Взгляд из толпы

Смотрим на парад Победы в Екатеринбурге глазами подростка, мамы и инженера «оборонки».
Екатеринбургский парад Победы — скорее, дань памяти, нежели зрелище для горожан. Маршруты солдат и техники сделаны настолько хитро, что оценить всю военную мощь могут только избранные: ветераны, генералы, первые лица региона и те терпеливые уральцы, что занимают места на площади с раннего утра.

В этом году мы решили посмотреть на парад чужими глазами, и нам помогли инженер машиностроительного завода, 17-летний подросток и мама двоих тинейджеров. Наших непохожих на первый взгляд героев объединяет одно — для каждого из них это 9 мая было по-своему первым.

Владимир Туркадзе

«Военной техники мне хватает на работе»

инженер-конструктор Машиностроительного завода имени Калинина

С Владимиром мы встречаемся за 10 минут до старта торжественной церемонии в районе «Салюта»: здесь еще относительно немноголюдно, у металлического заборчика есть свободные места, хорошо видно технику. Радость улетучивается мгновенно: мы понимаем, что стоим практически в конце колонны — шествия войск и проката танков и гаубиц нам не видать, как своих ушей. «В детстве я был на параде, — вспоминает мой собеседник, — и воспоминания остались приятные. Народу было меньше».

Тем временем толпа напирает на нас сзади. Многие стоят с транспарантами к «Бессмертному полку», они еще не знают, что пройти колонной вместе со всеми у них не получится — вход к полку в этом году лишь один, и он в районе Исторического сквера. Со всеми перекрытиями от «Салюта» за время парада участникам не добежать.

Огромные военные машины начали реветь — командование дало приказ готовить технику к шествию. «Запах как на работе», — улыбается наш инженер. Минутой позже он задумается: парад 9 мая — это дань памяти, но почему в этот день мы вспоминаем главным образом ветеранов войны, будто обходя стороной других вояк — участников чеченских кампаний, войны в Афганистане?

«Хоть Великая Отечественная война — это наиболее продолжительная по времени и по потерям война, но наша страна, к сожалению, была завязана и в других конфликтах. И ветеранов других войн среди нас сегодня достаточно много. Пока они живы, нужно больше говорить о них. Я не думаю, что парад на 9 мая — бессмысленная акция, он нужен для сохранения части истории, которая в последнее время часто переписывается. В Москве парад — это демонстрация военной мощи страны на мировой арене. И если обо всем этом не говорить, то память постепенно угаснет. В то же время у меня много вопросов об организации парада здесь, в Екатеринбурге: маршрут построен так, что те люди, которые приходят сюда с детьми, которым интересно это зрелище, не могут увидеть и половины происходящего. С теми деньгами и усилиями, каждый год затрачиваемыми на организацию праздника, мне кажется, можно придумать более разумный способ.

В будущем я, возможно, пойду на парад, если на то найдутся весомые причины, а так военной техники мне хватает на работе — после увиденного сегодня мое отношение и внутреннее состояние не поменялось».

Лев Фикс

«Приятнее смотреть парад по телевизору»

школьник

Молодое поколение относится к войне совсем не так, как 40-летние или даже 30-летние — их взгляд на происходящее тогда, порой, более объективный. Чтобы посмотреть парад с представителем поколения Z, десятиклассником Львом Фиксом, мы приехали в центр Екатеринбурга за полтора часа до начала шествия. Не без труда протиснулись к Плотинке и заняли место у изгороди возле колледжа имени Ползунова. Вокруг нас очень быстро образовалась толпа, многим зрителям не исполнилось и пяти лет.

Видно, что моему собеседнику не слишком нравится происходящее. «Приятнее смотреть на парад по телевизору, — признается он. — Там и технику лучше видно, и ноги не оттопчут». До парада еще полчаса, а стоящие вокруг дети уже капризничают: кому-то страшно, кому-то скучно, кто-то жалуется на то, что ничего не видно. До боевых машин от нас не меньше ста метров, и мы можем видеть только их верхушки. Те зрители, кто поменьше ростом, видят только толпу. «Не надо тащить на парад детей, если они не хотят, — замечает Лев. — Надо рассказывать о войне, но не только о восточном фронте, а всех событиях. У нас в школах есть учебник только об истории России, поэтому мало кто знает, что у Советского Союза были союзники, и они тоже немало сделали для победы, что бои шли на Тихом океане, что воевали австралийцы, а японцы были весьма сильными противниками».

Для представителя современного поколения, которое принято ругать за необразованность, Лев очень эрудирован. Он с энтузиазмом рассказывает о военной технике, но отмечает, что большая часть из того, что едет по проспекту Ленина, да и по Красной площади, не имеет отношения к Великой Отечественной.

В какой-то момент его знания начинают раздражать окружающих, поголовно называющих установки «Град» и «Ураган» — «катюшами». Они недовольно оглядываются и цедят сквозь зубы: «Не надо умничать, молодой человек». На вопрос, откуда такие познания, мой собеседник признается: из интернета и компьютерных игр. «Там детали войны и техника описаны намного лучше, нагляднее и интереснее, чем в учебниках. Интернет позволяет получать полную информацию, а не только то, что хотят донести власти или еще кто-то», — отмечает Лев. На Ленина проезжают последние машины, а мы начинаем выбираться из толпы.

«Вообще не понимаю, зачем устраивать из годовщины победы над Третьим рейхом такой грандиозный праздник. Ведь в той войне погибло столько людей, это день памяти и скорби, не стоит его отмечать народными гуляниями. Праздники лучше делать на День города или, например, на 1 сентября. Война — это слишком трагично, чтобы так радоваться. Недаром первые двадцать лет после 1945 года парады не проводили — слишком больно было вспоминать. Гораздо полезнее, с точки зрения почтения памяти погибших, было бы проводить скромный парад из уцелевшей техники, Бессмертного полка“, а основное внимание уделить ветеранам, которые еще остались в живых. Чтобы помнить, нам полезнее сходить в музей боевой техники, поучаствовать в военной реконструкции, пообщаться с ветеранами, но не участвовать в стихийных городских мероприятиях. Многое зависит и от воспитания, как родители доносят до своих детей информацию. Сегодня патриотизм навязывается, а это неправильно. Молодое поколение уважает ветеранов, потому, что это естественно, а не из-за того, что им сказали так делать».

Галина Уткина

«Дети по-разному воспринимают войну»

советник первого вице-губернатора Свердловской области

Мы первый раз смотрели парад 9 мая по телевизору. Хотя до этого видели его каждый год с разных точек. И оказалось, что самым ярким впечатлением прежних лет были не ревущие машины, запах солярки и ровный строй военных, а ветераны… Когда-то (а мы застали то время) они еще могли пройти парадным строем по площади 1905 года. И слезы наворачивались. И были одновременно боль и гордость за людей и страну, которые выжили и победили.

Мы смотрим на экран, отвлекаясь только, чтобы посмотреть на людские толпы, заполнившие улицы, прилегающие к проспекту Ленина, и самолеты, пролетающие, кажется, прямо над нами. Мы говорим о том, как рассказывать о войне детям и относиться к наклейкам, которые продают вдоль трасс с призывом повторить подвиг 72-летей давности.

«Помню, как я прониклась идеей Бессмертного полка“ и предложила детям принять участие. Мы шли под дождем, на площади 1905 года транслировался ролик. Я не помню, какая композиция звучала, но поняла: дети в этот момент почувствовали, что День Победы — это день боли и скорби, а не только праздник, когда ты идешь с транспарантами, шариками и веселишься.

Дети очень по-разному воспринимают тему войны. Дочь — относится очень трепетно. Ей нравится смотреть фильмы Офицеры“, А зори здесь тихие…“ С сыном мы с детства ходили на каждый парад, и ему нужно было посидеть на танке, потрогать, залезть на него и внутрь. Когда по улице шла колонна боевой техники, он всегда пробирался к обочине. Не думаю, что это было опасно, хотя другие мамы смотрели на нас с ужасом.

Но не нужно говорить, только о том, что боевые машины — это наша сила. Наверное, стоит объяснять детям, что мы стремимся, чтобы танки и ЗРК, артиллерийские установки и БТРы никогда не были востребованы. И говорить о войне надо. Моя бабушка прошла всю войну, была радистом, участвовала в прорыве блокады Ленинграда. Каждый год 9 мая мы ходили на обелиск. Это не было весело. Тепло, немного грустно и очень по-доброму. И я до сих пор помню ее рассказы о войне: они были о том, что война — это всегда потери.

Кого-то смущает присутствие огромного количества военной техники? Но она проходит по нашим улицам не одно десятилетие. Отчасти именно ее присутствие помогает формировать понимание угрозы. Осознание того, что война — это страшно. Это жертвы, смерть и горе. Соглашусь, в последнее время, много внимания уделяется парадной части. И все меньше простым человеческим вещам… Тем людям, которые уходят.

И, может быть, действительно, стоит добавить 9 мая не пафоса или патетики, а историй военного времени? Мы как-то ездили в Коптелово. Там местный житель, энтузиаст создал необычный музей: небольшая комната и на самодельных стендах письма и вещи людей, которые уходили на фронт. Он рассказывал нам об этих людях. И, когда прозвучали слова, обращенные к нашим детям — когда он погиб, ему было примерно столько же, сколько вам сейчас“, — мне дочь призналась, что у нее пробежали мурашки, настолько это было близко…

А военная техника — это красиво. И, может быть, кто-то из тех мальчишек, что сейчас смотрят парад, станет военным, чтобы стоять на страже Родины».
При параде только избранные
Городские истории
При параде только избранные
9 мая 2019 года на параде Победы в Екатеринбурге зрителей будет еще меньше, чем раньше.
Иван Бакаидов. Я говорю с помощью компьютера и выгляжу как пророк!
ИЗ ЖИЗНИ «ТОЛСТЯКОВ»
Ищем Золушку парада Победы
Ищем Золушку парада Победы
Милый постскриптум к торжественному и брутальному празднику.