Площадь эволюции. Обитатели тюремного замка

Десант ЕТВ проник в самый закрытый городок Свердловска, чтобы узнать, как жилось сотрудникам пенитенциарного заведения около работы, и почему легендарный дом-улитка похож на эмбрион.

Мы продолжаем серию материалов об эволюции комфорта. Сегодня мы вернемся к теме домов-коммун и расскажем об одном из самых интересных и, пожалуй, самом закрытом городке Свердловска. Городок Юстиции не захотел подпустить нас к своим тайнам, но кое-что все же удалось узнать.

Тюремный замок в центре Свердловска

В 1828 году неподалеку от Екатеринбурга у Московского тракта был заложен Тюремный замок. Его строительством занималось горное ведомство, а возглавлял стройку известный уральский архитектор М. П. Малахов. Помимо самой тюрьмы замок имел в составе больницу, часовню, кухню, баню, кузницу и дом смотрителя. За 100 последующих лет тюремный замок неоднократно перестраивали и достраивали, но привычка селить работников рядом с самой тюрьмой никуда не делась.

Молебен около тюремного замка, 1896 год

Осенью 1919 года тюремный замок преобразовали в исправительный рабочий дом № 1. Поначалу караулить исправдом часто приходилось военным — жаждущих стать тюремщиками после революции и гражданской войны было немного. Однако с середины 1920-х годов на работу сюда принимали уже в конкурсном порядке.

Дом работников юстиции

В 1930-е годы началась реализация нового плана развития города, обозначенного как Большой Свердловск. В городе активно строилось жилье (в основном, как мы сейчас видим, для работников силовых ведомств). Около исправительного дома возвели комплекс из трех зданий — Дом юстиции (ныне здание Облсуда), жилой корпус и детский сад. Новостройки с адресами улица Малышева 2б, 2ж и 2е сдали в 1934 году.

Изначально, как и положено в городках, квартиры здесь давались исключительно работникам тюрьмы и дома Юстиции. Видимо сообщество это всегда было очень закрыто — исторических фотографий этого комплекса, особенно жилых зданий, найти не удалось. Разговорчивых жителей и сегодня немного. Но нам удалось пообщаться с одним из них.

Я живу здесь с 1947 года. Когда закончилась война, мы приехали на товарном поезде из Тайшета — я, брат и мама с отчимом. Раньше как было: если человек работает в системе тюрьмы, то сам он уволиться не может. Мать моя и отчим оба были врачами. Они были привязаны к тюрьме, ведомство направило их сюда. Нас всей семьей поселили в одну комнату — мне было семь, брат на полтора года старше. Гораздо позже мы путем обмена получили четырехкомнатную квартиру в этом же комплексе, к тому времени я уже была замужем. Отчима потом «отпустили» — он был рентгенологом, а стал профессором в институте профзаболеваний. Мать была терапевтом. Когда эта «рабовладельческая» система закончилась, она тоже ушла работать в военный госпиталь.
ВалентинаВалентина
жительница городка Юстиции

Жилой корпус городка состоял из двух крыльев и углового подъезда. В ближнем к тюрьме крыле подъезды выходят только на одну сторону — во двор. И квартиры там — только двухкомнатные. В крыле вдоль улицы Репина подъезды выходят и во двор, и на улицу. Здесь расположены трехкомнатные и четырехкомнатные квартиры. После прогулки по подъездам появляется ощущение, что из всех пройденных нами городков и жилых комплексов в этом — больше всего коммунальных квартир, оставшихся «с тех времен».

В угловом подъезде сейчас располагается Чкаловский районный суд. Что там было изначально — не очень понятно, после войны на долгие годы подъезд превратился в общежитие.

«Когда мы приехали, в угловом подъезде тоже жили люди, — рассказывает Валентина. — На этаже находится несколько комнат и туалет. Изначально помещение, видимо, не предполагалось использовать как общежитие — люди закладывали огромные окна кирпичами, завешивали коврами, приспосабливали для жизни».

Арка — парадный вход внутрь двора

Слева от арки находится спуск в котельную (как и любой приличный городок, этот имел свою котельную, которая обеспечивала жителей теплом и горячей водой). Круглое окошко на фотографии — единственное, которое нам удалось обнаружить в комплексе.

Около арки круглое окно, сюда привозили хлеб. В цокольном этаже был продуктовый магазин — крупы, масло. Вход был с улицы, а со двора в это окошечко грузили свежий хлеб — прямо булками на подносах.
ВалентинаВалентина
жительница городка Юстиции

В отличие от городка Чекистов и дома Гостяжпромурала, в городке Юстиции не проводили никаких особых экспериментов в области обобществления быта. Квартиры здесь имеют весь привычный нам набор помещений — кухни, ванные, туалеты. «На каждой кухне была печь, — рассказывает Валентина. — Сейчас у меня в воздуховод от нее выведена вытяжка, тянет хорошо. Каждому, у кого печь, нужны были дрова. В центре двора до сих пор сохранились дровяники. Большая часть жильцов сделала там ямы для хранения урожаев. Когда мы приехали сюда, печей уже не было, был газ в баллонах».

С видом на замок

Соседство тюремного замка (сейчас СИЗО № 1) ощущается очень сильно — двор заканчивается страшной стеной с колючей проволокой, в подворотни то и дело выходят покурить работники полиции. Однако жителей такое соседство не очень смущает:

Я считаю, что нам было хорошо. Здесь вышки, на каждой вышки стоял часовой. Чтобы у нас во дворе кого-то избили, ограбили — никогда такого не было. Сейчас все начальники, конечно, в этих квартирах больше не живут, разъехались.
ВалентинаВалентина
жительница городка Юстиции
Благодаря тюрьме, дома в городке были телефонизированы еще до 1940-х годов. Сама станция находилась за колючкой, а у жильцов были добавочные номера. Звонящим на том конце отвечали что-нибудь в духе «Исправдом № 1 слушает», после этого можно было назвать добавочный номер, и звонящего соединяли с квартирой.

Еще один счастливый билет городок Юстиции получил в 1984 году — здесь прошел капитальный ремонт с отселением всех жильцов. Перекрытия в доме заменили, частично на железобетон, поменяли все коммуникации. Пожалуй, это единственный памятник авангарда, который получил такое внимание, будучи жилым домом. Однако в 2005 на территорию городка началось наступление застройщиков. На месте спортивных площадок возвели 17-этажный жилой комплекс. Цилиндр здания Облсуда, завершавший улицу Малышева, навсегда скрылся за новостройкой.
Была борьба со строительством этого дома. К сожалению, у них были имперские планы, наш дом хотели снести и на его месте продолжить строительство. Застройщики искали возможность лишить нас статуса памятника, но им не разрешили этого сделать.
ВалентинаВалентина
жительница городка Юстиции

Несмотря на мрачное соседство, сегодня городок работников юстиции привлекает архитекторов и туристов. Его главной достопримечательностью можно назвать необычный дом, стоящий в глубине двора.

Дом-улитка

Удивительное здание было закрыто для посещения последние несколько лет. До сих пор в нем располагались какие-то недружелюбные офисы, и любопытным оставалось только догадываться, что это было в проекте городка? Баня? Фабрика-кухня? Сегодня в здании располагается хостел «Большой Урал». Его директор Андрей Ансарович Зангиров пролил свет на историю этого дома и рассказал, откуда у хостела такое знакомое всем свердловчанам название:

— Гостиница «Большой Урал» — памятник архитектуры, который находится в федеральной собственности. Провести реставрацию и даже небольшой ремонт там очень сложно. Когда гостиницу, закрыли мы всем рабочим коллективом переехали сюда. Юридически это задние памятником не является, но мы знаем, что оно привлекает архитекторов и фотографов. К тому же мы уже имели опыт управления зданием этих годов постройки. Мы отремонтировали фасад, вставили окна, сохраняя рисунок переплетов и цвет. Здание принадлежит частным лицам, у нас оно в аренде.

До войны здесь был детский сад, после его переоборудовали в детский дом. Сюда иногда приезжают выпускники этого детдома. Один из них приходил недавно — он был проездом в городе, но специально пришел навестить место, где провел детство. Это очень пожилой человек, сейчас полностью слепой, был с сопровождением. Я провел их по всему дому. Он рассказал, как здесь было в 1956 году, когда он здесь был последний раз. Рассказал, что раньше не было скатной крыши, на кровле была терраса-солярий, куда можно было выходить с лестницы. Террасу окружали пилоны, как на ДК Строителей или том же «Большом Урале». У дома была своя котельная, в подвале — банно-прачечный комплекс. Еще он рассказывал, как в этом цокольном этаже детей мыли пачками — по несколько человек в ванной.
У нас с детдомом не было общего дворового пространства, наоборот, мы были в контрах. Они имели свое подсобное хозяйство — грядки, где что-то росло. Мы периодически лазали туда, и нас ловили. Нам не нужно было этой морковки, но было интересно, чтобы за нами бегали. Кого-то из ребят ловили и водили к матери.
ВалентинаВалентина
жительница городка Юстиции
В 1970-е годы детдом отсюда куда-то исчез, на его месте появилась отделение патологии беременности. В конце 80-х и до недавнего времени в здании располагалась фармацевтическая компания.

Здание имеет две лестницы, одна из них — просто образец конструктивистского интерьера:
Сейчас в здании сделан тотальный ремонт. По уверению хозяев, ничего раритетного во время работ найти не удалось: строение много раз меняло владельцев и назначение, интерьеры постоянно переделывались под новые нужды.
Андрей ЗангировАндрей Зангиров
директор хостела «Большой Урал»

Криволинейные коридоры создают удивительное пространство, когда из одной части здания ты видишь его «хвост».

Это здание в плане как запятая, еще его называют «улиткой», но мне кажется, этот дом всегда был как-то связан с детьми, с их ростом и развитием, так что, возможно, здание на самом деле в форме эмбриона.
Андрей ЗангировАндрей Зангиров
директор хостела «Большой Урал»
Дому-запятой повезло — теперь здание имеет одного владельца, заинтересованного в поддержании дома внутри и снаружи. Необычный хостел можно посмотреть с помощью ЗD-тура на сайте гостиницы.

При подготовке данного выпуска «Площади эволюции» использованы материалы выставки «Городки Свердловска: от архитектурного проекта к социальному опыту» (кураторы Людмила Старостова, Лариса Пискунова, Игорь Янков), проходившей в рамках Дней конструктивизма на Урале-2016 (куратор Никита Сучков). Современные фотографии в тексте — Александр Тверской, сообщество «Екатеринбург наизнанку».
Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам