Пешеходный период: бульварные ростки на Ботанике

Трилогию о пешеходных пространствах Екатеринбурга ЕТВ завершает рассказом о микрорайоне, где изначально все улочки должны были построиться без намека на автомобильный и общественный транспорт.
Когда в Россию пришла революция, Ботаники не было в проекте: в месте, где сегодня стоят стеной изумрудные многоэтажки, в 1917 году заканчивался Екатеринбург. Территория оставалась незастроенной: до самого Уктуса тянулись болотистые пустоши, а по берегам реки Черемшанки — сегодня вместо нее извиваются улицы Авиационная и Фучика — выстраивались городские скотобойни.

Ботаника появилась в 1970-х, но только на Генплане. Строительство жилого массива стартовало в 1986 году — сначала нужно было засыпать Черемшанку, а уже потом возводить дома. Изначально думалось, что на Ботанике будет жить 50 тысяч человек — сегодня их гораздо больше, но и тогда населению нужно было где-то гулять…

Глава первая и последняя:

Ботанический пристрой

История трех бульваров
dsc_1856.jpg

Три бульвара — как три кита стали основанием Ботанического микрорайона. Первый — бульвар Малахова — проходит с севера на юг: от улицы Шварца до Крестинского. Его протяженность — 800 метров.
На бульваре не числится ни одного здания, зато есть газончики, лавочки, клумбочки и деревца. А также фонтан. Правда, неработающий.

Пешеходная улица названа в честь известного архитектора Михаила Павловича Малахова, который оставил очень яркий след в архитектуре Екатеринбурга первой половины XIX века. Под его руководством построены многие ценные памятники архитектуры города.
Бульвар Малахова
Бульвар Малахова

Другой бульвар Ботаники — Тбилисский: также пересекает жилой массив насквозь. Он начинается от Шварца и заканчивается у улицы Крестинского, протяженность — около 700 метров. В отличие от бульвара Малахова, это полноценная и озелененная пешеходная улица, окруженная домами.

Тбилисский бульвар — относительный новичок микрорайона, его открыли даже позже, чем торговый центр «Дирижабль»: в 2002 году во время празднования 279-летия города.
Тбилисский бульвар
Тбилисский бульвар

Третий бульвар — Самоцветный: стать пешеходным ему не удалось. Это еще и самая короткая улочка Ботаники — ее длина не дотягивает и до 500 метров, ширина проезжей части восемь метров — по четыре на каждую полосу.

Самоцветный бульвар начинается с улицы Академика Шварца и заканчивается слиянием с Родонитовой.
Самоцветный бульвар
Самоцветный бульвар

Проектированием Ботанического микрорайона занимались «Свердловскгражданпроект» и Московский институт экспериментального проектирования. Столичные архитекторы вообще не предполагали автомобильное движение по району: ветхих зданий нет, сносить ничего не нужно, так почему бы не застроить территорию максимально плотно? По версии института, районные магистрали должны были проходить по периметру микрорайона, а внутри оставаться пешеходными. Однако жизнь показала, что без дорог здесь все же не обойтись.

Факт: «Люди по колено утопали в грязи»

Рассказывает Надежда Лыжина, экс-начальник МБУ «Мастерская Генерального плана», бывший заместитель главного архитектора Екатеринбурга:

— У Ботаники сложная, но интересная судьба. В свое время проект микрорайона выполнил институт «Свердловскгражданпроект»; детальная планировка, место для застройки, жилые улицы, системы обслуживания и общественного транспорта — это и многое другое было в проекте.

У нас была большая творческая дружба с московскими коллегами. Мы решили привлечь Московский институт экспериментального проектирования, чтобы они сделали еще один проект с новыми градостроительными подходами. По-моему, эта работа была выполнена уже в 1980 году. Проект действительно получился экспериментальным. Во многом потому, что мы пошли на очень высокую плотность жилой застройки.
Проект Ботаники
Проект Ботаники

Все знают, что на месте Ботаники раньше был аэропорт. Чтобы построить район, не надо было сносить какое-нибудь ветхое жилье, территория не была застроена. Поэтому решили выжимать максимум жилья, заложили самую высокую плотность. Из-за этого в проекте изменили улично-дорожную сеть, которую запроектировал «Свердловскгражданпроект» — отказались от районных магистралей и сделали их только по периметру. Внутри решили организовать пешеходные улицы. Люди приезжают, в районе улиц Шварца-Фучика отовариваются в торговых центрах и пешком идут в жилые группы, наслаждаясь пешеходным движением и красотой, — видели это примерно так. Проект утвердили и стали реализовывать.

Когда территорию уже прилично застроили, и народ вовсю заселялся, а никаких дорог и бульваров не было, люди буквально ходили в резиновых сапогах по колено в грязи. Начались волнения, жильцы возмущались: «Мы так жить не хотим, решайте что-нибудь!» Тогда вернулись к идеям «Свердловскражданпроекта» и проложили улицу Родонитовую. Так мы завели на Ботанику общественный транспорт.

Бульвары, которые проектировали москвичи, решили оставить. Забили такие зеленые клинья меж плотной застройки. Конечно, их частично урезали, но со временем хорошо благоустроили.
Зеленые клинья меж застройками
Зеленые клинья меж застройками

В постперестроечные годы на бульварах появились подъезды к нежилым помещениям на первых этажах. В этом нет ничего страшного. Частичное совмещение транспортного и пешеходного движения — это нормально. Главное, что сейчас бульвары на Ботанике выполняют свою основную функцию на 100% — образуют благоприятную среду, островок природы, зону отдыха посреди уплотненной застройки. Они поддерживаются в хорошем состоянии, в любое время года здесь можно увидеть гуляющих людей, и это замечательно!

Мнение: «Бульвары надо делить на зоны и насыщать»

Рассказывает Михаил Вяткин, глава Градсовета Екатеринбурга, бывший главный архитектор города:

— Проект Ботаники разрабатывался до меня, при Геннадии Михайловиче Белянкине [главный архитектор с 1973 до 1996 года — прим. ЕТВ]. По плану квартал закладывали без транспорта, бульвары (Тбиллиский, Малахова и Самоцветный) проектировались как полностью пешеходные улицы. Потом, конечно, жизнь показала, что без автомобильного движения очень тяжело, и проект переделали.

Проезды внутрь, вглубь дворов Ботаники были нужны, как воздух. Нам приходилось решать вопрос так, чтобы было и транспортное сообщение, и пешеходная составляющая. После перестройки началась кампания по переводу первых этажей в нежилые. Люди быстро сообразили и стали продавать эти квартиры. Так появились нежилые помещения. А ведь к ним нужно было подойти, завести товар или еще что-то.
Широкие тротуары и подъездные пути к домам на Самоцветном бульваре
Широкие тротуары и подъездные пути к домам на Самоцветном бульваре

С Тбилисским бульваром эти вопросы мы решили достаточно просто, а вот с бульваром Малахова было посложнее. Нам пришлось делать некое транспортное движение. По-моему, под этим бульваром мы размещали и паркинг.
Бульвар Малахова
Бульвар Малахова

Я думаю, что какие-то элементы малых архитектурных форм можно было бы на эти бульвары добавить. Вообще, на пешеходной улице должны действовать какие-то площадки, обеспечивающие трафик. Там, где жители могут собираться и поговорить. Надо сделать функциональное разделение на зоны и как-то их насытить. Подобные попытки были на Тбилисском бульваре, но не получилось. Пока это дело слабо развито. Может быть, у этих бульваров протяженность не такая уж и большая, чтобы насыщать их какими-то площадками.

Сегодня есть примеры очень ярких парков. Интересные мощения, обилие деревянных элементов — сидений, пешеходных площадок. Практикуется создание искусственного рельефа. Все это можно было бы использовать на бульварах сегодня.
Другие серии «Пешеходного периода»
Фотограф проекта: Дмитрий Сальник;
Инфографика: Виталий Калистратов, ЕТВ.
Пешеходный период: истории Красноармейской и Толмачева
Городские истории
Пешеходный период: истории Красноармейской и Толмачева
ЕТВ продолжает рассказывать биографии маленьких, но гордых пешеходных островков Екатеринбурга.
Журналист Владимир Гридин о носках, как чувстве стиля
Вика Цыганова: о музыке, мехах и красоте
Улица как памятник
Городские истории
Улица как памятник
ЕТВ придумал, как можно переименовать магистрали Екатеринбурга, чтобы они напоминали о событиях и известных людях.