Народная Екаграфия

Достопримечательности уральской столицы с каждым годом притягивают все больше туристов. Однако ориентироваться в них гостям города бывает непросто, потому что местные жители называют памятники совсем не так, как путеводители.
Каждый, наверное, хоть раз слышал в ответ на расспросы о том или ином месте на карте: «Так тебе дом-пила нужен, так и скажи». В головах многих екатеринбуржцев народные топонимы, то есть неофициальные названия, полностью заменили собой официальные наименования мест и памятников. 

Так, мало кто знает, как выглядит памятник «Седой Урал», а вот где находится «Гендальф» вам тут же расскажут. «В Екатеринбурге немало народных топонимов, которые стали уже почти официальными, и их можно встретить и в прессе, и даже в документах городской администрации. Это, например, Плотинка, «Белая башня» и «Мадрид». Неофициальные топонимы играют очень важную роль в самоидентификации горожан. Они работают так же, как местный говор, обычаи и порядки», — говорит краевед Владлен Смоляков. 
«Дворянское гнездо»

«Дворянское гнездо»

Коллаж: Виталий Калистратов для ЕТВ

Собственная Африка и остров Свободы

Если некоторые народные названия прицепляются к архитектурному объекту из-за его внешнего сходства с чем-нибудь, то другие топонимы рождаются из легенд. Так произошло с Большим конным полуостровом, который местные жители прозвали «Кубой». Ходили слухи, что во времена Советского Союза на полуострове селились выходцы с острова Свободы, но доказательств этому нет. Горожане стали называть это место Кубой за удаленность и труднодоступность (с трех сторон район окружен водой Верх-Исетского пруда, туда ведет единственная трамвайная линия) и свободолюбие местных обитателей. 

Екатеринбургский художник Сергей Рожин и фотограф Сергей Потеряев увековечили этот топоним в своем проекте, призванном привлечь внимание зрителя к забытым городским пространствам. В 2015 году в рамках III Уральской индустриальной биеннале современного искусства в Фонде «Культурный транзит» открылась выставка Cuba de Russia. Авторы отмечали, что их интересует не столько географическая, визуальная, топонимическая связь уральской «Кубы» с реальным островом, сколько идея свободы, которая их роднит и которая так важна для художника. 

Иллюстрация: Сергей Потеряев, Сергеий Рожин, проект "Cuba de Rusia"

Еще одно народное название, которое связано с далеким континентом, — «Африка» — приклеилось после того, как территорию детского сада, расположенного в границах улиц Мельковской, Свердлова, Еремина и переулка Красного, украсили фигурками обезьянок, слонов, бегемотов и пальм. 

Трудности перевода

Подобных топонимов в Екатеринбурге настолько много, что студия «Дикий филин» даже выпустила специальную сувенирную карту народных названий города. По задумке авторов, она должна стать своеобразным путеводителем для гостей и жителей уральской столицы. «Мы получили бесценный этнографический опыт и в увлекательном процессе работы узнали про город много всего нового. Важно заметить, что мы не ставили себе задачу изобразить фактический облик города, соблюсти реальные пропорции кварталов и домов. Это скорее иллюстрация на тему Екатеринбурга, самого компактного города-миллионника России», — рассказал руководитель проекта Роман Дик. 

Та самая карта

Та самая карта

Иллюстрация: агентство "Дикий филин", difff.ru

Всего в карту вошло 45 названий, но на деле их гораздо больше. Порой даже коренные жители не знают всех топонимов, что уж говорить о гостях Екатеринбурга. «Я учусь в УрФУ уже три года, но пока не очень хорошо знаю город. Однажды мне позвонил однокурсник и предложил встретиться у «консервы» и погулять. Я переспрашивал несколько раз, чтобы понять, что он имеет в виду. Оказалось, что он говорил о здании консерватории на проспекте Ленина», — рассказал студент из Китая Боджинг Ван, добавив, что с подобными трудностями перевода ему приходится встречаться часто.

Одним из самых любимых его топонимов является народное название здания правительства Свердловской области — «Зуб мудрости», а самым странным — «Россельбан». «Мне рассказали, почему эта дорога так называется, в честь губернатора, который ее построил. Но для меня название звучит очень странно», — признался Боджинг Ван.   

Ассоциации и подражательство

В топонимах можно разглядеть отношение горожан к тому или иному объекту городской среды, считают исследователи. «Вот, например, памятник основателям Екатеринбурга Татищеву и де Геннину. Горожане его сразу как-то не полюбили, и к нему приклеилось дурацкое «Бивис и Баттхед». Правда иногда народное название образуется из аббревиатуры и тут уж как пойдет. Вот Союзу писателей на улице Пушкина не повезло. Здесь ранее располагался «Дом работников культуры», сокращенно «ДРК» от чего и образовалась «Дырка»», — говорит Владлен Смоляков.  

Несколько лет назад памятник основателям Екатеринбурга превратили в Бивиса и Батт-Хеда

Несколько лет назад памятник основателям Екатеринбурга превратили в Бивиса и Батт-Хеда

Фото: globalcity.info

По его словам, некоторые топонимы в Екатеринбурге придумали по аналогии с другими городами России. Так в уральской столице появилась своя «Горбушка» — стихийный рынок возле Горного университета на улице 8 Марта, 84а, названный по аналогии с московским рынком возле ДК имени Горбунова. Здесь по субботам продавали и меняли музыкальные диски, винил и новинки кинопроката. 

По той же логике в Екатеринбурге появилось «Ленина, 17» — аналог Петровки, 38, Огарева, 6 и Литейного, 4. Этим топонимом горожане обозначают здание, в котором разместились ГУ МВД, ФСБ и прочие силовые структуры.  
Та самая варежка, под которой любят назначать встречи жители Екатеринбурга.

Та самая варежка, под которой любят назначать встречи жители Екатеринбурга.

Фото: архив ЕТВ

Перечислять екатеринбургские народные топонимы можно долго: «Дворянское гнездо» (комплекс жилых домов для высшего руководства завода Уралмаш), «Косой дом» (доходный дом купца Чувильдина, построенный на берегу Исети), «Пентагон» (огромное серое здание на улице Мамина-Сибиряка), «Рюмка» или «Чайник» (музыкальное училище имени Чайковского), «УКМ» (угол улиц Комсомольской и Малышева), «Шахта» (школа архитектурно-художественного творчества на Толмачева), «Агафуровские дачи» (психиатрическая больница на Сибирском тракте), «Освенцим» (комплекс малоэтажных зданий в Парковом районе), «Варежка» (памятник воинам Уральского добровольческого танкового корпуса на привокзальной площади).

Это далеко не полный список и каждый год он пополняется новыми народными обозначениями. Так, установленный несколько лет назад памятник клавиатуре в Екатеринбурге не только прозвали «Клавой», но и придумали особый ритуал: тем, кто хочет перезагрузить что-то в жизни, нужно поочередно запрыгнуть на кнопки «Ctrl», «Alt», «Delete». 

Какие топонимы мы забыли? Напишите свои истории в комментариях!

Фото: Евгений Лобанов, ЕТВ

Один дома
Городские истории
Один дома
Как уралец за три месяца построил двухэтажный дом в одиночку.
Рокабилли с «отвязными псами»
Журналист Владимир Гридин о носках, как чувстве стиля
Снеготеринбург
Снеготеринбург
Кто заселяет заснеженное сердце Урала?