Удобства на улице

Зачем Екатеринбургу потемкинское благоустройство.
В конце октября заканчивается сезон благоустройства Екатеринбурга, последний перед ЧМ-2018. Конечно, что-то успеют сделать в апреле–мае следующего года, но основные проекты заканчивают этой осенью. Повестку попеременно терзали два участка: амбициозные планы московской «Стрелки» на набережную Исети и большой ремонт проспекта Ленина и площади 1905 года. И если первый проект вызвал интерес, потому что архитекторы позвали горожан подискутировать и внести правки, то второй раскритиковали еще до начала.

ЕТВ рассказывает историю о том, почему одно летнее благоустройство поставило в тупик целый город и как московские урбанисты используют ваши соцети перед застройкой набережной.
Все лето на проспекте Ленина от Вайнера до Московской и на площади 1905 года кипело благоустройство по-уральски. Сейчас остались последние штрихи, но катарсиса екатеринбуржцы не ощущают: недовольство растет с тех пор, как стало известно о велодорожках шириной в метр и замене плитки, которую и так перекладывали год назад. Комитет по благоустройству мэрии вяло отбивался и от претензий, и от предложений помощи в доведении проекта до ума (хотя фонд «Город.PRO» не раз пытался настоять на правках).

На проспекте Ленина после летнего благоустройства не изменилось ничего. Кроме велодорожек, разумеется, но пока на них стоят урны, разве они считаются?
Ремонт проспекта Ленина в двух словах:
Журналист-урбанист Сергей Ермак давно критикует проект по переустройству проспекта Ленина и площади 1905, и именно у него мы спросили, почему проспект Ленина так и остался мертвой улицей, несмотря на 180 миллионов вложенных рублей:
Сергей Ермак, заместитель главного редактора журнала «Эксперт-Урал»:

«На каждом метре от Московской до Вайнера возникает вопрос «зачем?»

dsc_0960_result.JPG

— Любая реконструкция должна приносить пользу, теребить чувство прекрасного или рождать новую функцию. Но к ремонту проспекта Ленина это не относится. Ни про один его участок нельзя сказать «вот это они хорошо придумали». Ничего не изменилось. А вкладывать деньги в то, чтобы улица осталась такой же как была, — бесполезные траты.

Почему проект реконструкции оказался настолько плохим? Потому что его инициаторам, кажется, было все равно, что получится в итоге. В администрации было два человека, которые занимались благоустройством и болели за город. Один — Евгений Липович [бывший замглавы администрации, — прим. ЕТВ], второй — Тимур Абдуллаев [бывший главный архитектор Екатеринбурга, — прим. ЕТВ]. Сейчас таких нет.

Квинтэссенция пофигизма — пешеходный переход на Ленина-Вайнера. Ну, перенеси ты его на метр вправо или влево. Но нет. Как вообще можно смотреть на этот пешеходный переход из окон мэрии и не обливаться каждое утро слезами?
Зебры на перекрестке Ленина — Вайнера соединяются под углом
Зебры на перекрестке Ленина — Вайнера соединяются под углом

Фото: ЕТВ

То, что появились велодорожки, — хорошо. Но они убогие и не подходят для движения даже в одном направлении. Что мешало добавить им сантиметров 30 — 40? Какой высший урбанистический смысл заключен в плитке, располагающейся между велодорожкой и проезжей частью? Мэрия, конечно, может сказать «это чтобы велосипедисты не дай Бог не попали под колеса». От расширения дорожек уровень безопасности езды ничуть бы не снизился, а уровень комфорта — значительно вырос. Еще одна проблема велодорожек заключается в том, что люди то и дело вынуждены их пересекать. Нормальное решение для тех, кто любит смотреть, как одни горожане калечат других.

Коллаж: Николай Пекарский, ЕТВ

Обратите внимание на тротуар. Он наклоняется не к дороге, где расположены сливы, а к своему центру. Когда пойдет дождь, вся вода будет концентрироваться на велодорожке. Для меня остается загадкой, как такое вообще могло получиться. Во всем нормальном мире тротуары проектируются с уклоном в другую сторону.
Что будет происходить на этом тротуаре в дождь
Что будет происходить на этом тротуаре в дождь

Иллюстрация: Виталий Калистратов, ЕТВ

После реконструкции на Ленина появилось много скамеек. Но расположены они, мягко говоря, странно. Кому приятно сидеть посреди тротуара или на аллее, но лицом к проезжей части? Нет, если вы Шелдон Купер [персонаж сериала «Теория большого взрыва», который любил смотреть на поезда, — прим. ЕТВ], то вам наверняка будет приятно понаблюдать за трамваями.

Я не исключаю, что цель у инициаторов проекта реконструкции была благая — наконец, превратить проспект Ленина в качественное общественное пространство. «Так, что нам для этого нужно, — подумали они. — О, скамейки, велодорожки и красивенькие фонарики». И вроде же все «нормы приличия» соблюдены, но вышло криво. У меня такое ощущение, что чиновники и проектировщики более-менее подумали над вопросами «что?» и «как?», но вот «где?» и «зачем?» остались за гранью их понимания.

Общественное пространство обязано быть наполнено смыслом, оно — центр коммуникации, культурного и социального обмена. Люди должны сидеть на лавочках ради чего-то. Но Ленина (особенно его центральная аллея) как была безжизненной и транзитной, так и осталась. Хотя бы торговцев уральскими сувенирами на нее вернули — то стало бы лучше.


С торговцами аллея на Ленина ожила бы, считает Сергей Ермак
С торговцами аллея на Ленина ожила бы, считает Сергей Ермак

Фото: Николай Пекарский, ЕТВ

Почему мэрия так усердно пытается делать вид, что все нормально? Потому что боится признать, что способна совершать ошибки. Чиновникам кажется, если они хоть раз на это пойдут, то вес всех принятых ими решений резко снизится. Это категорически неправильная стратегия поведения. Вера в собственную непогрешимость исключает какое-либо общение с гражданами. А зачем кого-то спрашивать, если мы все всегда делаем правильно? Я уверен, если бы сотрудники комитета по благоустройству собрали хотя бы одну публичную общественную дискуссию, то реконструкция проспекта Ленина оказалась существенно более удачной.

Общественные пространства — новая для Екатеринбурга тема. И без масштабных обсуждений, привлечений федеральных и мировых экспертов нам не обойтись. Сами мы что-то не справляемся.


В ноябре рабочие начнут расчищать набережную Исети от Малышева до Куйбышева, чтобы весной 2018 года там началась масштабная реконструкция. Проектом рулит КБ «Стрелка», ответственная за проект благоустройства Москвы «Моя улица», по заказу АИЖК и при содействии Минстроя РФ. Архитектурные решения для берегов Исети продумывают екатеринбургские бюро «ОСА» и In.Form, которые выбрала «Стрелка» по результатам конкурентных переговоров. Реконструкция вернет набережной статус общественного пространства, и жители смогут пользоваться территорией, пока выключенной из городского контекста. Им захочется там гулять и проводить время. И это может сработать, потому что «Стрелка» сначала спросила екатеринбуржцев, что они хотят от набережной и нужна ли она им вообще.

Весной 2017 года консалтинговое бюро вместе с проектной группой «Восемь» провело пять воркшопов для жителей Екатеринбурга, куда могли прийти все желающие и высказаться по первым наметкам архитекторов «ОСЫ» и In.Form. И не просто высказаться, а предложить свои варианты по включению участка набережной Исети в город. После одного из воркшопов оказалось, что екатеринбуржцам не нужны детские площадки на набережной, поэтому их поменяли на места для выгула животных.

Изображения: КБ «Стрелка»

В выигрыше останутся все: и горожане, которые наконец-то обрели право голоса, и архитекторы, которым наконец-то не надо будет выслушивать проклятья из-за ненужных свистелок и перделок, и мэрия, которая вложится в гарантированно успешный проект. Остается риск, что все испортят строители, и уральская ячейка фейсбука опять начнет возмущенно постить фотографии с разваливающейся плиткой.

Чтобы неопытные строители не испортили проект, во время благоустройства Москвы архитекторы «Стрелки» раздавали рабочим инструкции в картинках, как и что делать. Такие же комиксы появятся в Екатеринбурге.

Почему два проекта по благоустройству ключевых пространств Екатеринбурга воспринимаются настолько по-разному? Почему один из них одобряется, а другой — вызывает недоумение и негатив? Разница в подходе к проектированию. Мэрия фокусируется на новых фонарях и скамейках, тогда как «Стрелка» хочет сделать территорию востребованным общественным пространством, где хочется проводить время.

Дарья Парамонова, директор проектов КБ «Стрелка»:

«Исеть зияет черным пятном, потому что туда никто не ходит»

1e_l8msnso4.jpg

Дарья Парамонова объясняет эту разницу тем, что в России практикуется одноэтапное проектирование, и это приравнивает благоустройство к ремонту.
Сейчас определение «благоустройство» учитывает в первую очередь технические параметры. Существующее законодательство предусматривает одноэтапное проектирование, и из-за этого появляются проблемы: невозможно работать с населением и менять проект. Это, по сути, ремонт улиц. Но благоустройство — это не ремонт, а перепрограммирование пространства и повышение его экономической выгодности.
Дарья Парамонова,
директор Strelka Architecs

Каждый проект консалтингового бюро должен отвечать пяти принципам: безопасность, комфорт, экология, идентичность, разнообразие. Поэтому «Стрелка» предлагает пятиэтапное проектирование, которое успешно работает для проекта «Моя улица» в Москве [в рамках которого благоустраивают ключевые территории, в том числе, Садовое кольцо, — прим. ЕТВ]. Все начинается с комплексного анализа территории и составления техзадания, а продолжается — разработкой архитектурного решения, сметы и авторским надзором.

Предварительно нужно определить границы проектирования и понять, какие проблемы есть у выбранной территории. После этого аналитики выясняют, что люди думают о тех объектах, где планируется благоустройство. И кроме традиционных инструментов [градостроительная, транспортная, пешеходная аналитика, — прим. ЕТВ] они используют социальные сети горожан. Специалисты смотрят, где и что пишут люди, как отзываются о выбранном участке. Помимо этого проходят натурные исследования и глубинные интервью, к анализу привлекают разных экспертов — историков, экологов, транспортников.

Мы составили тепловую карту Екатеринбурга и увидели, что набережная реки Исеть зияет черным пятном, потому что туда никто не ходит, это исключенная территория. При этом она окружена огромным красным пятном тех пространств, которые находятся в непосредственной близости и активно используются горожанами. При составлении технического задания нашей задачей было включать набережную в социальную жизнь.

Дарья Парамонова,
директор Strelka Architecs
Как «Стрелка» благоустраивает Екатеринбург

Благоустройство по новым правилам

На основе всех этих данных составляются принципы проектирования для конкретной территории, формируется видение на ее развитие. Из этого составляется техническое задание для архитекторов. Общественные пространства должны отвечать запросам жителей города. Поэтому видение территории является не утверждением эго одного архитектора-проектировщика, а коллективной работой экспертов.

Для набережной Екатеринбурга после изучения территории и соцсетей горожан сформировали такое видение: линейный парк, который, с одной стороны, является крупным рекреационным объектом, а с другой — транзитным пешеходным, велосипедным маршрутом. Техническое задание для архитекторов бюро «ОСА» и In.Form состояло в том, чтобы включить набережную в сеть общественных пространств.

Именно с техническим заданием «Стрелка» впервые вышла на разговор с жителями Екатеринбурга. По мнению Дарьи Парамоновой, обращение к горожанам на этом этапе сильно экономит деньги заказчика.

После обсуждения с жителями архитекторы делают проект. Сейчас проекты готовы по всем территориям: набережная Исети от улицы Февральской Революции до ЦПКиО, улица Вайнера, Банковский и Театральный переулки, площадь 1905 года и улица Малышева.

Раньше всех начнут благоустраивать участок набережной от Малышева до Куйбышева. Глава свердловского минстроя Николай Смирнов рассказал, что горожане увидят изменения уже летом 2018 года.
Авторский надзор и контроль проектно-сметной документации нужны для того, чтобы рендеры [картинки, которые делают архитекторы для визуализации своих решений, — прим. ЕТВ] и реальность не расходились, и жители получали то, что им обещали.


В итоге каждый архитектор выходит на площадку и стоит за спиной строителей. Это, конечно, не гарантирует нам того, что в фейсбуке никто не выложит очередной кривой борт и не скажет, ну как же так, опять все криво получилось. Но качество вырастет. Сейчас это делается по доброй воле авторов, но мы надеемся, что это будет закреплено законодательно и будет финансироваться.
Дарья Парамонова,
директор Strelka Architecs
Благоустройство в России имеет инструмент прецедентного проектирования. И если в одном городе чиновники идут на риск и делают что-то сверх законодательства, то эта практика может распространиться на другие города.

Получится ли у «Стрелки» сделать набережную общественным пространством, Екатеринбург увидит уже в 2018 году. Сможет ли после ремонта ожить проспект Ленина? Увидим зимой.
Фотография на входе: Дмитрий Сальник, ЕТВ
Фотографии в тексте: Дмитрий Сальник, ЕТВ; Мария Войнакова, ЕТВ; strelka.com
Екатеринбург другими глазами: «Я узнаю ваш город по кофе»
Городские истории
Екатеринбург другими глазами: «Я узнаю ваш город по кофе»
Преподаватель английского из Индонезии рассказывает, как оккупировала уральские кофейни и подсела на сладкое.
Журналист Владимир Гридин о носках, как чувстве стиля
Вика Цыганова: о музыке, мехах и красоте
Естория. Серые кардиналы со швабрами и метлами
Естория. Серые кардиналы со швабрами и метлами
Почему мужчинам не место в охране? Зачем дворнику хотят дать грамоту с Лениным? Какие книги читает гардеробщица Белинки? Об этом герои рассказали ЕТВ.