Сакс в маленьком городе

Как фестиваль джаза в Камышлове встал на границе международной культуры и бездумной благотворительности.
Даниил Крамер шагает по центральной улице Камышлова. Только что он посетил фестиваль песчаных скульптур и теперь возвращается на стадион, где чекаются и отстраиваются первые музыканты. Через час джазовый джем начнется. В руке он сжимает белую кепку, на кепке — лого в виде ягод земляники. Земляника — официальный символ его фестиваля и дня рождения Камышлова.

Камышлов за пять лет не стал Крамеру родным, но явно запал в душу.

На центральную улицу наседает солнце. Крамер рад: еще с вечера он взывал к небу, чтобы не было дождя. Ведь если дождь начнется, зрители на фестивале не задержатся. Еще минута, и Крамер скроется в деревянной избушке, что у стадиона, переоденется во все черное и появится вновь. Надо проверить аппаратуру, встретить прибывающих гостей и еще раз посмотреть стадион. В этот момент к джазмену-виртуозу подбежит местный житель Никитос, чтобы выказать свое уважение.

— Я же вас по телевизору видел, — признается парень.
— И как? — взаправду удивится джазмен. Кажется, ему нужно мнение каждого камышловца.

Музыкальный фестиваль Ural Terra Jazz вырос, как выражается пианист, из-за столкновения двух поездов в лице его самого и местных чиновников на стадионе маленького свердловского городка в 130 километрах от Екатеринбурга. Путь к нему лежит по неровным дорогам, мимо свиной фермы, запах которой сшибает неискушенного фермерской жизнью человека.

Американцы и китайцы, а теперь еще и кубинцы пять лет приучали к сложной музыке жителей Камышлова, и в этом году Terra Jazz вошел в десятку джазовых фестивалей страны, потеснив «Петроджаз», «Усадьбу Jazz» и прочие столичные ивенты. С самого первого фестиваля не менялась и цена на билеты: послушать Крамера и других звезд джаза по-прежнему можно за 100 рублей.

Даниил Крамер:

Этот фестиваль не элитарный, а если бы был таким, то столько лет не продержался. Мы специально делаем так, чтобы здесь звучали разные вещи — как глубокие и серьезные, так и для развлечения и потанцевать. Чего только не было: и рок, и регги, и латина. А что еще будет!

Я давно лелеял мысль о том, чтобы в России существовали аналоги европейской традиции, когда в маленьких городах устраивают крупные акции, на которые съезжаются люди из столиц и регионов. Камышлов удобно расположен, но это не значит, что такую штуку нельзя сделать в другом месте. Тем не менее, мы отталкиваемся от того, кто проявил инициативу. В данном случае — от властей этого города, которые тоже захотели, чтобы такой фестиваль был.

Я категорически против, чтобы билет стоил 100 рублей, но не я устанавливаю ценовую политику. В 1984 году в Советском Союзе было 64 джазовых фестиваля, и абсолютное большинство из них — бесплатные. Результат бесплатных входов — это неуважение к искусству и, как только началась перестройка, гибель советского джаза. Потому что к началу 1990-х годов в стране не осталось ни одного фестиваля. Они умерли, ведь публика на них не ходила, а музыканты уехали — им не на что было кушать. 100 рублей, которые здесь платятся, — это не деньги для музыкантов, которых мы приглашаем. Я знаю уровень этих артистов, и я знаю, какие гонорары кое-кто из них получает. Кто-то приезжает в Камышлов по моей просьбе, а кое-кто — потому что они профессионалы. И они умрут с голоду, если таковыми не будут.

Кроме того, а на какие деньги построить эту площадку? А на какие деньги взять аппаратуру? Вы что думаете, все должны умереть с голоду? Я категорический противник абсолютной благотворительности, особенно в искусстве. Это лишает людей работы, убирает деньги из оборота. Поэтому бездумная благотворительность очень вредна и для людей, и для работающих в данной области, и для страны в целом. Бездумная благотворительность развращает. Люди должны знать цену тому, что они имеют.
Алексей Половников в субботу рано проснулся: День города для него почти как собственный день рождения. Исполняющий обязанности главы городской администрации с утра встречает гостей — председатель ЗакСо Людмила Бабушкина, министр культуры Светлана Учайкина, депутаты, музыканты — кого только не будет сегодня!

В полдень он официально откроет праздник, отрежет кусок десятиметрового земляничного пирога, а потом уведет больших гостей во двор местной школы искусств — здесь, как и год назад, открылась выставка песчаных скульптур.

На этом миссия не закончится. В два часа в его Камышлове начнется пятый международный джазовый фестиваль. Несколько лет назад Половников был одним из нескольких людей, кто придумал этот праздник, кто дождался, когда согласится Крамер, и кто вот уже пять лет сопровождает все стадии Terra Jazz — от идеи до финального салюта.

Алексей Половников:

Страшно было первые два года. Страшно за то, как фестиваль приживется в Камышлове, страшно перед Крамером — это ведь человек с мировым именем. Он поверил в наш город, рискнул своей репутацией. Я и сам еще несколько назад был среднестатистическим жителем нашей страны. Знал, что есть такая музыка, но совершенно в ней не разбирался.

Шесть лет назад мы впервые позвали сюда американцев. Совершенно бесплатно пригласили камышловцев, многих даже уговаривали прийти, но зал таки заполнили. И вот когда этот джаз-бенд отыграл трехчасовой концерт, когда люди выбегали на сцену танцевать, когда местные музыканты отложили инструменты и сказали: «какой уровень у них, а какой у нас?», стало ясно — Terra Jazz нужно проводить.

После первого фестиваля понимания с жителями не было, зато сейчас, когда к ним приезжают родственники и друзья, они рассказывают о нем, они им гордятся. И кто бы ни встал у руля Камышлова [в октябре будут выборы главы местной администрации — прим. ЕТВ], он должен понимать, что джазовый фестиваль теперь — это визитная карточка города.

В этом году мы стали седьмыми в десятке лучших джаз-фестивалей страны. Наши конкуренты — это события, проходящие в больших городах в центральной России. Куда нам до того же Екатеринбурга, который с легкостью соберет пять-десять тысяч зрителей? Но радостно, что наши пусть скромные, но все-таки цифры [в прошлом году Ural Terra Jazz посетили четыре тысячи человек — прим. ЕТВ] — это показатели, сложившиеся не из разового посещения, а из работы турфирм, узнаваемости события и позитивных откликов тех, кто здесь был.

Конечно, в будущем хочется отделить фестиваль от празднования Дня города, но для этого нужна своя аудитория, которая будет готова платить по 500 рублей за билет. Чтобы на эти деньги мы смогли покрыть орграсходы. Своим жителям приказать платить столько мы не сможем.
В субботу днем Никитос приходит на стадион. Он платит 100 рублей, чтобы пройти на фестиваль, о котором последний месяц трещат из каждого утюга. В Камышлове Никита живет все свои 24 года, но вот на Terra Jazz попал впервые. До этого День города парня явно обходил стороной: Никитос то болел, то куда-то уезжал; но реклама достала своего конечного потребителя, и вот молодой человек один из первых ходит по поляне фестиваля.

На пути ему встречается Даниил Крамер. «Можно вам руку пожать? Я же вас по телевизору видел».

Никитос:

Я вообще разную музыку слушал: эгоистичный рэпчик любил, потом рок тяжеленький. Постепенно вырос, полюбил блюз-рок, все эти производные жанры и старые группы — Led Zeppelin там, The Beatles. Хотя нет, «битлов» я не очень люблю. А Крамера видел по телевизору, его по каналу «Культура» показывали. Он же джазмен.

Фестиваль мне понравился, мне вообще нравится, когда живая музыка играет. Гитары, саксофон, барабаны громкие — даже нутро дергается от восхищения. Хорошо вообще. Буду теперь каждый год ходить.

Народ у нас в Камышлове, конечно, суровый — на Урале такие и живут. Не знаю, как их музыкой хотят вырастить. Не думаю, что наш народ можно быстро исправить, чтобы он был интеллигентным и мягким. Можно, конечно, запретить продавать спиртное, сделать полусухой закон, как у нас уже было в стране. Я не думаю, что музыка способна что-то кардинально поменять, ведь для большинства это — развлечение.

Фото: Дмитрий Сальник, ЕТВ.
Выходные на «Урале»
Городские истории
Выходные на «Урале»
ЕТВ продолжает исследование непопулярных туристических маршрутов Свердловской области. Сегодня мы расскажем вам, где отдохнуть на природе, если вы любите мотоциклы.
Екатеринбург-1917. Зерна междоусобицы
Екатеринбург-1917. Зерна междоусобицы
При революции жизнь города поделилась на день, когда было относительно спокойно, и ночь — время разборок между солдатскими группировками.