ЗЖЛ. Вьетнамский урбан-трип: рынок под красным флагом

Как живет сегодня обожженная американским напалмом страна, своими глазами увидел корреспондент ЕТВ. О трудолюбивом народе, глядящем вперед, в сериале «Записки Жени Лобанова».

Первое, что стоит помнить, попав во Вьетнам, — тротуары тут не для пешеходов. Тысячи мопедов едут во все стороны, наплевав на рядность, полосность, односторонки и такие условности как бордюры. Плетущегося по тротуару пешехода еще и оббибикают, если он, поганец такой, будет своей тушкой заслонять мопеду путь в светлое коммунистическое будущее. Би-би-би! Доброе утро, Вьетнам! 

Наверное, у многих, кто вырос в эпоху VHS-кассет (как автор этих строк, например), Вьетнам прежде всего ассоциируется с войной. Той самой, где бравые американские морпехи выскакивали в джунгли с вертолетов Хьюи, а их дружелюбно встречали огнем вьетконговцы в остроконечных шляпах и пробковых шлемах. Джон Рембо, «полет Валькирии» под рев атакующих вертолетов, песня «Фантом» в исполнении Чижа. В общем, сплошной рок-н-ролл в стиле милитари. Долгое время Вьетнам действительно был самой милитаризованной страной региона, но градус воинственности уже давно снизился и теперь постепенно катится к нулю. 

Войны второй половины ХХ века, действительно, стали для Вьетнама определяющим фактором. И раскололи страну надвое, как это произошло с Кореей. Под влиянием Голливуда, воспевающего похождения звездно-полосатых морпехов, зеленых беретов и прочих носителей М16, в людском сознании как-то подзабылся тот факт, что вообще-то война была гражданской. Север против Юга, коммунисты против консерваторов. То есть примерно то же, что было в Корее, и не победи в войне коммунисты, здесь могло быть два враждебных государства со своими столицами. 
Память о войне хорошо сохранилась во Вьетнаме

Память о войне хорошо сохранилась во Вьетнаме

Фото: Евгений Лобанов, ЕТВ

Об этом не стоит забывать особо патриотичным российским туристам, которые захотят напомнить вьетнамцам о том как «мы вам в войну помогали». Ведь не исключено, что пожилой безногий попрошайка со шрамами на всем теле пострадал вовсе не от американского напалма, а от советской гранаты, заботливо подаренной СССР Вьетконгу для битвы с мировым империализмом.

Мой дорогой Ханой

Итак, столица Северного Вьетнама. Этот город всегда был опорой вьетнамского коммунистического движения, может потому и не стал мегаполисом, несмотря на солидные размеры. Застройка тут очень плотная, но современных зданий немного. Этажность небольшая. Тротуаров не видно в принципе — из-за множества припаркованных мопедов (как говорилось выше, пешеход тут сам за себя, всем на него плевать). Дороги тут, в основном, узкие, а людей много. В итоге получается настоящий муравейник, в котором объявили день непослушания. То есть все движутся куда попало, над улицей висит гвалт и нескончаемое бибиканье (по части использования звукового сигнала нашим автохамам до вьетнамских мопедистов — как до Китая на задней передаче). 

Фото: Евгений Лобанов, ЕТВ

Народ здесь довольно смурной и вечно куда-то спешащий: в общем, типичные вьетконговцы из голливудских фильмов. Много военных достопримечательностей, таких как тюрьма для сбитых американских пилотов «Ханой-Хилтон», где какое-то время чалился летчик по фамилии МакКейн (откинувшись и поскитавшись по разным работам, он стал сенатором и кандидатом в президенты США). В общем, город не очень туристический — хотя есть тут и храмовые комплексы для осмотра, и довольно насыщенная ночная жизнь для релакса. 

Зато здесь очень хорошо видна одна из особенностей вьетнамских людей — запредельное трудолюбие. На этих улочках жизнь пробуждается уже в пять утра: открываются десятки мелких мастерских, дешевых кафешек, микро-магазинов и прочих заведений для своих — крупные и пафосные учреждения для богатеев и туристов откроются намного позже, а бедноте нужно крутиться. Если быть повнимательней, можно даже заметить, как кое-кто из ночных «массажисток», cмыв боевой окрас, семенит на более пуританскую службу. Работать в нескольких местах для ханойца норма. 
Работают даже котики

Работают даже котики

Фото: Евгений Лобанов, ЕТВ

В промежутках можно подхалтурить еще и таксистом на мопеде. По Ханою пяти шагов не сделать без того, чтобы услышать «Сэр! Мотобайк!» — так местные бомбилы на мопедах предлагают подвезти (не за даром, само собой). Причем бомбят тут как мужики, так и миловидные девушки или ветхие бабушки. А если бросить в Uber заказ на поездку в час пик, можно спровоцировать настоящую битву вольных извозчиков. Потому при поездке в аэропорт или просто при смене отеля лучше ловить обычное такси. Иначе есть риск увидеть в качестве извозчика миниатюрного вьетнамца на крошечном мопеде, что не очень удобно, когда вам надо перевезти себя и пару громадных сумок.

Хошимин такой один

Как к вьетнамцам не относись, работают они по-стахановски. Особенно это заметно после полусонного и ленивого Лаоса, до которого от Ханоя день езды. Страны-соседи, а отношение к работе абсолютно разное. Может потому вьетнамцы (особенно на севере) выглядят куда суровее других азиатов: трудно быть веселым и улыбчивым, впахивая от заката и до забора круглый год. Хотя в Южном Вьетнаме по части улыбок все получше. Потому что здесь главный город — это Хошимин (бывший Сайгон), столица коммунистического Вьетнама и город-рынок. 

Фото: Евгений Лобанов, ЕТВ

До 1975 года он был оплотом борьбы с коммунизмом, но потом сюда на танках приехали с севера красные агитбригады, и город стал столицей рабоче-крестьянского Вьетнама. Поэтому серпасто-молоткастые флаги здесь на каждом перекрестке. Много также военных музеев, а на барахолках куча милитари-сувениров. Но если присмотреться, можно заметить, — техника в музеях уже понемногу ржавеет, милитари-туризму больше не уделяют так много внимания. Зато над Хошимином так и прут ввысь новые деловые центры, вокруг куча современных бутиков и прочих буржуазных объектов. 

А еще Хошимин — настоящий город рынок. Здесь торгуют везде. Есть центральные крытые рынки — сюда даже специально подвозят туристов автобусами. Но это лишь вершина торгового айсберга: здесь хватает и мелких самодельных базарчиков на узких боковых улочках. Да и гуляя по центральным магистралям, постоянно натыкаешься то на продавца сувениров, то на лапшичную торговку, заунывно распевающую «Уан долллар — уан нудл, уан нудл — уан доллар». Если Ханой производит впечатление города суровых пролетариев, то Хошимин — это обитель боевых торговцев. Здесь все торгуют всем. А если этого нет, то подождите — сейчас сбегаю и принесу. Могут даже предложить прямо сейчас на мопеде сгонять в другой конец города, к свату/брату/другу, у которого искомое точно есть!  
Город-сказка, город мечта

Город-сказка, город мечта

Фото: Евгений Лобанов, ЕТВ

Стоит отдельно рассказать о крупных рынках. Сюда не стоит заходить слабонервным и вегетарианцам, ибо случайно свернув не туда можно увидеть сцены такого кулинарного садизма, что даже у голодного мясоеда на какое-то время отшибет аппетит. Это продуктовые ряды, а вещевые... по сути дела, это Таганский ряд во времена 90-х. Только здесь еще и куча сувениров. Купить можно все и даже больше. Причем никакого Китая — Вьетнам уже давно и успешно конкурирует в изготовление всяческого дешевого ширпотреба с Поднебесной. С электроникой пока не получается, а вот шмоток — завались. Кроссовок Reedok или спортивных костюмов Abibas не видно — местные торгаши с честными глазами врут, что все американское или европейское. Даже глядя в глаза американцам и европейцам. 

За базар ответят

А еще тут торгуются. На самом деле это именно то, зачем надо идти на рынок в Хошимине. Научиться торговаться или прокачать этот скилл. Первое правило местного рынка — любая объявленная торговцем первая цена может быть обломана минимум вдвое. И не важно, есть ли на товаре ценник, стоит ли он в соседней лавке еще дороже, — торговаться надо. Тем, кто берет товар без этого ритуала, смотрят в спину с недоумением: чего на рынок-то шел, балда? Изначально объявленная стоимость любой шмотки примерно равна той, за какую ее можно купить на том же «Таганском ряду» в Екатеринбурге. Но, хорошо поторговавшись, ее можно уронить даже в пять раз — дело в терпении. 

Фото: Евгений Лобанов, ЕТВ

Только не надо напирать на язык: с английским во Вьетнаме плохо, а с русским вообще никак. Следует использовать жесты, мимику и вообще всяко показывать, что ты тут уже 10 лет живешь и все знаешь. В конечном счете, тебя все равно облапошат и продадут долларовую вещь по цене пятидолларовой. Но пять — меньше чем десять, не так ли?
В общем, если в Ханое еще можно увидеть что-то похожее на суровый коммунистический Вьетнам, то в Хошимине сплошной капитализм в начальной форме. Вроде как у нас в 90-е. И с виду, и в головах жителей. Местные обитатели с удовольствием рассказывают, как открылся первый в стране «Макдональдс», и как все радовались снятию санкций США. Да и про войну говорят отнюдь не так однозначно. 

Эхо войны

В некоторых российских документальных фильмах можно встретить уверения в том, что вьетнамцы свято чтут память о советских военных специалистах, помогавших отражать агрессию проклятых америкосов, и до сих пор уважают Ли Си Цинов и Ван Ю Шинов, воевавших вместе с Вьетконгом против США. Это не так. Память о той долгой и разрушительной войне конечно жива, но отношение к ней разное. 

Возле дорогих отелей, где селятся в основном американцы и европейцы, можно встретить страшно изуродованных и обожженных попрошаек. Людей без губ или почти без кожи — привет напалмовым бомбардировкам и химическому оружию. Но милостыню просят они именно у буржуинов. Ведь те подают куда лучше русских туристов, в большинстве своем жадноватых и небогатых. 

А гиды, которые водят экскурсии к бывшим подземным крепостям вьетконговцев, с гордостью говорят о том, как южно-вьетнамские солдаты учили американских морпехов воевать в местных джунглях. Так что на уровне простых жителей та война не является однозначной борьбой добра со злом, как для нас Великая Отечественная. Она была, но кончилась. Ханой не стал Пхеньяном, а Сайгон/Хошимин — Сеулом. Вьетнам наращивает производство мопедов, риса, ширпотреба и прочих экспортных статей бюджета без особой оглядки на коммунистическую идеологию. И похоже, что стране это только на пользу. Здесь не все идеально, много бедности и грязи на улицах. Но заметно, что города, да и вся страна, развиваются довольно активно.

Екатеринбург-1917. Зерна междоусобицы
Городские истории
Екатеринбург-1917. Зерна междоусобицы
При революции жизнь города поделилась на день, когда было относительно спокойно, и ночь — время разборок между солдатскими группировками.
Брошенные заводы Урала. Мешочно-пшеничный делец и его предприятия
Городские истории
Брошенные заводы Урала. Мешочно-пшеничный делец и его предприятия
Разные промышленники жили на Урале — не только могущественные и сиятельные, как Демидовы, но и хитрые проныры. Об одной такой династии жуликоватых деляг и их заброшенном наследии — очередной материал нашего сериала
Удобства на улице
Городские истории
Удобства на улице
Зачем Екатеринбургу потемкинское благоустройство.