Флешбэк в СССР. Театры Свердловска

ЕТВ рассказывает о городских храмах Мельпомены времен серпа и молота.
Сейчас некоторые люди старшего поколения вздыхают, глядя на молодежь, — бескультурщина! То ли дело в советское время — народ в театры массово шел, свободных мест в залах почти не было. И это правда — Свердловск был не только промышленным, но и культурным центром. Актеров местных театров здесь любили так, что современным звездам подобные фан-клубы и не снились.

С развлекательной индустрией в СССР дела обстояли не очень. Прославленный советский кинематограф выпускал по нескольку фильмов в год, телесериалов не было (значительную часть советской эпохи и телевидения не имелось). Про компьютерные игрушки и интернет-серфинг не мечтали даже фантасты. За хорошими книгами шла настоящая охота, а многотомные сборники сочинений Маркса или Ленина пылились в шкафах для красоты. Ресторанов и кафе было не так много, поход туда считался выходом в свет. Поэтому театральные спектакли — это и светское мероприятие, и зрелище, и культурное явление. Кроме того, именно в театральных буфетах можно было в антракте накатить рюмку дефицитного коньяка, закусив бутербродом с красной рыбкой.

В Свердловске театров было пять: оперы и балета, драматический, музком, ТЮЗ и кукольный. Все располагались в центре города. По рассказам старожилов, на спектакли охотно ходили и номенклатурные бонзы, и бедные студенты, и работяги. Последние встречались в залах реже — не от нелюбви к искусству, а по транспортным причинам.
Флешбэк в СССР
«Взрослые» спектакли шли по вечерам, некоторые из них продолжались три часа и даже более. Поэтому принаряженным зрителям приходилось бодрой рысью гнаться за последними трамваями-тролейбусами, идущими в парк. Тем, кто не успевал на общественный транспорт, предстояла пешая прогулка до дома — такси в СССР считалось роскошью. Понимая эти сложности, актерские коллективы сами ездили со спектаклями в рабочие районы — вместе с костюмами, реквизитом, а иногда и декорациями. И выступали перед пролетариями на сценах заводских и районных домов культуры, а иногда — в актовых залах самих заводов.

Кроме выездных мероприятий популярности театрального искусства в советских массах способствовал труд распространителей. Театральные работники говорят, что им надо памятники ставить — в советское время эти люди приводили в театр целые рабочие коллективы и учебные классы. Сочетание всех вышеперечисленных факторов и делало искусство в СССР, действительно, массовым.

В 30-е годы прошлого столетия свердловские театры сформировали постоянные труппы и получили отдельные здания (раньше в городе выступали заезжие труппы, театральные кружки или самодеятельные коллективы). Но один театр появился в нашем городе гораздо раньше.

Театр оперы и балета

«Пахита» Петипа в постановке Вячеслава Самодурова
«Пахита» Петипа в постановке Вячеслава Самодурова

Фото: Дарья Попова

Актеры, кстати, возмущены названием остановки — «Оперный театр». А как же балет? Он ведь тоже наш театр прославил как в масштабах страны, так и за ее пределами!

Появился этот театр не в Свердловске, а в Екатеринбурге — еще том, небольшом городе в Пермской губернии Российской империи. В городе часто бывали с гастролями приезжие артисты, имелся собственный музыкальный кружок, а в 1912 году на месте старой дровяной площади (места торговли дровами) построили изящное каменное здание театра. Местные его еще окрестили «белым кораблем» — на фоне тогдашних мрачноватых, по большей части деревянных, построек театр выглядел весьма величественно. Были премьеры и овации, но потом случилась Октябрьская революция, а за ней гражданская война — всем стало не до театра. До 20-х годов о нем забыли, а в 1924 году открыли уже под именем государственного оперного театра имени Луначарского. В 1931 году вспомнили про балет — так и получился Театр оперы и балета имени все того же революционера.

Забавно, что не все буржуйские замашки были сразу изжиты. Так, центральная лестница какое-то время предназначалась только для обеспеченной «чистой» публики — солдатам, бедным студентам, рабочим и прочим предлагалось воспользоваться боковыми. Кстати, небогатые, но образованные студенты часто служили более обеспеченной, но менее просвещенной публике, сигнальщиками. Галерка первой начинала аплодировать — это служило сигналом для более солидных господ (а позже и товарищей) о том, что можно проявить эмоции.

4_3ob.jpg
Театр оперы и балета. Фото царских времен
Когда во времена СССР в театре стало больше зрителей с рабочих окраин, служители Мельпомены отнеслись к этому с пониманием. Случалось так, что во время антракта или перед началом действия режиссер или актеры шли в зрительный зал и объясняли собравшимся происходящее на сцене.

В советское время театр имел негласный статус «лаборатории советской оперы». А все потому, что масса актеров и режиссеров, начинавших здесь, переезжали в Москву. И становились звездами союзного масштаба.

Но многие таланты предпочитали остаться в Свердловске. В основном благодаря публике — их тут просто обожали. Бывали случаи, когда старшеклассники (и особенно старшеклассницы) сбегали с уроков и на сэкономленные на обедах деньги покупали билеты в театр.

Театр драмы

«Дни Турбиных» на сцене театра драмы
«Дни Турбиных» на сцене театра драмы

«Шоб вы себе знали», имеет одесские корни. До 1930 года в Свердловске драмтеатра не было, зато с большим успехом два года подряд гастролировал передвижной художественный театр «Красный факел» из Одессы. Спектакли давали в здании городского театра (ныне кинотеатр «Колизей») — в ту пору тут проходили самые разные общественные мероприятия: от сеансов синематографа до собраний и трагедий Шекспира.

Но в 1930 году одесситы уехали, а потребность в театре осталась. И трудами театрального деятеля Морица Мироновича Шлуглейта в Свердловске создали собственную театральную труппу. Ей выделили здание на улице Вайнера — там долгое время и квартировал драматический театр.

Как легко догадаться из названия, основные постановки здесь имели тон серьезный, подчас трагический. Главным поставщиком сюжетов для театра был драматург Александр Островский — из 427 постановок, созданных тут за советский период, его пьесы послужили основой для 20. Особенно часто играли «Грозу» — произведение, включенное в советскую школьную программу, но не всеми с первого раза понятое. В репертуаре было много русской классики, но и Шекспира не забывали. Аудитория у спектаклей тоже разнообразная — от старшеклассников, приведенных педагогами в рамках культурного просвещения, до романтических пар разных возрастов. При встрече с самыми известными актерами теряли речь не только простые зрители, но и другие артисты — это было то же самое, как сейчас на улице Анжелину Джоли встретить.
Сейчас это здание на улице Вайнера ничем театр не напоминает
Сейчас это здание на улице Вайнера ничем театр не напоминает

А потом был 1941 год и война. В Свердловске оказались в эвакуации столичные — многие из них шли работать в драмтеатр. С другой стороны, местные лицедеи уходили на фронт — одни с оружием в руках, другие в составе агитбригад. И надолго выпадали из привычной театральной жизни. Но потом многие из выживших отмечали, что эти «командировки» помогли вжиться в роли своих героев. В военное и послевоенное время героических и патриотических постановок хватало, батальные сюжеты не переводились. И артисты, побывавшие на настоящих боевых позициях, легче получали в них роли.

Потом были 50-е годы и культ личности Сталина — на театре он не мог не сказаться. Но кроме идеалогически выдержанных постановок, свердловская Драма умудрялась ставить и другие спектакли, за что порой имела проблемы с партийными органами. Но в целом с государством драмтеатр не ссорился (тогда это было смерти подобно). В 1977 году театр получил звание академического, и тогда же был заложен первый камень его нового здания на набережной. Достроили его спустя 13 лет, уже на закате СССР.

В эпоху перестройки за кулисы проник дух свободы, постановки стали более злободневными. Набрал популярность формат социально-психологической драмы. В 1987 году здесь поставили первый спектакль Николая Коляды «Игра в фанты» — история о проблемах молодого поколения.

Театр музыкальной комедии

«Силиконовая дура» — Александр Пантыкин & Константин Рубинский
«Силиконовая дура» — Александр Пантыкин & Константин Рубинский

Музком появился в Свердловске в 1933 году. В те годы по стране вообще шел настоящий бум — во всех более менее крупных городах открывались театры музыкальной комедии. Времена тяжелые, радостей у народа немного а из театральных жанров оперетта легче всего понимается неподготовленным зрителем. В СССР музыкальные комедии вообще очень любили, они и на киноэкранах возникали часто. Так что появление и развитие театров, специализирующегося на таких спектаклях, было более чем логично.

В качестве первого коллектива театра взяли гастрольную труппу с Украины.
Зданием нового театра музыкальной комедии назначили бывший Клуб приказчика, который стоит теперь на перекрестке улиц Ленина и Карла Либкнехта. С тех пор это место считается у актеров музкомедии счастливым, хотя по своим техническим характеристикам оно не совсем подходит музыкальному театру. Во-первых, зал прямой, и у него не очень хорошо с акустикой. Во-вторых, актерам, выбегающим со сцены, приходится закладывать крутой вираж, чтобы оказаться в единственном кармане, который находится в задней части сцены. По бокам места мало, и служителям Мельпомены в своих богатых костюмах выполнить такой маневр бывает трудно. Первый режиссер театра позже был спасен своими же подчиненными от злых чекистов — он оказался благородного происхождения, аж из пажеского корпуса. Но театр его отстоял, хотя какое-то время судьба режиссера висела на волоске. Позже он получил сталинскую премию и угроза окончательно миновала.

Актеров сюда созывали со всей страны, в том числе и из двух столиц. Люди ехали за ролями, за энергетикой, за перспективами. Театр делал ставку на премьеры — тут ставили спектакли, которых еще не было в СССР. Даже примета такая была в советском театральном сообществе — если у Свердловской музкомедии сценическая судьба спектакля задалась, можно ставить это произведение на своей сцене. И первый мюзикл в СССР поставили тоже здесь — в 60-е годы, и назывался он «Черный дракон».
С цензурой у Музкомедии обычно проблем не было — театр не старался быть особенно оппозиционным к власти. Сам жанр музыкальной комедии легкий и неконфликтный. Сюда больше приходили отдыхать и получать хорошее настроение. Сейчас на этой сцене играют более острые постановки, а в советское время здесь ставили оперетты, романтичные и веселые. Поэтому кое-кому из постоянных зрителей, оставшихся с советских времен, современный театр музкомедии бывает трудно принять — идут по привычке за легким спектаклем, а им что-то сложное показывают.

Аудитория у театра музыкальной комедии была примерно та же, что и у драмтеатра. Люди на спектакли шли самые разные, но в основном это были образованные господа, студенты (благо вузы вокруг), зрелые семейные пары и молодые влюбленные, иногда целые трудовые коллективы, привлеченные распространителями. В Театр драмы шли, чтобы поплакать и задуматься, в Музкомедию — чтобы посмеяться и расслабится. И музыка тут полегче для восприятия, чем в Театре оперы и балета.

Еще актерам музкомедии очень нравились выездные концерты на Уралмаше. Там их особенно любили — понятное искусство в гости приехало, поют и танцуют. У некоторых актеров целые фан-клубы на рабочих окраинах появлялись.

Театр юного зрителя

Музыкальная феерия «Стойкий оловянный солдатик»
Музыкальная феерия «Стойкий оловянный солдатик»

ТЮЗ основан еще в 1930 году как передвижной театр для молодежи. Затем его поселили в ДК Свердлова неподалеку от площади 1905 года. Профессиональную труппу театр собрал в 1932 году, а через пять лет получил свое здание на улице Карла Либкнехта, там сейчас располагается Учебный театр.

Театр юного зрителя стал настоящей кузницей кадров. Здесь давали шанс молодым актерам и режиссерам, не успевшим еще раскрутиться. Например, Владимир Мотыль, снявший «Белое солнце пустыни», начинал здесь главным режиссером. В ТЮЗе он среди прочего поставил «Три мушкетера» — на этот спектакль билеты раскупали в мгновение ока даже без помощи распространителей.

Репертуар у ТЮЗа получался весьма разнообразный, не дающий актерам расслабиться. Вечером лицедею могла выпасть тяжелая и трагическая роль в серьезной постановке, а утром — изволь улыбаться и скакать в образе какой-нибудь лошадки в детской пьесе. Юный зритель — достаточно широкое понятие. Сюда и школьники попадают, и студенты, и те, кого сейчас называют молодыми специалистами. В общем, огромный разброс аудитории, очень широкий спектр ролей и работа на износ.
Бывшее здание ТЮЗа на перекрестке Карла Либкнехта — Первомайская
Бывшее здание ТЮЗа на перекрестке Карла Либкнехта — Первомайская

И в советское время, и сейчас в ТЮЗ часто приходят целыми классами. И если педагог, заказывая билеты, не удосужился подумать о том, на какой спектакль везет школьников — могут быть проблемы. Особенно у актеров — они серьезную драматическую сцену играют, а перед ними ходит на ушах весь зал: скучно им на терзания взрослых смотреть! По рассказам ветеранов тюзовской сцены, самый кошмар начинался, когда привозили детвору из районов — видя автобусы с этой публикой, артисты понимали, что играть будет трудно. Эти юные зрители могли и жеванной бумагой из зала обстрелять, особенно, если педагоги не очень-то за ними приглядывали.

Другая разновидность молодежи — солдаты. Привезли как-то раз на спектакль роту срочников, те сидят и не шелохнутся. На сцене комедия, актеры ждут взрывов хохота, а зал как вымер. Позже все разъяснилось — строгий командир, не вникая на какой спектакль его подопечные идут, скомандовал «Всем сидеть тихо и если хоть один начнет ржать или еще что…» Бывали у ТЮЗа и проблемы с партийными органами — особенно, когда режиссеры ставили пьесы, где герои размышляли об устройстве мира или взрослении.

А еще ТЮЗ славился новогодними елками. Даже во времена Великой Отечественной войны здесь проводили шикарные праздничные мероприятия для детей. И всю советскую эпоху, когда новогодние елки проходили почти в каждом городском зале, тюзовские выделялись масштабом и качеством.

Театр Кукол

«Кто разбудит солнышко»
«Кто разбудит солнышко»

Это театр для самых маленьких. Он появился тогда, когда в ТЮЗе заметили, что на спектакли стали попадать совсем уж малыши. И решили перенять опыт Ленинграда, где уже был театр кукол. Заказали реквизит из северной столицы и на базе театра юного зрителя стали показывать кукольные спектакли. Только в 1932 году был сыгран спектакль «Письмо из Италии» — это уже была самостоятельная постановка свердловского театра кукол.

Профильного образования у первых актеров не было — приходили из самодеятельности. И выступала труппа кукольного театра часто в формате выездной самодеятельности — колесила со спектаклями по разным залам, школам и детским садам. Постоянные гастроли с бортовым грузовиком — в середине кузова реквизит и декорации, по бокам — актеры. Приехали, разгрузились, отыграли, загрузились и дальше поехали.

Первое помещение у театра кукол было на Ленина, 15 — в жилом двухэтажном доме. Оборудовали склад, две репетиционных комнаты, крошечные административные помещения. В годы войны многие кукольщики ушли на фронт — кто в солдаты, кто в агитбригады. А один из актеров, попавший в плен и оказавшийся в немецком концлагере, даже там умудрился сделать двух кукол и устраивать небольшие представления для товарищей.
«Сказ о попе и работнике его Балде». Довоенное фото
«Сказ о попе и работнике его Балде». Довоенное фото

Настоящее помещение с оборудованным залом у театра кукол появилось только в 1964 году — это было первое специализированное здание для подобного театра во всем Советском Союзе. С тех пор и по сей день свердловские кукольщики обитают на улице Мамина-Сибиряка. На момент постройки нового здания в театре работало около 20 актеров. Маленьких зрителей тогда в шутку звали «двадцатчики» — по цене билета: 20 копеек.

Как говорят актеры-кукольщики, их игра особенная: другие артисты вживаются в роль сами, а им приходится вдыхать жизнь в игрушки. Получив новую куклу, они подолгу играют с ней, просят художников что-то изменить. Зато потом куклы начинает сами жить. В театре к ним относятся как к детям.

Со временем в репертуаре театра кукол появились и взрослые спектакли — например, «Приключения бравого солдата Швейка». На такие постановки идут люди в возрасте. А вот молодежь привлечь не получается, хотя над этим активно работают с советских времен по сей день. Редко, но бывает, что посмотреть на кукольный спектакль приходят молодые пары. А потом детей своих приводят.
Фотографии в тексте предоставлены сотрудниками театров
Все идет по плану
Все идет по плану
К каким изменениям готов Екатеринбург в будущем и как не снизить темпы развития города сейчас.
Главные новости Екатеринбурга
Главные новости Екатеринбурга 19.10.2018
Главные новости Екатеринбурга 19.10.2018
От Ирины Шутько
ЕКАТЕРИНА ВОЛКОВА. «Нельзя идти по трупам»