Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников

Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».

Этим материалом мы завершаем цикл «Площадь эволюции», посвященный изменениям представлений о комфорте. Сегодня мы поговорим о проектах переходного типа — между советским ампиром и хрущевками, между типовым и элитным жильем, между комбинатом для жителей и парадным пространством для горожан.

Примером нам послужат дома по проспекту Ленина, расположенные между улицами Мамина-Сибиряка и Луначарского. Свердловчанам они больше всего знакомы по «Центральному гастроному» и магазину «Спорттовары». Для жителей Екатеринбурга строение по адресу Ленина, 48 — это таинственный дом с мастерскими художников на последнем этаже. Как и когда появились эти дома — об этом в нашем бонусном материале. 

Большой послевоенный Свердловск

Несмотря на глобальные стройки, до и послевоенного времени в Свердловске оставались целые кварталы дореволюционных зданий. Деревянные и каменные особняки окружают громадины домов-коммун и сталинских жилых комбинатов, выполненных по индивидуальному проекту.

img31.jpg

Окрестности площади Парижской коммуны

У подножия громады Городка Чекистов теснится одноэтажный Екатеринбург

Послевоенные архитекторы начинают искать образ новых улиц Свердловска, проектируя ансамбли застройки целых кварталов, желая создать среду не только в них, но и в целом городе. В таких проектах, несмотря на богатый декор и наличие доминант, основная часть домов или их элементов является типовыми.

Однако полет архитектурной мысли сильно обгонял действительность — из всех масштабных проектов в центре удалось реализовать только застройку улицы Свердлова. 

Здесь был такой трудовой город, как говорили, не для красоты все строилось. Сплошные заборы с охраной, будки. Повсюду же были номерные предприятия — секретные, оборонные. Колючая проволока тянулась от центра до самого Уралмаша. 

Юрий Ужегов,
член союза художников, хозяин мастерской

Остальные проекты оставались на бумаге до середины 50-х, когда советский классицизм был низвержен постановлением о борьбе с архитектурными излишествами. Но потребность в жилье и преображении центра города никуда не делась. И так в 1963 году между улицами Мамина-Сибиряка и Луначарского появился один из самых больших жилых домов города на 247 квартир. 

Дом для уважаемых людей

Проект переходного типа, который в результате был реализован, создал архитектор Петр Деминцев. Он и его семья стали одними из первых жителей этого дома. Дочь архитектора, Ирина Петровна Аникеева, принимает нас у себя в гостях и рассказывает об истории дома.

Дом сдали в 1963 году. Почему я так хорошо это запомнила? В тот год я как раз пошла в первый класс, и мы переехали. Это было начало периода борьбы с излишествами, появление знаменитых хрущевок. Этот дом — своеобразный переходный тип от помпезных сталинских построек к всем известным пятиэтажкам. 

Ирина Аникеева,
дочь архитектора Петра Деминцева

Дом имеет П-образную форму и занимает почти весь квартал. Его гигантская подкова немного теряет масштаб на фоне еще более огромного Дома промышленности, расположенного рядом. На каждом этаже среднего блока располагаются по две трехкомнатные квартиры, в боковых крыльях — по три двухкомнатные. 

Дом не принадлежал какому-то конкретному ведомству, самые разные люди получали ордера на вселение, уж не знаю за какие заслуги. В нашем доме жило много известных, заслуженных людей. 

Ирина Аникеева,
дочь архитектора Петра Деминцева

Список жителей, действительно, впечатляет: среди них первый диктор свердловского телевидения Тамара Останина, олимпийские чемпионы Борис и Валентина Стенины, создатель уральской хирургической школы Аркадий Тимофеевич Левицкий, артисты, деятели культуры и науки. Однако на 247 квартир не обошлось и без рабочего класса:

В соседней квартире жил известнейший сталевар Черных. Давали квартиры отличившимся людям. Это была интеллигенция и победители социалистического труда. Но были и коммуналки — в каждой комнате по семье. У нас в подъезде была одна самая настоящая коммуналка с выпивохами, ссорами и дрязгами. Но долго они так не прожили, как-то их расселили или утихомирили.

Ирина Аникеева,
дочь архитектора Петра Деминцева

Центральный гастроном

Для жителей Свердловска дом и двор были известны и даже назывались как «Центральный Гастроном». Магазин располагался на первом этаже, а квартиры начинались только со второго. Поэтому подъезды центральной части очень необычные.

Лестница ведет сразу на два этажа вверх. Чтобы вместить такой длинный марш, подъезды вынесены в отдельный объем со двора.

Если посмотреть на дворовой фасад дома, можно увидеть в стилобате подъезды и подсобные помещения бывшего гастронома. 

Сегодня огромное помещение бывшего магазина делят между собой несколько арендаторов. А когда-то его интерьеры выглядели так:

Центральный гастроном был спроектирован по последнему слову техники своего времени. В нем было много новшеств, одно из них — система охлаждения холодильных установок. Специально для ее обеспечения в центре двора жилого дома установили фонтан. Его остов можно видеть во дворе и сегодня. В фонтане нагретая установками вода охлаждалась и возвращалась обратно.

Другое новшество — проходящие под всем зданием подземные тоннели для разгрузки магазина. Проблема снабжения торговых точек на первых этажах товарами актуальна и сегодня. Часто грузовики, приезжающие на территорию двора, становятся причиной беспокойства или несут прямую опасность для местных жителей. В этом доме грузовик может заехать с Луначарского, проехать под домом, разгрузиться и выехать на Мамина-Сибиряка, минуя двор.

Крыша подъездов со двора использовалась как терраса — у жильцов второго этажа были выходы на нее, там они отдыхали, а некоторые даже выращивали цветы и овощи в кадках. В западном крыле дома на первом этаже тоже располагались общественные пространства. Одно из них некогда передали Свердловскому союзу архитекторов, который пользуется им по сей день.

Мастерские в мансарде

Похожий дом располагается напротив, по адресу Ленина, 53. Вместо гастронома первый этаж в нем занимают спорттовары, однако боковые крылья здания гораздо меньше. Еще одно существенное отличие — нет шестого этажа с необычными большими окнами.

Высота потолка здесь 2,90 — вы видите, какая она комфортная. Это был последний дом, когда сохранялась эта высота, потом уже делали ниже — 2,40. Наша семейная легенда гласит, что высота этажа здесь сохранена благодаря заложенным в проекте мастерским художников на шестом этаже. Эти мастерские не были запланированы заранее, это был такой жест доброй воли, чтобы собратья отца — художники — получили такие полноценные условия для творчества. 

Ирина Аникеева,
дочь архитектора Петра Деминцева

Выделяющийся ряд окон всегда интриговал любопытных жителей Екатеринбурга. Сегодня нам удалось заглянуть в мастерские. Нашим проводником стал Юрий Петрович Ужегов, художник, владелец одной из мастерских.

img49.jpg

Хозяин рассказывает, что в 1961 году, в период бурного роста Союза, в стране царил послевоенный патриотизм. В атмосфере всеобщего подъема архитекторы проявили себя как активная творческая организация и считались третьими после Москвы и Ленинграда по численности, качеству работ, активности. Так соратников заметил Союз художников, который начал выделять им средства для строительства мастерских. 

До этого мы работали, кто где устроится. Небольшие мастерские использовали одновременно несколько человек. Кто-то строил себе сараи для работы. За это время появилось несколько домов с мастерскими на последнем этаже. Например, напротив автоколледжа, в начале улицы Декабристов. 

Мастерские были платными и только для членов Союза — около 40 рублей в месяц. Для мастерской важно, чтобы были окна на север, а также высокие потолки и большие пространства. Это не каприз. Представьте, как написать картину в два метра в высоту и четыре в длину! По частям ведь картины никто не напишет. Туалет у нас общий в конце коридора. В каждой мастерской есть раковина, и этого достаточно.

Юрий Ужегов,
член союза художников, хозяин мастерской

Во время распределения мастерских все претенденты пытались занять северную сторону, так как там был самый правильный, рассеянный свет. «Были разногласия, драки, но распределяло конечно правление, — вспоминает Юрий Ужегов. — После художники жили здесь достаточно дружно, поддерживали друг друга». Наш хозяин уверяет: творческим людям нужно общаться, слышать мнение коллег. Нередко обитатели мастерских помогали друг другу в работе или даже ссужали деньгами на «прожитво», когда коллегам не везло с заказами.

В 1990-е начались приватизации, некоторые фирмы облюбовали эти помещения для своих офисов. Здесь высокие потолки и самый центр города. Мы долго не могли найти нужных документов, подтвердить право Союза художников на эти помещения. Это была большая катастрофа. В результате южная сторона сегодня занята офисами, мы не смогли ее отбить.

Юрий Ужегов,
член союза художников, хозяин мастерской

Последний этаж объединяет стометровый коридор на всю длину дома. Из него есть два выхода в два угловых подъезда. Правая, северная часть занята Союзом художников, левая, южная — офисами.

Поскольку дом был шестиэтажный, в нем сначала сделали лифт, который ходил до самого верха. Потом пошел разнос 90-х, лифт поломали да так и забросили. Художники здесь старели, превратились в беспомощных стариков. Преодоление шести этажей для некоторых было ежедневным подвигом. Кто-то, чувствуя себя усталым, по вечерам не ходил домой, ночевал здесь. Это было бедственное положение, когда нужно было зарабатывать на оплату этой мастерской. Мы не в состоянии были думать о чем-то другом.

Юрий Ужегов,
член союза художников, хозяин мастерской

Мы заглянули и в соседнюю мастерскую:

Дело в том, что у художника нет выхода на пенсию, он работает до самого последнего дня. У него жизнь заканчивается, когда заканчивается работа, потому что это его процесс. Поэтому мастерские освобождают, когда художников выносят вперед ногами. 

Юрий Ужегов,
член союза художников, хозяин мастерской

Крайняя на этаже мастерская принадлежит самому молодому из встретившихся нам художников. Индустриальности интерьеру добавляет огромная вытяжка Центрального гастронома. Пейзаж за окном вдохновляет.

Дмитрий занимает эту мастерскую последний год. Только здесь помимо холстов мы видим еще и компьютерный стол. Под антресолью стоит станок для шелкографии. «Здесь пришлось все переделывать, — поясняет художник. — Я решил оставить оригинальные деревянные окна: почистил их и зашпаклевал, но еще не покрасил». На вопрос об аскетичности интерьера по сравнению с соседями Дмитрий шутит: «Там заслуженные художники, мне еще только предстоит так запустить свою мастерскую».

Об авторе проекта здания

Архитектор Петр Деминцев руководил проектным институтом «Свердловскгражданпроект». Под его руководством были построены бытовой комбинат «Рубин», фонтан «Каменный цветок» на площади Труда, новое здание ДК «Уралмаш», Дворец культуры имени Лаврова и другие задания в Екатеринбурге, в том числе пристроенный к жилому дому на Ленина 48б Театр кукол.

Екатеринбурге, в том числе пристроенный к жилому дому на Ленина 48б Театр кукол. Про Театр кукол папа всегда шутил, что раз у него в семье дети, он запроектировал его специально для нас. 

Он по жизни был коллекционер и хранитель, у него был богатейший архив. В одной комнате вся стена отводилась под полки с папками. Это был не только семейный и рабочий архив, но и собрание по истории города. Мы решили оставить только то, что прямо относится к нашей семье, к его знаковым работам, а все остальное отдали в музеи Истории архитектуры и истории Екатеринбурга. Благодаря этому архиву мы сделали уже не одну выставку об истории города. Я горжусь своим отцом. Он написал множество статей об истории города, первый стал рассказывать читателям о своих коллегах-архитекторах. 
Ирина Аникеева,
дочь архитектора Петра Деминцева
Сегодня в библиотеке Белинского готовится книга по дневникам и документам архитектора Дементьева — его воспоминания и записки.

Редакция благодарит за помощь в подготовке материала Александру Альрауну, Инну Аникееву, Ирину Петровну Аникееву, Юрия Петровича Ужегова. Современные фото — Евгения Тарасова, архианые фото — сайт 1723.ru, личный архив архитектора Деминцева. Читайте все материалы цикла «Площадь эволюции» здесь.
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Городские истории
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Для одних эти дома являются воплощением жилищного ада, для других они стали пропуском в райскую жизнь в собственной квартире. Полина Иванова рассказывает историю типичных хрущевок, а помогают ей в этом читатели ЕТВ.
Площадь эволюции. Обитатели тюремного замка
Городские истории
Площадь эволюции. Обитатели тюремного замка
Десант ЕТВ проник в самый закрытый городок Свердловска, чтобы узнать, как жилось сотрудникам пенитенциарного заведения около работы, и почему легендарный дом-улитка похож на эмбрион.
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Городские истории
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Эти шлакоблочные дома, построенные для работников Турбинки буквально посреди леса, были обречены на снос. Пока жильцы не помешали кусочку советской истории кануть в Лету, взяв управление в свои руки.
Ольга Славникова: «Что-то будет!»
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Городские истории
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Типовые сталинки, притаившиеся за Управлением дороги, — кусочек тихого центра, хранящего историю Свердловска. Когда-то здесь разводили кур и кроликов прямо в квартирах, нынешние жильцы готовятся к борьбе за существование своих домов.
Золотая маска и Чеховский фестиваль в Екатеринбурге
Площадь эволюции. Дома-пионеры соцгорода Уралмаш
Городские истории
Площадь эволюции. Дома-пионеры соцгорода Уралмаш
Строителей Уралмашзавода поселили в деревянные дома, где ванная комната соединена с кухней, лишь на время. Прошло больше 80 лет, а в этих домах-ветеранах все еще живут люди.