи эта баня до наших дней, она стояла бы в районе улицы Куйбышева, где она пересекает реку.
Строение № 31 — это и есть первая общественная баня Екатеринбурга
Строение № 31 — это и есть первая общественная баня Екатеринбурга

Фото: wikimedia.org

Мылись в этой, по сути, большой избе все сразу — и мужики, и бабы. Никаких мужских и женских половин не было. Кроме того, первые годы баня, которую, кстати, назвали «торговой», выполняла функции санпропускника. Здесь проходили дезинфекцию странники и торговцы, желавшие попасть в город.

Соблюдение личной гигиены ограждало жителей Екатеринбурга от многих «болезней грязных рук»: гепатита, тифа, холеры. В этом и была основная городская функция бани, где с развитием и ростом города стали мыться, в основном, неимущие граждане. Все, кто не имел своей личной парилки.

«До чего дожили! Моющихся у дверей встречает швейцар!»

Вторая по счету общественная баня, которая вошла в историю города, открылась уже в советское время. После Гражданской войны Екатеринбург активно развивался, в городе провели водопровод, наладили канализацию. А вот современного, своего и передового места, где советский человек может помыться и постирать одежду, не было. Не порядок!

Это упущение исправили в 1927 году, когда построили баню на улице Куйбышева. Для города это было событие. Вот что писал о нем «Уральский рабочий»:

— Новая баня Горкомхоза по Сибирскому проспекту [сейчас ул. Куйбышева. — прим. ред. ЕТВ] наполовину готова. Она работать начала еще с марта, но потом была закрыта — дооборудовалась. Сейчас в ходу четыре общих отделения — два мужских и два женских — рассчитанных на пропуск 400 человек в одну смену. В среднем в день моется до 1400 человек.

Новая баня Горкомхоза

Новая баня Горкомхоза

Фото: МИЕ

Журналисты не могли нарадоваться на новую баню для рабочих. И писали, вспоминая, как было раньше: «Старую баню с новой не сравнишь — старая чересчур потрепана, хотя и моется в ней сейчас ежемесячно около 21 тысячи человек. Из этого числа большая часть падает на красноармейские части и милицию. Выпадают такие дни, что вместо пропускной нормы в 1650 человек баня пропускает до 2000. Получается давка в раздевальной, толкотня и недовольство моющихся…

Высокие светлые комнаты, крашеные переборки, выстланные плитками полы, под мрамор сделанные скамьи — все носит следы тщательной отделки. Моющихся… у дверей встречает швейцар (до чего дожили!), касса без очереди, хранение платья организованно… и без сумятицы, без сутолоки идет деловое мытье бренных тел».

Котлы для рабочей котельной от «Федора Достоевского»

Историю с прабабушкой всех парилок и саун Екатеринбурга — той самой, которую построили через пять лет после основания города, — повторила баня, до сих пор работающая на Уралмаше. Все началось с завода, который принялись строить с нуля. И параллельно стали создавать остальную инфраструктуру, неотъемлемый частью которой стала баня. Она была нужна, потому что рабочие-первопроходцы жили тогда в землянках и бараках и следить на своей чистотой им было крайне сложно.

«Народную мойку» в стиле классического конструктивизма начали возводить в 1932, а открыли в 1933 — в день запуска Уралмашзавода.

Саму баню на Уралмаше построили в рекордный срок. А чтобы не ждать, когда ее, уже готовую, подключат к горячей воде (для этого нужно было еще тянуть трубы до заводской ТЭЦ), рабочие оборудовали автономную котельную. А три котла для этого сняли с… парохода «Федор Достоевский»!


«Баня с колоннами — это глупость»

С первых лет своей работы общественные бани Екатеринбурга, а тогда, конечно, Свердловска, стали превращаться для советского работяги в своеобразные клубы. В помывочных начали открывать буфеты с пивом и квасом, а посетители уже не просто мылись, но и парились с вениками. Отдыхали.

Однако основная функция — поддерживать личную гигиену — за банями оставалось еще долго. До 40-х годов далеко не все жители города могли смыть грязь трудового дня, не покидая свое место жительства. Даже в элитном по тем временам Втором доме Горсовета [ул. Пушкина, 9] не во всех квартирах были ванные. То есть сами комнаты — имелись, но они были пусты. Без резервуаров для купания. Дело в том, что в 30-е годы XX века ванны делали на ленинградском заводе «Красный молот», а он не справлялся с заказами, и возник дефицит. Так что о индивидуальном релаксе в горячей воде многим можно было только мечтать.

Проблему нехватки помывочных частично разрешили в 1951 году, когда открыли баню на улице Первомайской. Ее построили пленные немцы: настоящий дворец в почти греческом стиле — с портиком и колоннами. Правда колонн было не четное количество, как положено по архитектурным стандартам, а всего три. Говорят, что именно такой необычной деталью архитектор Петр Лантрапов хотел подчеркнуть, что его творение — это именно баня. Поэтому между колонн он поместил сразу два входа: один — для мужчин, второй — для женщин.
Пожалуй, баня на Первомайской стала самой знаменитой в СССР. Потому что ее заметил генсек Никита Хрущев, который решил бороться с излишествами в архитектуре. 26 мая 1962 года правитель СССР на совещании с  руководителями Московского совета по вопросам градостроительства заметил:

— Здесь присутствуют редакторы газет, пусть они слышат. Когда критиковали в одной статье Рязань, а критиковали за театр, там театр построили с портиком. Но я все-таки позвонил товарищу Кириленко, говорю: «Ты позвони и скажи незаметно секретарю Рязанского обкома, пусть оставят, как было, а то сломают портик, и скажите: раз сделали, пусть портик стоит. Вот когда в Свердловске построили баню с колоннами, это глупость. Когда у театра колонны — это разумно».

Никто не хочет просто мыться, нужен релакс и стиль

Свою фактическую монополию на гигиенические услуги общественные бани стали терять в 60-х годах прошлого века. Дело в том, что в 1962 году в городе, наконец-то, появилось центральное отопление вместо восьми сотен мелких и разрозненных котельных. К тому же, в то время коммуналки начали отживать свое, уступая место квартирам в новых домах с полноценными ванными.

И все же общественные бани устояли. Не превратились в атавизм. Не ушли в историю, как, скажем, извозчики. Правда, им пришлось измениться. И сейчас в них не столько моются (это можно сделать и дома), сколько проводят досуг. Впрочем, такая эволюция баням к лицу.

Не случайно, самую старую из ныне действующих бань — ту, которая на улице Куйбышева, собираются реконструировать. И превратить в филиал московского «дворца пара» — легендарных «Сандунов».

Флешбэк в СССР
Культ досуга. Под куполом
Городские истории
Культ досуга. Под куполом
1 февраля — день рождения екатеринбургского цирка. И сегодня мы рассказываем об одном из самых экстравагантных зданий советского модернизма.
Андрей Звягинцев. Про «Оскар», цензуру и Шнура
МИХАИЛ ЗЫГАРЬ. Экс-главред канала «Дождь»
Пешеходный период: бульварные ростки на Ботанике
Пешеходный период: бульварные ростки на Ботанике
Трилогию о пешеходных пространствах Екатеринбурга ЕТВ завершает рассказом о микрорайоне, где изначально все улочки должны были построиться без намека на автомобильный и общественный транспорт.