Культ досуга. Сумасшедшее прошлое свердловской Музкомедии

Свердловский театр легких жанров поселился в здании первого городского кинотеатра, который открыл француз, и клуба Приказчиков. Бродим по закулисью и разглядываем прозрачный рояль с Полиной Ивановой.

Мы продолжаем экскурсию по культурным площадкам Екатеринбурга и Свердловска. В этой серии мы рассказываем о том, как мода, политика, идеология, социальная и экономическая ситуация в стране повлияли на вкусы горожан и на их досуг. Сегодня нашему вниманию будет представлен Свердловский государственный академический театр музыкальной комедии.

О том, как появилось это монументальное здание в самом центре нашего города, что такое музыкальная комедия и где ее истоки, что сегодня происходит в этом театре — в нашем материале.

Синтетический жанр

Оперетта, вокруг которой будет строиться наш рассказ, — синтетический музыкальный жанр, соединяющий декламацию, вокал, сценическое действие, музыку и хореографию. Предшественниками оперетты можно считать народные театры: греческие мистерии, фарсовые и ярмарочные представления Средневековья. Оперетта — это попытка «демократизировать» высокие жанры оперы, балета, драмы, скрестить их, сделать спектакли более разнообразными. Она может быть смешной и грустной, серьезной, но всегда социальной и актуальной прямо сейчас.

«Танцующая болеро в оперетте Хильперик», Марсель Лендер

«Танцующая болеро в оперетте Хильперик», Марсель Лендер

Согласно одной из версий, жанр оперетты сформировался еще в XVII веке, во время Французской революции. Как бы там ни было, в XVIII она стала набирать популярность во Франции. Одним из основателей жанра был Флоримон Эрве. Свою музыкальную карьеру он начал как органист и хормейстер в церкви при психиатрической больнице в Бисетре близ Парижа. Занятия и репетиции с пациентами клиники, которые были своего рода музыкотерапией, походили на какой-то театр абсурда. Смешные и неожиданные моменты позже стали основой для постановок. В свободное от работы время Эрве занимался театральной деятельностью: сначала как актер и певец, затем как композитор, драматург и режиссер.

В 1854 году Флоримон Эрве, чьи произведения уже имели определенный успех и известность, решил полностью посвятить себя театру. Он открыл собственный театр в помещении одного из ресторанов. Представления, которые он ставил там, оказали большое влияние на формирование жанра оперетты и его дальнейшее развитие.

Флоримон Эрве, один из основателей оперетты
Флоримон Эрве, один из основателей оперетты

Самое знаменитое произведение Эрве — «Мадемуазель Нитуш» — до сих пор считается классикой жанра

Чтобы исключить возможность соперничества с другими городскими театрами, власти ограничили спектакли Эрве одним актом и всего двумя исполнителями. Однако он успешно обходил запреты: в его постановках появились глухонемые персонажи и куклы, в действии принимали участие «труп» и даже «отрубленная голова». Остальным антрепренерам ничего не оставалось делать, как только следовать новому тренду и новому запросу публики.

В 1874 году композитор Иоганн Штраус, уже всемирно известный на тот момент «король вальса», обратившись к новому жанру, написал произведение «Летучая мышь», ставшее классическим и начавшее эпоху «венской оперетты».

Афиши первых оперетт
Афиши первых оперетт

Слева обозначен новый тип заведения — театр-варьете

В XIX веке к этому жанру стали обращаться признанные драматурги и театральные деятели, оперетту ставят на известных сценах знаменитые труппы. Параллельно развился новый жанр — водевиль — театральное действие с небольшими танцевальными и музыкальными вставками, и мюзикл — американский вариант с джазовой музыкой и множеством сценических эффектов.

В начале XX века для более «низкого» вида подобных представлений появляются театры-варьете, где зрителям предлагали выпивку и закуску, публика могла подпевать артистам или пуститься в пляс в особо зажигательных местах действия. Далее это направление развилось в кабаре и бурлеск.

Эмоциональность и юмор, зрелищность и прекрасная музыка сделали оперетту одним из самых популярных жанров театрального искусства. В России она завоевала огромную популярность в 1920-е годы. Этому способствовала новая экономическая политика (НЭП), принятая в 1921 году советским правительством. В России снова появились состоятельные люди (нэпманы), жаждавшие развлечений. Мятежный дух 20-х годов прекрасно соединялся с экспериментальностью жанра оперетты.

Первый звуковой фильм СССР «Веселые ребята» рассказывает о тех временах оперетомании, сказочной возможности стать знаменитым артистом и, конечно, любви. В главных ролях — Леонид Утесов и Любовь Орлова.

Драка в оркестре

Советская комедия «Веселые ребята», 1934 г.

В 1923 году в Москве открывается Цирк мюзик-холл. Изначально он работал по принципу варьете — в нем по очереди выступали солисты с различными номерами: «Чечетка, жонглирование, усыпление курицы, игра на музыкальных инструментах», — гласила его афиша. Над номерами московского мюзик-холла работали Маяковский, Ильф и Петров. Постепенно заведение двигалось в сторону синтетического музыкального спектакля, который был содержательным, но при этом развлекал, балансируя где-то между театром сатиры, опереттой, цирком и танцем.

С 1929 года в оперном зале здания ленинградского Народного дома открылся мюзик-холл, которым руководил композитор Иван Дунаевский. Среди участников программы нового театра значился и Теа-джаз под управлением Леонида Утесова. Чрезвычайная популярность жанра оперетты отразилась и на государственной культурной политике: в конце 1920-х театры открывались один за другим. Первым из них стал Хабаровский музыкальный театр в 1926 (сегодня Театр музыкальной комедии), затем — Московский театр оперетты (1927), Ленинградский театр музыкальной комедии (1929).

Однако культурная политика требовала иного, «небуржуазного» репертуара. Перед советскими композиторами поставили задачу создания новой оперетты, с новыми героями и новым содержанием. Во второй половине 1930-х годов началась колоссальная борьба с «буржуазным искусством» и сам жанр эстрады считался ничем иным, как проявление буржуазии. В 1937 году одновременно закрылись мюзик-холлы в Москве и в Ленинграде. Театры музкомедии остались единственным допустимым «эстрадным жанром» в СССР.

Трижды построенный театр

Давайте поговорим о том, что в это время происходило в Свердловске. Пусть вас не обманывает внешний вид Музкомедии, приобретенный им после реконструкции 1962 года. На самом деле у здания очень богатая история.

В 1909 году француз Кай Лоранж арендовал усадьбу на углу Вознесенской улицы и Главного проспекта и открыл в ней первый в Екатеринбурге стационарный кинематограф — «Лоранж» (сейчас на этом месте находится угол дома по адресу пр. Ленина, 40). Предприятие имело большой успех, и в 1913 году на противоположном углу перекрестка закончили строительство нового здания кинотеатра «Лоранж» в стиле модерн. Это был первый специально построенный в нашем городе кинотеатр. Пустырь за ним стоял без дела недолго: в 1915 году здесь построили краснокирпичное здание Коммерческого собрания, также известное как Клуб приказчиков.

img53.jpg
Кинотеатр «Лоранж» в стиле модерн и Клуб приказчиков с фигурной кирпич

Общий вид

После революции и Гражданской войны в бывшем клубе приказчиков открылся Дом Октябрьской революции. Здесь проходили собрания и лекции, ставились самодеятельные постановки. Некоторое время здание занимали Театр рабочей молодежи (ТРАМ) и клуб строителей, позже переехавший в собственное здание.

Здание кинотеатра «Лоранж» в 1920-х приватизировало акционерное общество «Совкино». Эта организация имела монопольные права на все производство и прокат фильмов в СССР, а также на ввоз иностранных кинокартин. Несмотря на то, что общество «Совкино» ликвидировали в 1930 году, название кинотеатра оставалось неизменным до самого его закрытия.

Бывшее здание Клуба приказчиков реконструировано в стиле конструктивизм. Теперь здесь размещается театр Музыкальной комедии.

В 1933 году в Свердловске создается театр Музыкальной комедии. Труппу набирали по всему СССР. Первые два года театр существовал на разных площадках, выступая то в Деловом клубе (ныне филармония), то в старом здании драматического театра (Вайнера 10, ныне ТЦ «Успенский»). Вскоре для нужд Музкомедии реконструировали бывшее здание Клуба приказчиков в актуальном тогда стиле советского авангарда. В 1936 году театр окончательно поселился в здании на перекрестке теперь уже проспекта Ленина и улицы Карла Либкнехта.

Профессиональные актеры со всей страны побросали все и приехали сделать новое дело. Это было такое время — дадут призыв целину поднимать — и все туда, БАМ строить — все туда. Нас не надо было упрашивать.
Галина Петрова,
солистка театра Музыкальной комедии

В 1962 году здание кинотеатра «Совкино» перестроили, в ходе реконструкции объединились и приобрели современный вид фасады кинотеатра и театра музыкальной комедии. В 2007 году помещение кинотеатра передали театру Музкомедии, а в его залах оборудовали малую сцену.

По театру мы прогулялись с пресс-секретарем Музкомедии Юлией Денисенко и народной артисткой РФ, солисткой театра Музыкальной комедии Галиной Петровой.

Место для зрителей 

Я приехала из Москвы по распределению. Я училась в Государственном институте театрального искусства имени Луначарского (сегодня — Российский институт театрального искусства). Когда наш курс выпускался, из разных театров со всей страны приехали режиссеры. Они отсматривали дипломные спектакли, чтобы выбрать молодых артистов для своих коллективов, а потом присылали заявки в институт и приглашали понравившихся выпускников на работу. Я получила приглашения из шести театров, но выбрала Свердловский театр музыкальной комедии, потому что он тогда был лучшим музыкальным театром в стране, слава его гремела!

Так я и приехала на Урал в 1970 году. С тех пор здание театра внешне осталось прежним. Но внутри оно постоянно меняется. Дело в том, что это здание изначально не было приспособлено для размещения театра — поэтому расположение помещений и интерьеры приходилось постоянно изменять, чтобы каждый уголок нашего дома был удобным для тех, кто в нем работает или отдыхает.

Галина Петрова,
солистка театра Музыкальной комедии

Центральный вход в театр Музыкальной комедии смотрит на улицу Карла Либкнехта. Еще один, запасной, а также служебный входы располагаются по проспекту Ленина. Внутри нас встречает глубокое фойе — фактически, оно начинается в здании бывшего «Совкино» и ведет в глубину квартала, к помещениям бывшего Клуба приказчиков.

Парадная лестница поднимает нас в зрительный зал. Сегодня на стене изображена сама театральная сцена с актерами и актрисами, а также ангелом-музой над ними. Но так было не всегда.

Когда я приехала в этот театр, здесь было другое панно — на нем был изображен промышленный город: заводские трубы, кочегары, металлурги… Видимо, было очень важно, чтобы горожане, среди которых было много простых рабочих, чувствовали, что это театр — для них. Даже спектакли тогда начинались позже, в 19 часов: как раз для того, чтобы люди успели прийти с работы, переодеться, собраться и отправиться в театр в красивой одежде.

Галина Петрова,
солистка театра Музыкальной комедии

На втором этаже расположен театральный буфет, его необычное пространство перекрыто балками в виде восьмиконечной звезды.

Буфет 

Буфет 

В антракте зрители также могут выйти в большое фойе. Здесь расположена небольшая экспозиция, рассказывающая об истории театра, его основателях. На фото — спектакли разных лет и современных работников театра.

img70.jpg

Большой зал

Зал театра Музыкальной комедии больше всего напоминает зал оперного театра ярко выраженным огромным балконом и почти отсутствующим наклоном партера.

При реконструкции зала мест стало меньше, потому что и в партере, и в бельэтаже выделили пространство для осветителей и звукоцеха. Внизу — регуляторная для художников по свету, а на балконе — пульт звукорежиссеров. Для зрителей установили мягкие широкие кресла, и проходы между рядами сделали шире. А старые деревянные сидения отдали в Дом офицеров, и там, кажется, до сих пор ими пользуются. Раньше в зале была огромная, почти на весь потолок, люстра. Но ее пришлось убрать, уж очень она была ветхая, к тому же, как за ней правильно ухаживать, было совершенно не понятно.

Галина Петрова,
солистка театра Музыкальной комедии
img72.jpg

Сегодня артисты Музкомедии выступают с петличками. Для этого есть несколько причин. Во-первых, сам жанр подразумевает активное движение артистов по сцене. Исполнитель не всегда может остановиться и петь в зал, как в опере. Микрофоны позволяют зрителю слышать артиста, даже если он стоит к залу спиной. Во-вторых, с помощью микрофона можно сделать различные звуковые спецэффекты и фокусы, которые иногда необходимы в современных постановках. В-третьих, зал, как мы помним, изначально был построен для Клуба приказчиков, поэтому его акустика никогда особенно не рассчитывалась.

Оркестровая яма и закулисье

Здание стоит на сильном рельефе, уровень первого этажа, начинающийся от улицы Карла Либкнехта, к концу здания уже полностью уходит под землю и становится подвалом. Настоящего подвала в здании не заложили, поэтому и оркестровая яма здесь совсем неглубокая, а у сцены вообще нет трюма. Ее высота не позволяет встроить какие-либо механизмы вроде поворотного круга.

У сценического пространства тоже наблюдается интересная особенность: в этом театре есть только один карман. Он выстроен вглубь квартала и служит одновременно и хранилищем декораций.

В хранилище можно найти все что угодно — от кареты до автомобилей и кораблей.

Здесь же расположена небольшая гримерка, чтобы артистам можно было очень быстро переодеться во время спектакля.

У сцены только один карман. Это очень чувствуется, когда в постановке занято много артистов, и в каком-то действии, например, всем нужно резко уйти со сцены. Больше всего везет тем, кто уходит в правый «карман», там просторнее. А левого «кармана» у нашей сцены нет, за кулисами ты почти сразу оказываешься у стены, за которой — улица Ленина. Зато, если пройти вдоль стены, можно оказаться на лестничной площадке, где в огромное панорамное окно видно, как живет наш город, как живет проспект Ленина — самая оживленная часть Екатеринбурга.

Галина Петрова,
солистка театра Музыкальной комедии

Здесь, на лестничной площадке тоже оборудовано место для быстрого переодевания

Огромное панорамное окно открывает чудесный вид на самую оживленную часть проспекта Ленина.

Вид из окна

Другая сторона театра выходит внутрь квартала, здесь окон гораздо больше — сюда выходят репетиционные залы и лестничные клетки. Бывшая территория сада Трудящихся теперь плотно застроена.

Когда-то здесь стояли одноэтажные домики, которые были построены еще до войны. Здесь жили молодые, начинающие актеры. А корифеи нашего театра, как и многие состоявшиеся оперные и драматические артисты Свердловска, жили в так называемом Актерском доме напротив театра, на улице Ленина, рядом с Оперным. Мы выпускали по четыре спектакля за один сезон, поэтому времени не было вообще! Вечером спектакли, утром репетиции, мы только успевали забежать к кому-нибудь из коллег, кто жил рядом, попить чаю — и снова бежали в театр. Можно сказать, жили здесь.

Галина Петрова,
солистка театра Музыкальной комедии
img96.jpg

Внутреннее пространство театра все время напоминает нам, что его приспосабливали и укрощали. Здесь множество необычных переходов с уровня на уровень, высота потолков и дверей постоянно меняется. Эти две двери находятся в 10 метрах друг от друга.

Гримешки 

Необычное слово, которое мы узнали здесь, означает просто гримерные для артистов. Пространственное решение этих комнат также весьма необычно. В довольно узком коридоре каждая гримешка отделена раздвижной дверью с зеркалом, рядом — поручень. На нем костюмеры заранее располагают костюмы к спектаклям.

Помещения эти помнят театр с момента его основания. Здесь уже не для зрителей, а для самих артистов установлены памятные таблички с именами тех, кто играл в театре, или, как говорят здесь, — служил театру.

Гримешки — небольшие комнаты без окон, здесь перед выступлением артист может ненадолго остаться наедине с собой и подготовится к выходу.

Раньше коллектив был не таким большим, и мы все помещались в этих комнатках, как птенцы в гнездах. И сейчас мы живем здесь одной семьей, хотя во время больших спектаклей бывает тесновато. Например, во время «Екатерины Великой» артистки в больших кринолинах с трудом расходятся в нашем узком коридоре.

Галина Петрова,
солистка театра Музыкальной комедии

Рядом с гримешками в нише находятся огромные железные двери. Это вместительный грузовой лифт. Раньше он был деревянным, и весь театр слышал, если он начинал движение. Сегодня лифт современный, но отодвигающаяся решетка создает в нем настроение старых американских фильмов.

Поднявшись на лифте до самого верха, мы попадаем в одно из самых таинственных помещений театра — это склад костюмов. Здесь висят наряды для современных и давно ушедших из репертуара спектаклей. Можно найти и настоящие раритеты. Например, это костюм к спектаклю «Рыцарь Синяя борода», который шел в Музкомедии 1980-х годах.

Тогда ткани и отделка были в дефиците, а главную женскую роль исполняли три актрисы. Юбка была одна на всех, а лиф был у каждой свой. Перед каждым спектаклем одевальщицы перешивали к юбке новый лиф — в зависимости от того, кто работал спектакль.

Был у нас отдельный цех искусственных цветов. Мастерицы делали самые разные цветы, украшали ими костюмы, декорации, занавес… Зрителя всегда старались удивить. Рассказывают, что когда в нашем театре в 30-е годы впервые поставили оперетту «Фиалка Монмартра», постановщики пошли на такой трюк: на суперзанавесе (который висит за занавесом) не только нарисовали фиалки, но и облили его туалетной водой с запахом цветов. Занавес открывался — и зрители вдыхали аромат фиалок. Конечно, это сразу создавало настроение спектакля. Как только зрителям не кружили голову!

Галина Петрова,
солистка театра Музыкальной комедии

Репетиционные

Необычное помещение на одном из этажей театра — бывшее пространство музея. Выход, который мы видим на фото слева, ведет на балкон зала. Когда-то во время антрактов зрители могли посмотреть экспозицию и узнать об истории театра. В 1990-е музей исчез. Сегодня это пространство используется для репетиций или создания декораций.

Малая сцена

Несколько лет назад у театра Музыкальной комедии появилась малая сцена, ее оборудовали в помещениях бывшего кинотеатра «Совкино».

img115.jpg

Сам зал очень камерный, без балкона и оркестровой ямы, место для музыкантов выделено справа от сцены. Здесь помимо обычных сидений располагаются столики. Зал пронизан атмосферой джаза, варьете и чего-то, что было в мюзик-холлах 1920-х годов, но чего лишилась потом советская оперетта, подчинившаяся культурной политике 1930-х.

Отдельной гордостью театра является так называемый хрустальный холл малой сцены. Это пространство, расположенное за огромным витражом, который выходит на улицу Карла Либкнехта. После передачи этих помещений Музкомедии окно было таинственно завешано белыми портьерами, и многие жители города даже не подозревали, как сильно это пространство изменилось внутри.

Теперь хрустальные люстры и лепнину дополняет самый эпатажный, на мой взгляд, предмет в театре — прозрачный рояль. Когда здесь проходят концерты и джазовые вечера, артисты играют на инструменте, и он начинает светиться.

Сегодня театр музыкальной комедии продолжает традиции оперетты, экспериментирует с мюзиклами и выходит за границы жанра. Здесь также ведет свою творческую деятельность «Эксцентрик балет» Сергея Смирнова. Его артисты участвуют в спектаклях и создают свои проекты. Этот коллектив имеет четыре Золотые маски. В стенах театра действует детская студия, первые выпускники которой сегодня являются артистами театра и телевидения. Ученики ставят детские спектакли и участвуют во взрослых постановках.

ЕТВ благодарит за помощь в подготовке публикации Свердловский академический театр музыкальной комедии, а также государственный архив Свердловской области и сайт библиотеки им. Белинского. Современные фотографии в материале — Александр Тверской, проект «Екатеринбург наизнанку».

Культ досуга. Под куполом
Городские истории
Культ досуга. Под куполом
1 февраля — день рождения екатеринбургского цирка. И сегодня мы рассказываем об одном из самых экстравагантных зданий советского модернизма.
Преддиабет: поймать и обезвредить
Гости Екатеринбурга
Елена Панфилова. О коррупции, нормах отката и сроках для взяточников
Елена Панфилова. О коррупции, нормах отката и сроках для взяточников
От Светланы Зенковой
Культ досуга. Пристанище культурной молодежи
Городские истории
Культ досуга. Пристанище культурной молодежи
Попавшие в воронку «трудовых резервов» свердловчане находили время для творчества. Под свои интересы талантливая молодежь построила целый дворец, который многие годы оставался центром политической, культурной и спортивной жизни города.