Дело Екатеринбурга. Убийство пионера как знамя классовой борьбы

86 лет назад уральцы зачитывались историями судов над кулаками, которых журналисты представляли душегубами-детоубийцами.
ЕТВ продолжает серию публикаций о громких судебных процессах, за которыми следили жители Екатеринбурга. Мы уже писали о процессе над зачинщиками массовой драки, в честь которой носит свое имя площадь 1905 года. Рассказывали о редакторе скандального журнала «Гном», уральского Charlie Hebdo, который отвечал перед прокурором за оскорбление императора. Разбирали крутое репутационное пике бывшего хозяина города, градоначальника Ильи Симанова, которого обвиняли в мошенничестве и растрате.

Все эти судебные процессы были до революции. А после гражданской войны, когда Екатеринбург стал Свердловском, каждое дело, о котором рассказывали журналисты, приобретало пропагандистско-политический окрас. Время было такое.

Фото: ЕТВ

Кулаков-детоубийц — к ответу!

В начале 30-х годов прошлого века в СССР шел процесс коллективизации: крестьянские хозяйства объединяли в колхозы. И каждый, кто работал на земле, был обязан большую часть зерна отдавать государству. Это называлось «хлебосдача». Планы такой «хлебосдачи» постоянно повышались, поэтому жители деревни, зачастую, чтобы просто не умереть с голоду, утаивали часть своего урожая. За это их клеймили в местной прессе саботажниками и ворами, расхитителями советского имущества. И, конечно же, судили.

Однако, государству было мало наказать «саботажников». Власти стремились показать, что те, кто не сдает хлеб государству, настоящие враги, сочувствовать которым просто преступно и аморально. Показать это было несложно. Сама жизнь подкидывала нужные факты, только успевай интерпретировать в нужном ключе: в декабре 1932 года как раз шел к завершению процесс по делу о гибели 13-летнего пионера Коли Мяготина. Главное, что требовалось от журналистов «Уральского рабочего» — показать невинность и даже праведность жертвы. Особенно на фоне зверского оскала крестьянских кулаков, ставших детоубийцами. Истинные мотивы преступления ни читателей, ни корреспондентов тогда не интересовали.
Статья по делу Коли Мяготина
Статья по делу Коли Мяготина

Фото: ЕТВ

«Охапка сорванных подсолнухов выпала из детских ручонок»

В публикациях 1932 года 13-летний Коля Мяготин из деревни Колесниково представляется читателям почти святым мальчуганом. Мастера пиара тех лет описывают подростка так: бывший детдомовец, сын погибшего в боях с белогвардейцами красноармейца, мальчишка «стал лучшим активистом-ударником», который «организовывал многочисленную армию детворы и агитировал по бригадам и избам за ударный сев», а также «неотступно и зорко следил за кулаками».

И паренька убили. Этот факт и лег в основу уголовного дела. А дальше — возможные варианты того, как произошло преступление. По одной из позднесоветских версий, на которой могли бы настаивать толковые адвокаты обвиняемых (если бы они у них были), Коля Мяготин вместе с приятелем Петькой собирали подсолнухи на колхозном поле. Их увидел сторож. И решив, видимо, припугнуть, случайно убил одного из мальчишек. А второй — Петька Вахрушев — убежал и рассказал, как все было. Но после изменил свои показания.
Газетный портрет Коли Мяготина
Газетный портрет Коли Мяготина

Фото: «Уральский рабочий»

В 1932 году для обвинения власти взяли иную версию произошедшей трагедии. Никого убийства по неосторожности! Над Колей жестоко расправились кулаки. И точка. Именно под таким углом, в красках была подана эта драма в зимних номерах «Уральского рабочего»:

«На узенькой тропинке подсолнечного поля лицом к лицу встретились два непримиримых врага. Один — 13-летний пионер Коля Мяготин, надежный и бесстрашный разоблачитель кулацких махинаций. Другой — Иван Вахрушев, активный пособник кулаков в хищении колхозного имущества.

Иван Вахрушев подошел почти вплотную. Коля у самых глаз увидел черное дуло ружья, а за ним искаженное животной ненавистью лицо Ивана.

Охапка сорванных подсолнухов беспомощно выпала из детских ручонок.

Еще мгновение — и полный заряд картечи подкосил бесстрашного и смелого борца за социализм. Израненный, обескровленный Коля еще жил. В мучительной агонии он бился долгих два часа. Тем временем двенадцатилетний Петька Вахрушев, который завел Колю в ловушку, снова сбегал в деревню за братом и сообщил, что Колька еще жив. Снова вернулся Иван в далекое поле. Снова зарядил картечью ружье и с жутким спокойствием и злорадством закончил свою расправу над юным пионером».

«Ваши махинации я выведу на светлую воду»

Официальным мотивом убийства Коли Мяготина стала [как это подали в «Уральском рабочем» — прим. ЕТВ] «животная ненависть к социализму». Из 13-летнего подростка сделали жертву зверского кулацкого террора.
Карикатура на кулака в «Уральском рабочем»
Карикатура на кулака в «Уральском рабочем»

Фото: ЕТВ

В смерти Коли Мягтина обвинили не одного человека, а сразу нескольких. Заправилами «банды» назначили крестьян Якова и Фотея Сычевых, а сподручными исполнителями — братьев Вахрушевых. Вот как об этом писал «Уральский рабочий»:

«В 1930 году раскулачили и выслали старшего Сычева. Братья Сычевы быстро переменили форму борьбы с советской властью. Они перекрасились в защитный цвет. Яков Сычев полез в колхоз и там начал вести вредительскую работу. В самый разгар уборочных работ вор преступной рукой выводил из строя машины.

Сычев подбивал подкулачников на саботаж. Фотей тоже не сидел сложа руки. Он сколотил банду подкулачников и ловко наладил систематическое хищение колхозного хлеба. Братья Иван и Михаил Вахрушевы были его непременными пособниками. С ним устраивали попойки, с ним же и воровали».
Пионер-герой
Пионер-герой

Фото: картина художника И. Сущенко

«С тех пор, как Коля вернулся из детдома, Сычевы ни дня не знали покоя. Колю нельзя было ни подкупить, ни запугать. Ивану Вахрушеву он сказал прямо в глаза:

— Ваши махинации я выведу на светлую воду. Знаю, как вы ночью хлеб воровали.

Коля не раз бегал в сельсовет, но там к его заявлениям отнеслись иронически:

— Так, зря мальчишка болтает.

Оппортунисты из сельсовета создали для кулаков защитную завесу. Сычевы, почуяв безответственность, решили убрать с дороги опасную преграду.

В исполнение гнусного замысла они сделали своим орудием младшего брата — Петьку. Петька хотя и состоял в пионерском отряде, но твердо проводил классовую линию Сычевых.

По социальному закону Сычева и своих братьев Петька стал активным участником жуткой драмы. Он позвал Колю за подсолнухами, завел его в далекое колхозное поле. А когда показался Иван с ружьем, Петька по команде брата отскочил от Кольки».

«Обнаженный меч пролетарской диктатуры беспощадно разит»

Если журналисты екатеринбургских газет, издаваемых до 1917 года, в своих судебных очерках приводили и слова прокурора, и слова защиты, а своих оценок не выносили, то корреспонденты 30-х годов уже не могли себе этого позволить. Или не хотели. Зато они считали вправе признать обвиняемых виновными еще до вынесения приговора. Сейчас бы это посчитали давлением на суд, но в СССР было по другому.

Фото: ЕТВ

Корреспондент «Уральского рабочего» В. Мар просто гвоздил гневными эпитетами:

«Кулаки Сычевы, подкулачники Вахрушевы в своей животной ненависти к социализму идут на самые чудовищные, самые зверские преступления. Даже своих детей они делают хитрыми и ловкими соучастниками убийств.

Обнаженный меч пролетарской диктатуры беспощадно разит врагов трудового народа!

Судить без пощады, без снисхождения — вот единственный приговор, который может и должен вынести суд».

В итоге Уральский областной суд прислушался к «мнению общественности». По делу об убийстве Коли Мяготина пять жителей села Колесниково приговорили к расстрелу. Еще шесть человек отправились в лагеря на десять лет. Петька Вархрушев, главный свидетель по делу, через несколько дней после приговора бесследно исчез. А мать Петьки нашли повешенной через неделю после суда над кулаками. Но журналисты посчитали, что эти события уже не столь резонансы и не стали развивать тему.
В 90-е годы итоги дела Коли Мяготина дважды опротестовывала генеральная прокуратура. В итоге Президиум Верховного суда РФ в 1999 году признал невиновными десять человек, которые пострадали за смерть подростка. А статью Ивана Вахрушева переквалифицировали из политической в уголовную.
Дело Екатеринбурга. Елку осудили как врага народа
Городские истории
Дело Екатеринбурга. Елку осудили как врага народа
В лихие 30-е годы прошлого века зеленую красавицу травили в газетах как «буржуазный пережиток» и «символ белогвардейщины».
Ёлка едет
МРТ — современный метод лучевой диагностики
Дело Екатеринбурга. «Гном»  против Его Величества
Городские истории
Дело Екатеринбурга. «Гном» против Его Величества
111 лет назад на журналистов, которые саркастически высмеивали чиновников, полицию и священников, в конце концов, пошутили над самим императором — этаких уральских Charlie Hebdo — завели уголовное дело.
Хроники свердловского ОМОНа
Хроники свердловского ОМОНа
В день 30-летия Отряда мобильного особого назначения вспоминаем, чем это подразделение запомнилось жителям Екатеринбурга и его окрестностей.