Естория. Серые кардиналы со швабрами и метлами

Почему мужчинам не место в охране? Зачем дворнику хотят дать грамоту с Лениным? Какие книги читает гардеробщица Белинки? Об этом герои рассказали ЕТВ.
Герои очередной «Естории» — представители не самых престижных профессий. Они не сидят в офисе, не поднимают экономику и не сшивают людей в операционных. Часть из них начинает работу еще в темноте и в темноте же ее заканчивает. Мы узнали о жизни и работе представителей простых профессий — дворника, кондуктора, уборщицы, гардеробщицы и вахтера.
Жители пятиэтажки на Совхозной хотели дать дворнику Курсанбеку медаль передовика производства и грамоту с Лениным, как это случалось в советское время. Трудолюбивого дворового ласково называют Николаем или Колей. Мне же он представился Курсантом — в память о военном прошлом.
Курсанбек Солтонов:

«Сын мой учит три языка»

дворник с десятилетним стажем

Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

В 1987 году я служил в Белоруссии, а через год в Афганистане. Потом вернулся в родную Киргизию и закончил там техникум по специальности бухгалтер-экономист. Десять лет назад в стране начались проблемы, и мы с семьей переехали в Екатеринбург. С тех пор я работаю дворником. Главное для меня сейчас — дать сыну образование. Он у меня учится в седьмом классе, изучает три иностранных языка.

Рабочий день у меня начинается с 8:00, но я прихожу в шесть, чтобы помочь людям выгружать мусор из контейнеров, потом гуляю с собаками жильцов. Зимой я убираю снег, посыпаю дорожки песком, чтобы никто не упал. Осенью нужно собирать листья, а весной выгонять лужи со двора. Летом мы вместе со старшей по дому высадили цветы. Я поливаю их, крашу клумбы и ограждения, чтобы было красиво.

Все повторяется, но это уже моя привычка. День проходит не скучно, работы хватает. Иногда я устаю, начинают болеть суставы. Минус работы — разбитые асфальтированные дорожки во дворе. Недавно нам поставили забор с магнитным ключом, и теперь здесь не бывает пьяных компаний.

Светлана Огарева:

«Студенты носили цветы, но я все равно их не пускала»

вахтер в Уральском Федеральном университете им. Б. Н. Ельцина

Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

В охране женщины самые выносливые — с сильной волей и характером. Они не курят, не прогуливают, не берут больничных. Мужчины слабее. Раньше я работала в студенческом общежитии. Дети там очень нежные, избалованные и строгие. Иногда я чувствую себя курицей-наседкой. Общежитие в час ночи закрывается и пропускать никого нельзя. А дети есть дети, им хотелось погулять подольше. Они приносили мне цветы, но я все равно никого не пропускала. А однажды мужчина-охранник расслабился и дал пройти молодому человеку с букетом к девушке. Они повздорили, и парень ее ударил розами с шипами по лицу. Охранника уволили.

Моим первым местом работы был магазин стройматериалов. Начальник был из военных, очень строгий. Невольно всегда вспоминаешь первого учителя, который тебя поставил в эту профессию. На улице нужно было постоянно принимать мешки с товаром, в самих помещениях тоже было холодно, чтобы лучше хранились разные смеси. Остались в итоге самые сильные. В сутках 24 часа, а 13 из них мы точно стоим на ногах по стойке смирно. Этикет такой, и нужно быть к этому готовым. Раньше легкой атлетикой занималась, бегала.

В охране нужны и жесткие, и мягкие черты — это есть только в женщинах. В университете работа ответственная. Нужно подключать боковое зрение, работать на интуиции. Мы ведь не можем досматривать всех подряд, поэтому через-какое-то время ты становишься психологом и чувствуешь каждого.

Татьяна Пестерева:

«Пассажир стал размахивать игрушечным пистолетом»

кондуктор троллейбуса

Фото: Мария Войнакова, ЕТВ

Я живу в другом городе, поэтому работаю вахтой: 15 дней подряд по 16-18 часов, потом уезжаю домой до конца месяца. Два раза в день у нас обед по 30 минут. Городским работать полегче, потому что у них смены стандартно по восемь часов, но зато они не отдыхают две недели. Я приезжаю с работы в 12 часов ночи, еще поесть надо. Спим по четыре-пять часов всего. Есть такие маршруты, когда от одного кольца до другого всего 10 минут ехать. Тогда и голова закружиться может. В мою первую вахту меня сильно укачало — все плыло. Но я быстро привыкла.

В основном у нас работают пенсионерки, но есть и люди с высшим образованием, несколько учителей. Зимой бывает очень холодно, но таких машин всего четыре. Тяжелая работа, но ведь насильно никого не держат. В этом году взяли на работу 53 человека, а уволились 50. А я работаю уже семь лет.

Пассажиры, в основном, хорошие попадаются, но бывают и хамы. Мне один раз встретились англичане. Они сами на телефонах маршрут посмотрели, попрощались, когда выходили на остановке. Иногда пассажиры рассказывают что-нибудь интересное. Был у нас случай, что женщина забыла сумку на сидении. Мы вызвали саперов, они все проверили и забрали вещь с собой. Женщина потом нагнала троллейбус и стала ругаться, что мы упустили сумку. Но у нас ведь так положено: мы просто подстраховались.

Самый страшный случай произошел со знакомым кондуктором. Женщина пошла обилетить пассажира, а в этот момент троллейбус подрезала машина. Кондуктор пролетела несколько метров и ударилась головой. Говорят, что она пришла в себя через 15 минут и не помнила, кто она. Вызвали скорую, а через день ее домой отправили. Больше мы ее не видели. Был случай, когда ненормальный пассажир стал размахивать игрушечным пистолетом, перепугал всех. Его скрутили и в полицию отдали.

Екатерина Демчук:

«Мыть пол — это как играть в игрушки»

уборщица в торгово-развлекательном центре

Фото: Ирина Демехина, ЕТВ

Сейчас нам дали швабру и тележку на колесиках. Она даже сама воду отжимает, поэтому спина не так устает. А раньше ведь ведра таскали за собой. Для опытных работников мыть пол — это как играть в игрушки. Уловки помогают уложиться по времени и помыть все чисто и правильно. А если мыть пол без умения, то ничего не получится. Иногда помоешь мокро — плохо, помоешь сухо — хорошо. Зависит от поверхности. На самом деле эта работа научная.

В нашем торговом центре есть бар, поэтому многие разливают алкоголь на пол. Мне это очень неприятно убирать, поэтому работаю быстро. Люди на самом деле воспитанные: нам не хамят, стараются не ходить по чистой поверхности. Все понимают, что мыть пол тяжело и уважают этот труд. А мы помогаем людям находить потерянные вещи, и они нас за это благодарят.

Любовь:

«Я не люблю убийства, поэтому читаю Екатеринну Вильмонт»

гардеробщица в библиотеке им. Белинского

Фото: Ирина Демехина, ЕТВ

Мне 63 года. Когда тебе исполняется 55 лет, приходится уступать дорогу молодым. Моя работа много знаний не требует: просто повесил одежду, а потом принес. Раньше я была гардеробщицей в развлекательном центре, там была веселая атмосфера, каток, много молодежи и вальяжные мужчины-бильярдисты. Чувствовалось, что люди интересные. Там нужно было работать по ночам, и я устала бегать с шубами до утра. В Белинке люди поскромнее. Хотя, если есть желание пообщаться, то время пролетает незаметно.

Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Когда человек теряет бирку, мы зовем охрану и спрашиваем, что лежит в кармане одежды. Если он называет какие там ключи или телефон, то отдаем куртку. Если нет, то ждем закрытия гардероба. Так же действуем, если одежда просто соскользнула с вешалки. Бывает, что на куртках нет петельки. Для таких случаев у нас всегда есть плечики.

Иногда у меня есть время почитать на работе. Я не люблю убийства, поэтому читаю Екатерину Вильмонт. У нее такие простые истории про любовь, про отношения. А что до профдеформации, то привычки везде вешать одежду на крючок у меня пока нет.

Естория. «Зизитопы» Екатеринбурга
Городские истории
Естория. «Зизитопы» Екатеринбурга
Вдарим по року в эту пятницу! Мы поговорили с мужчинами, которых объединяет типичная «зизитоповская» внешность — зрелый возраст, борода и брутальный взгляд. Кто эти люди?
Ольга Волкова. Бабушка папиных дочек
Всеволод Емелин. Стихи о 90-х
Естория. Покорители екатеринбургской телебашни
Городские истории
Естория. Покорители екатеринбургской телебашни
Они поднимались по бесконечным ступеням и видели, как в никуда улетают люди. Они висели над пропастью и ночевали в палатках на верхушке недостроя. Истории покорителей телебашни — в нашей «Естории».
Спасатели. Я освобождаю детей из заложников семейного развода
Спасатели. Я освобождаю детей из заложников семейного развода
Еще ни один ребенок не укрепил семью, если в ней нет уважения. Так считает глава «Уральского центра медиации» Ольга Махнева, которой удается разговорить родителей, вступивших на тропу войны.