Екатеринбург другими глазами: «Мне говорили, что в России едят детей»

Итальянский архитектор знал о России две версии — от коммунистов и их противников. Своя правда у Андрэа Сивилотти появилась после жизни в Москве и Екатеринбурге.
Наш герой — инженер, управляющий строительством жилого дома «Кандинский» Андрэа Сивилотти. В уральской столице он уже третий год. Почему он добирался до Екатеринбурга четыре дня на поезде и зачем писал мэру письма о собаках — ЕТВ расскажет в очередной серии проекта «Екатеринбург другими глазами».

Почти 30 лет я прожил в Италии, потом начал работать за границей: в Мадагаскаре, Алжире, Москве, Екатеринбурге. Первый раз я приехал сюда в феврале 2015 года, чтобы посмотреть на объект, на котором предстояла работа. Я помню, что испугался холода, хотя в России я уже давно. Эта зима была длинная и тяжелая. К холоду нельзя привыкнуть, его можно только терпеть, но на стройке еще велик риск заболеть. Русский язык я потихоньку выучил на стройке, специально не заканчивал никаких курсов — не было времени.

Когда мне предложили работать в России, в голове была определенная фотография, как все должно быть. Но когда я приехал сюда, то появилась совсем другая картина. В Италии нам рассказывали две сказки о России. Противники коммунистов говорили, что люди здесь голодают, умирают, даже едят детей, а коммунистическая партия говорила, что здесь рай. Когда я начал учить русский, то увидел народ, очень похожий на итальянский. У всех веселый, дружелюбный характер. Эти 15 лет я чувствовал себя как дома.

Мы приехали в Екатеринбург в не очень удачный момент, потому что рубль сильно упал. За эти три года я посмотрел самые лучшие здания в Екатеринбурге, но не увидел ничего высокого уровня качества. От романтического сердца хочется сказать, что в Екатеринбурге нужно сохранять старую архитектуру, но можно делать и хорошие современные проекты. Тогда город может стать для всей России хорошим примером высокого уровня качества.

В Екатеринбурге мне жалко животных.
У меня есть большая собака, с которой я привык жить в Италии. И там я могу пойти вместе с ней в ресторан, кафе, магазин, гостиницу, и все посетители и хозяева этих заведений будут довольны. А здесь пойти некуда. В прошлом году я писал вашему мэру и спрашивал, почему вы так не любите животных. Мне понравилось, что почти через неделю он мне ответил и объяснил, что вы так воспитаны.
Собаки Андрэа Сивилотти
Собаки Андрэа Сивилотти

У меня русская супруга. Мы познакомились с ней в Москве, а потом эта настоящая русская женщина поехала со мной в Екатеринбург. Из Италии мы добирались сюда на поезде, потому что надо было перевезти собаку: Верона-Москва, Москва-Екатеринбург. Эти четыре дня в пути были очень тяжелыми. Друзья даже назвали это вторым приключением итальянца в России.

Дома мы с женой разговариваем по-русски. Сначала я делал много ошибок, но она всегда понимала, что я хотел сказать. Я считаю, что в России ничего не происходит без женщин. Даже во время войны, когда все мужчины были на фронте, вся тяжелая работа оставалась в их руках. В Италии на стройке нет ни одной женщины, хотя они могут быть инженерами или архитекторами. А в Екатеринбурге женщины работают и штукатурами, и малярами, занимаются мозаикой и водят 60-метровые краны. Иностранцы, которые не были в России, представляют здешних женщин фотомоделями, но русские женщины — это нечто большее. Они очень важны для России.

В Италии я живу в маленьком городе, где население всего восемь тысяч человек, поэтому Екатеринбург кажется мне очень большим. Здесь у меня нет машины, потому что стройка находится рядом с домом. Чтобы добраться куда-то дальше я вызываю такси, оно здесь недорогое. Иногда пользуюсь метро, хотя жаль, что там так мало станций.

Я увлекаюсь фотографией и привык смотреть, как живет народ. Я заметил, что обычные люди в Екатеринбурге более воспитанные и культурные, чем в Москве, всегда здороваются. Для того, чтобы сделать интересные снимки, я часто гуляю в центре города по Плотинке, вижу там многих людей. Хотя успел побывать и на рынке. В Италии таких уже нет, мне очень там понравилось. Еще я посмотрел на красивую уральскую природу.

У нас на юге Италии делают вино, поэтому все считают, что там любят выпить. Россия — не самая пьющая страна. Я должен еще поискать место в мире, где не пьют. Когда я работал в Мадагаскаре, то там при температуре +40 градусов все пили 90-градусный ром.

Екатеринбург — это целый этап моей жизни, второе место после родины. Я считаю себя гражданином мира, но стройка близится к концу, поэтому пришло время вернуться домой, в Италию. Но думаю, что меня еще ждут другие проекты в России.

Фотография на входе: Ирина Демехина
Фотографии в тексте: Андрэа Сивилотти/facebook.com, Ирина Демехина

Екатеринбург другими глазами: «Я выжил в девяностые в России»
Городские истории
Екатеринбург другими глазами: «Я выжил в девяностые в России»
История уроженца Пакистана, который устал отвечать на вопросы о погоде и объяснять, что не торгует оружием.
Ольга Славникова: «Что-то будет!»
На сцене
Золотая маска и Чеховский фестиваль в Екатеринбурге
Золотая маска и Чеховский фестиваль в Екатеринбурге
От Валентины Макаровой
 Екатеринбург другими глазами: «Ваш транспорт для крутых людей»
Городские истории
Екатеринбург другими глазами: «Ваш транспорт для крутых людей»
Рассказ о том, как иностранный офицер и студент адаптировался к уральской зиме.