Дело Екатеринбурга. «Гном» против Его Величества

111 лет назад на журналистов, которые саркастически высмеивали чиновников, полицию и священников, в конце концов, пошутили над самим императором — этаких уральских Charlie Hebdo — завели уголовное дело.
ЕТВ продолжает цикл публикаций о громких судебных процессах Екатеринбурга. На этот раз наша история — о журналисте Василии Мутных и его сатирическом журнале «Гном». Ему, а также его коллегам грозило восемь лет каторги за оскорбление Его Величества — монарха Николая II. Говоря современным жаргоном, Мутных постоянно «ловил хайп, «выстебывал» власть имущих, а его издание по уровню шуток на грани фола можно сравнить с Charlie Hebdo.

За это, собственно, уральского сатирика вместе с коллегами по редакции и привлекали к суду. Но обо всем по порядку.

«Шутники и остряки всего Урала — соединяйтесь!»

Первый номер еженедельника «Гном» журналист Василий Мутных издал 18 марта 1906 года. Это были лихие времена политических и социальных преобразований. За пять месяцев до этого Николай II издал свой «Манифест 17 октября», провозгласив свободу слова, собраний и совести. Кроме того, в стране учредили Государственную думу и назначили выборы, поэтому вышли из тени политические партии.

В такой обстановке екатеринбургский социалист Мутных решил создать свой журнал, чтобы высмеивать всех и все, что кажется ему смешным. Этот журналист первым на Урале понял, что ирония и сарказм могут стать как оружием против проворовавшихся чиновников, так и интересным чтивом, которое будет покупаться.
А что? Есть такая партия!
А что? Есть такая партия!

Фото: скан журнала «Гном»

Свое кредо Василий Мутных определил в стихах:

«Ступай, мой Гном“, работа есть!
Иди в хоромы и палаты,
Где заседают бюрократы
И продают отчизны честь.
Ступай, насильников дразни!
Под видом шутки или сказки
Срывай безжалостно с них маски
И смехом едким их казни!»

Городской голова Екатеринбурга Иван Афиногенов
Городской голова Екатеринбурга Иван Афиногенов

Фото: скан журнала «Гном»

В первом номере «Гном» высмеял градоначальника Екатеринбурга Ивана Афиногенова. Сатирик попенял главе города за то, что тот совмещает государственный пост и занятия торговлей:
«В думе сильно склонен к правой“
И в усердье егозином
магазин свой чтит — управой,
а управу — магазином».
Также из чиновничьего люда досталось некоему господину Комарову, которого назначили чиновником в городское управление Шадринска:
«Безо всяких выборов
Бывший пристав Комаров
В город Шадринск по приказу
был назначен земцем сразу!
Был он правда под судом
И отставлен был потом
Но каким-то дивным чудом
Не остался всех под спудом.
не лишен судьбы даров
Бывший пристав Комаров!»
Самодержавие (справа) и дума
Самодержавие (справа) и дума

Фото: скан журнала «Гном»

Журнал «Гном» оказался в новинку для уральцев, но едкий и адресный сарказм восприняли благосклонно далеко не все. Возмущенные граждане начали писать письма в полицию и газеты, требуя, чтобы Мутных «прекратил безобразия». А он отвечал критикам на страницах следующего номера в саркастической манере. Вел себя как заправский интернет-тролль:

В самом Екатеринбурге в субботу и воскресенье произошло что-то совсем невероятное. Смешливое настроение овладело всеми. Смеялись всюду и, главное, смеялись даже в полиции.

— Ба! Да и я туда попал! — слышалось с одной стороны. Это удивлялся Комаров, приехавший зачем-то в Екатеринбург, и плохонькое брюшко нового земца (чиновника местного самоуправления — прим. ред.) истерично заколыхалось.

Один купец, он же инициатор всего «чисто-русского», торгующий святыми иконами и киотами, он также увидал себя в «Гноме» и вдруг залился смехом, как сумасшедший. Экстренно была вызвана местная медицинская знаменитость; но тот, приехавши и скоса взглянув на «Гном», упал возле смеющегося градоправителя, поджимая судорожно смеющийся живот: он увидал в «Гноме» себя.

Шутить нельзя судить

Войдя во вкус, Василий Мутных начал жестоко высмеивать не только местных чиновников, но федералов. Особенно «Гном» любил подергать за усы министра Сергея Витте:
«Прошлым в России в наследство оставлено
Множество скорби…
О конституции было объявлено
Urbi et orbi.
Видим мы Витте и братию прочую
На пьедестале.
А с конституцией вышло воочию
Salto mortale».
Эта карикатура без подписи. Но на императора
Эта карикатура без подписи. Но на императора

Фото: скан журнала «Гном»

Надо сказать, что пока «Гном» трогал только министров, его журналу все шуточки сразу сходили с рук. Но стоило опубликовать сказку в стихах с царем-царевичем в главной роли, который не хороший и не плохой, а просто — немой, то сразу начались проблемы. Обыски и аресты уже отпечатанного тиража и обвинение по статье: «Оскорбление священных особ государя императора и государыни императрицы».
Василий Мутных писал в редакторской колонке 15 номера журнала:

«Господа подписчики не получили № 14: он был беспощадно конфискован в конторе редакции, когда был совершенно готов к отправке.

Кары не избегли и мы.

Предстоит суд по ст. 103 и ст. 128 (оскорбление Его Величества государя императора, а также публичного порицание существующего образа правления, — прим. ред.). Будем надеяться, что к тому времени, как мы займем почетное место на скамье подсудимых, времена изменятся, а вместе с ними изменится и отношение суда к таким деяниям, за которые нас привлекают к ответственности. Вперед без страха и сомненья!»
«Куда вы? Ждите свободы слова!»
«Куда вы? Ждите свободы слова!»

Фото: скан журнала «Гном»

Надо сказать, что в местной прессе об этом процессе писали довольно мало, потому что судебное заседание, назначенное на 15 декабря, сразу же объявили закрытым. Судьбу Василия Мутных и его коллег по редакции решали присяжные заседатели. И они не стали отправлять на каторгу возмутителей спокойствия.

«В 4 ½ ч. Дня палата вынесла оправдательный вердикт, не усмотрев в деле состава преступления», — отписал корреспондент «Уральской жизни».
Оправдали! Оправдали!
Оправдали! Оправдали!

Фото: скан журнала «Гном»

Редакция «Гнома» не скрывала своей радости по поводу решения суда:

«Получивши массу поздравлений по поводу благополучного исхода моего процесса и веря совершенно в искренность приветствий всех лиц, выразивших мне поздравления, я приношу им мою глубокую и искреннюю благодарность. Прошу верить, что никакие тернии, столь обидно рассыпанные на пути издания »Гнома«, не сломят моего решения продолжать идти смелыми шагами под флагом раз и навсегда принятого девиза: Вперед, без страха и сомнения!“».

Рецидив сарказма

Если смотреть с точки зрения сегодняшнего опыта (вхять, к примеру, дело того же блогера Соколовского), то Василий Мутных получил в суде хороший урок. Фемида оказалась к нему благосклонна. Он не ушел на каторгу, хотя рисковал туда отправиться. То есть, послание предельно ясно: тебя пожалели, сиди и не рыпайся. Редактор «Гнома» честно пытался переосмыслить то, что с ним произошло и писал в журнале о пределах сарказма, о чем можно шутить, а о чем нельзя, потому что опасно:
«"Гном« воскрес в очень тяжелое, подлое время, и это не может не отразиться на его работе.

О чем сейчас можно говорить и мыслить в слух?

Чего можно касаться бичующей сатирой?

К чему можно только слегка прикоснуться?

Где иносказательный смысл не будет истолкован вкривь и вкось?

Где теперь установлены границы для остроумия и где — границы, за которые воспрещается выступать даже простому невинному легкомыслию?

Все это вопросы, на которые дать какие-либо положительные ответы не представляется решительно никакой возможности.

Приходится сказать, что все мы под виселицами ходим“. И все мы знаем, что современное наше бытие зависит не от нас самих и Богом данных нам законов, а от целого ряда организованных случайностей, которых не прейдешь».
Но, не смотря на такое пессимистичное признание, вскоре Мутных вновь выруливает не стезю жесткого юмора и опять начинает «жечь». Например, в шуточном разделе «Объявления» печатает: «Спешно продается самодержавие!»
Распродажа
Распродажа

Фото: скан журнала «Гном»

Кроме шуток про самодержавие, «Гном» снова высмеивает весь государственный строй в целом, начиная с губернаторов, и публикует скандальную юмореску «Моисей XX-го века и его заповеди:
Жесткий сарказм от Василия Мутных
Жесткий сарказм от Василия Мутных

Фото: скан журнала «Гном»

Вполне ожидаемо, что после всего этого у «держиморд», как их называл Мутных, лопнуло терпение. На всю редакцию снова завели уголовное дело. На этот раз к оскорблению императора добавили еще один пункт: «экстремизм» — «Размножение и распространение прокламаций противоправного содержания». Только в этот раз все обстояло жестче, чем в первый. Обвиняемые должны были отправиться в арестный дом. Или заплатить залог — сумасшедшую по тем временам сумму в 10 тысяч рублей (а это в три раза больше месячного бюджета всего Екатеринбурга начала XX века).

Патриоты! Куда вы? Дайте денег!

Василий Мутных в деталях и с самоиронией отписал свой квест по добыче необходимой для залога суммы:
«До визита к судебному следователю мы чувствовали право на полунарымские“. (Нарым — город в Томской области, куда ссылали на каторгу политических заключенных. — прим. ред.). Вполне нарымскими“ мы не могли быть, так как на это не дали бы разрешения инородцы“, а именоваться более громко, напр. граф Полусахалинский“, никто из нас не решался ибо этот титул по ст. 6 Портсмундского договора принадлежит только С. Ю. Витте.

Но мы утешали себя тем, что залога в 10 000 рублей никто из нас не найдет, и мы станем баронами одиночки“. Признаемся чистосердечно, новое звание нам не улыбалось. Нам указали до десяти лиц, которые могли бы избавить нас от этого особенного“ права. Мы отправились».

Молитва
Молитва

Фото: скан журнала «Гном»

«В первой квартире нас приняли радушно. Возмущались нашим интересным положением“, очень жалели. Но денег не дали.

Во второй квартире мы увидели пустые комнаты и чемоданы на полу. Мы рассказали о нашей беде.

— Готов помочь, но мои деньги все уже за границей. У меня только за проезд. Завтра в России начнется революция и я спешу, — заявил нам патриот.

На третьей квартире швейцар нам заявил:

— За границей, уехамши!

На четвертой мы встретили добродетельного патриота в тот момент, когда он садился на извозчика. В ответ на нашу просьбу он с очаровательно-грустной улыбкой показал нам заграничный паспорт и тоном величайшего гнева заявил:

— Да что они там думают! Где же теперь 10 000 достать! Это возмутительно!

И затем крикнул извозчику:

— На вокзал!

В пятой квартире нам заявили:

— Знаете что? Если вы мне достанете десять тысяч чистыми деньгами, я не только в тюрьму сяду, но добровольно обрекаю себя на долгосрочную каторгу.

На шестой нам предложили 9.000, но за это потребовали 1000 процентов.

— За один-то месяц? — воскликнули мы.

— Время такое. Не вы, так другие возьмут.

После торга согласились покончить на 500.

Дальше мы не искали.

Знаменитый диккенсовский попугай в тот момент, когда кошка вытаскивала его из клетки, произнес:

— Так! Так! Так!

Мы решили:

— Сидеть, так сидеть!»

Нужны деньги!
Нужны деньги!

Фото: скан журнала «Гном»

К счастью, для Василия Мутных судьба опять преподнесла ему и его коллегам по журналу щедрый подарок. Залог заменили на поручительство. Редактор сатирического еженедельника писал это, не скрывая радости:

«Судебная палата, чувствуя, что тюрьму нельзя забивать одними литераторами, избавила нас от залога. Нам разрешили найти поручителя.

Через полчаса Икс внес за нас поручительство в 75.000 вместо 20.000.

— Да вы нас не знаете! Возьмите хоть векселя! — убеждали мы поручителя.

— Ну, вот еще. Все от одного страдаем, — возразил Икс.

Мы вздохнули свободно. Конечно, до суда!

А там… мы еще повоюем, как говорил тургеневский воробей».

Обвинение есть, а преступления нет

Во второй раз у Василия Мутных, как рецидивиста, были все шансы загреметь на каторгу за оскорбление императора. Но юмориста оправдали! Судьи опять не нашли в публикациях «Гнома» состава преступления. Василий Мутных писал по этому поводу:

«Бог не выдаст, свинья не съест, говорит народная мудрость. Но по нынешним подлым временам приходится переделать сие мудрое изречение несколько на иной лад.

Теперь гораздо лучше может звучать пародия, вроде такой: судебная палата не выдаст, губернатор не съест.

Сколько дел не возбуждалось против нашего редактора и по каким только статьям администрация не старалась упечь его, ничего не вышло. Судебная палата неумолимо все дела прекращала за отсутствием состава преступления.

По сему радостному для нас событию еще раз призываем всех своих соратников »Гномов«:

Вперед без страха и сомненья на подвиг доблестный, друзья!».

Казалось бы, ты выиграл суды, юмори дальше. Высмеивай, подшучивай. Однако вот именно «дальше» — не получилось. Василий Мутных выпустил всего 33 «Гнома», а потом наступила Столыпинская реакция, и журнал просто закрыли, как неблагонадежный. А уже в 1917 году, когда случилась февральская революция и стало можно издавать все, что захочешь, уже 53-летний Мутных не стал даже пробовать повторить прошлый успех.
Дело Екатеринбурга. Сытое духовенство против голодного пролетариата
Городские истории
Дело Екатеринбурга. Сытое духовенство против голодного пролетариата
85 лет назад революционный трибунал решал судьбу епископа и протоиерея, которые противились изъятию церковных ценностей в пользу государства.
Гости Екатеринбурга
От интердевочки до бабы яги
От интердевочки до бабы яги
От Светланы Зенковой
Лемур. Узбагойся
Дело Екатеринбурга. Елку осудили как врага народа
Городские истории
Дело Екатеринбурга. Елку осудили как врага народа
В лихие 30-е годы прошлого века зеленую красавицу травили в газетах как «буржуазный пережиток» и «символ белогвардейщины».
Дело Екатеринбурга. Градоначальник-мукомол против госбанка
Дело Екатеринбурга. Градоначальник-мукомол против госбанка
В 1906 году жители Екатеринбурга с упоением следили за уголовным делом, обвиняемым по которому проходил бывший городской голова Илья Симанов. А судили его за растрату и мошенничество.