Высотные амбиции. Как строились небоскребы Екатеринбурга

Возводить супервысотные здания гораздо сложнее, чем объекты средней этажности, но именно метрами город тянется к столичному статусу. Создатель «Высоцкого» Андрей Гавриловский — о том, какие тернии преодолели строители на пути к звездам.

Из-за обилия высоток из стекла и бетона Екатеринбург иногда называют российским Чикаго. Одни говорят, что небоскребы — это дело чести и статуса: чем больше высотных зданий — тем выше уровень развития города и его экономическая мощь. Их противники утверждают: высотки уплотняют и без того перенаселенную застройку центра, создавая дополнительную нагрузку на инфраструктуру. Пока длится этот вечный спор, в уральской столице один за другим растут гиганты, разительно меняющие облик города.

Уральские застройщики лишь недавно попробовали себя в возведении объектов высотой более 130 метров. Этот уникальный опыт дался им нелегко, препятствия возникали на каждом этапе строительства. О том, как создатели небоскребов изобретали новые материалы и технологии, преодолевали административные барьеры и вообще — прокладывали дорогу в будущее — наш цикл «Высотные амбиции». В его первой серии о создании «Высоцкого» рассказывает Андрей Гавриловский.

Инфографика: Виталий Калистратов, ЕТВ

«Высоцкий» — дело уральских мастеров

— Почему решил заняться высотным строительством? Это интересно. В студенчестве я сам был командиром в стройотряде. При строительстве небоскребов важна, в первую очередь, организация процесса: надо найти квалифицированных специалистов и так далее. Я, допустим, не дотошно разбираюсь в том, как нужно устраивать фундаменты. Конечно, простые могу и сам сделать, но как в «Антее» или «Высоцком» — нет. Здесь фундаменты похожи на те, которые закладывают под электростанции. Технология непростая — нужны знающие люди.

Андрей Гавриловский — отец «Высоцкого»
Андрей Гавриловский — отец «Высоцкого»

Фото: архив ЕТВ

С проектировщиками нам повезло, правда, нашли мы их только с третьей-четвертой попытки. Андрей Молоков (сейчас — главный архитектор Екатеринбурга, прим. ред.) и Владимир Грачев спроектировали и «Антей-1», и «Антей-2», и «Высоцкий». Ребята оказались смелыми. Надо понимать, что такого в России никто не делал. Все высотные здания, которые стоят в Москве, проектировали иностранцы. Воздвигали и курировали их тоже они. Мы же сделали ставку на наших, не просто на российских, а уральских мастеров.

Почему доверили нашим? Первая причина — экономия денег. Вторая — я считал, что наши тоже могут сделать качественно, и не ошибся. Они в Англию ездили учиться, подходили к делу основательно. Когда мы начали делать «Высоцкий», иностранцы уже заходили в город с новыми проектами, но кое-где проскакивало, что доверять им — не совсем правильно. Надо понимать: что хорошо в Европе — не всегда хорошо у нас. Многие технологии, которые работают там, для России совершенно не годятся. Например, нормы пожарной безопасности в России самые строгие в мире.

img_6395.jpg

Мы построили здание высотой 188 метров. Выше уже здесь нельзя, это обусловлено размером площадки. Чем больше здание — тем большая под него должна быть площадка: паркинг, разъезды, подъезды — все это надо учитывать. Хотели, конечно, повыше, но и так неплохо получилось. Практически все изначально относились к нашему проекту скептически: «Ой, такой высокий, все перекроет!» Это ведь тоже препятствие — люди должны понимать, что Екатеринбургу небоскреб нужен — это статус города. Эдуард Россель и Аркадий Чернецкий активно поддерживали проект небоскреба, без их поддержки ничего бы не получилось. Такой проект был первым в стране!

Уровень высотного строительства — один из главных показателей величия города, которым можно гордиться. Сегодня все, кто гостит в Екатеринбурге, поднимаются на смотровую площадку «Высоцкого». Я ехал в лифте с этими людьми, они приезжают из разных городов и просто фанареют от масштабов! Завидуют хорошей завистью, говорят, что у них такого нет.

Ночной вид на стройку «Высоцкого»
Ночной вид на стройку «Высоцкого»

Фото: PrettyFly, skyscrapercity.com

На самом деле, каждый шаг в строительстве «Высоцкого» — это какая-то своя трудность, их было очень много. Допустим, когда строишь обычный, скажем, 25-этажный дом, у тебя нет проблем с лифтами: 25 этажей — три лифта. А в «Высоцком» лифтов 24! Это мы сами сделали, по опыту. В первом «Антее» было три лифта, и нам резко стало их не хватать, потому что они стали ломаться. Потом пришлось организовать еще четвертый лифт, на нем теперь передвигается обслуживающий персонал, перевозят воду, мебель и другие тяжелые вещи. Так что за 24 лифта в «Высоцком» мы отдали 6,5 миллионов евро. Такие траты существенно ударили по нашему карману, но это было важно, чтобы избежать проблемы, как в «Антее».

Лифт в «Высоцком»
Лифт в «Высоцком»

Фото: 66.ru

Когда прокладываешь кабель в 25-этажном доме, то также особо не задумываешься о стоимости: она относительно мала. В случае «Высоцкого» мы отдали больше миллиона долларов, чтобы протянуть электрический кабель (шинопровод). Неожиданные траты, значительное удорожание часто встречались в ходе строительства. Но мы шли на это, потому что понимали, что должны сделать качественный продукт.

Со строительными материалами было полегче. Фасад у нас немецкой фирмы Schüco. Из-за курса сейчас он стоит в два раза дороже. Лифты тоже, кстати, импортные. Очень важная составляющая пожаротушения — от фирмы Siemens, тоже очень дорогая техника. В небоскребе более 6700 датчиков, которые контролируют пожарную ситуацию. Но пожарные непростые ребята: им проще запретить, чем разрешить. Более того, по просьбе пожарных, мы на Химмаше собрали двухэтажное здание, поставили стеклопакет и сделали реальный поджог. Они стояли и засекали время, все тщательно проверяли. На каждом стекле у нас стоит специальная установка, то есть в случае пожара стекло под давлением поливается, чтобы огонь не смог перекинуться с этажа на этаж. Когда мы это придумывали, такой технологии еще нигде не было! А еще мы поставили газовые котельные.

Высотная стройка
Высотная стройка

Фото: skyscrapercity.com

В строительстве «Высоцкого» было очень много интересных решений, которые нигде до того не применялись. Чтобы здание было более устойчивым, верхние этажи сделали с атриумом. Поставили специальные разгрузочные балки на два этажа, это называется системой аутригеров. С помощью нее мы перенесли нагрузку с центра здания на края. Также повысили устойчивость с помощью образования треугольников. Это грамотные решения архитекторов.

Окупается ли «Высоцкий»? Я думаю, что пока, конечно, не вышли в плюс. Такой вопрос нужно задавать через 10-15 лет, не меньше. Естественно, при благоприятной экономической ситуации в стране. Впрочем, мы такой задачи и не ставили. Главная цель — создать здание, которое придаст городу особый имидж, статус. И мы ее достигли, а речи о затратах даже и не шло.

maxresdefault.jpg
Adda

Фот

Совершили ли мы подвиг, воздвигнув «Высоцкий»? Я скажу так: в нынешних условиях такого достижения уже не добиться. Теперь мы хотим построить башню на 37 этажей между «Антеем» и «Высоцким». Там будут апартаменты, гостиница, офисы. Будем пытаться, но пока даже с документами подступиться не получается. Однозначно будет сложнее, потому что ситуация на рынке крайне тяжелая, экономика развивается не туда, высотки никому не нужны. Кроме того, всю нормативную базу ужесточили. Приняли много законов, под которые очень трудно подстроиться. Допустим, чтобы начать стройку, деньги на нее должны сразу лежать в полном объеме. Но все равно, я считаю, строители Екатеринбурга помрут последними! Уж слишком у нас тут сильная строительная база.

В Москве, скажем, очень много 45-этажных жилых зданий. Но тут надо разделять: жилой дом и офисное здания — небо и земля. После «Высоцкого» даже близкого масштаба офисных зданий в Екатеринбурге не было. Следующий соизмеримый по сложности инженерии объект — «Опера». Я уверен, что высотка — это показатель мощи города, его сильной строительной экономики. Ни в одном городе-миллионнике такого, как «Высоцкий», нет и в ближайшие 20 лет не появится, вот увидите! А в Екатеринбурге, думаю, обязательно появится.

Фото: skyscrapercity.com

Конечно, я горжусь «Высоцким». Но не я один. Недавно был в Париже, в картинной галерее. Рядом стояла женщина. Русская, но живет во Франции. Разговорились. Когда она узнала, что я из Екатеринбурга, то сказала: «О, у вас там шикарный небоскреб Высоцкий“ стоит!». Пожалуй, своей цели мы добились: «Высоцкий» стал символом города как для местных жителей и России, так и за рубежом.

Высотные амбиции. Как возводили башню «Исеть»
Городские истории
Высотные амбиции. Как возводили башню «Исеть»
Для первенца екатеринбургского Сити создали немало уникальных решений. Приготовили бетон по особому рецепту, поставили внутрь кран, который потом разобрали другим краном. О трудностях и победах рассказали создатели башни.
Рокабилли с «отвязными псами»
Высотные амбиции. Как строилась первая жилая высотка Екатеринбурга
Городские истории
Высотные амбиции. Как строилась первая жилая высотка Екатеринбурга
Возвести 130-метровый жилой комплекс «Февральская революция» было очень непросто. О здании, в котором есть своя пожарная дружина, система геотехнического мониторинга (и зачем-то — неработающий мусоропровод), рассказали его создатели.
Один дома
Городские истории
Один дома
Как уралец за три месяца построил двухэтажный дом в одиночку.
Журналист Владимир Гридин о носках, как чувстве стиля
Снеготеринбург
Снеготеринбург
Кто заселяет заснеженное сердце Урала?