Площадь эволюции. Дома-пионеры соцгорода Уралмаш

Строителей Уралмашзавода поселили в деревянные дома, где ванная комната соединена с кухней, лишь на время. Прошло больше 80 лет, а в этих домах-ветеранах все еще живут люди.
Мы продолжаем говорить о том, как эволюционировали представления о комфортном жилье в СССР. Ранее мы уже рассказали о национализированных усадьбах и домах-коммунах, о частных «особняках» советских времен и сталинках Свердловска. Неделю назад мы начали разговор о типовой архитектуре

Здания, с которых начиналось типовое строительство в СССР, сегодня не покажутся нам типичными. Попытки типизации домостроения начались задолго до хрущевок и панельного строительства. В этой статье мы поговорим о первых советских типовых домах Свердловска — деревянных многокварниках, которые строили для первостроителей соцгорода Уралмаш. 
img22.jpg

План соцгорода

В 1928 году началось строительство соцгорода Уралмаш (этой истории посвящена отдельная статья). В нескольких километрах от Свердловска, фактически на пустом месте проектируется огромный завод тяжелого машиностроения, а также соцгород для строителей и позже работников завода. 

Один из первых генеральных планов Уралмаша. 1929 год

Один из первых генеральных планов Уралмаша. 1929 год

На плане хорошо видны разные паттерны типовой застройки. В центре, ближе к площади Первой пятилетки и центральной проходной завода находятся более крупные кирпичные дома. Каждый квартал состоит из нескольких зданий, стоящих перпендикулярно к улице, и угловых домов, образующих своеобразную площадь-сквер вокруг каждого перекрестка. По краям — более мелкая деревянная застройка.

Генплан Уралмаша 1958 года

Генплан Уралмаша 1958 года

Забегая вперед, посмотрим на генеральный план 1958 года. Он претерпел значительные изменения — стал проще, геометричней, паттерны застройки несколько поменялись: ряд типовых кирпичных кварталов построили только вдоль улицы Ильича, а вот деревянные дома распространились гораздо больше, чем планировалось. 

Первые квартиры для первых жителей

Сегодня от деревянного Уралмаша сохранилось всего несколько кварталов. Счастливое совпадение состоит в том, что это именно их построили первыми.

Застройка велась одинаковыми двухэтажными домами, в каждом из которых было по восемь квартир. В домах были предусмотрены печи для отопления, туалет и кухня в каждой квартире. Водопровода и электричества изначально не было, их подвели позже.

Сегодня эти дома, построенные в 1928-29 годы, все еще стоят, и в них до сих пор живут люди. Уникальную застройку теснят новые многоэтажки, вырастающие недалеко от метро.
img39.jpg

Первые дома соцгорода сегодня

Прогулявшись по дворам и подъездам, можно выяснить, что типовая застройка оказалась не такой уж типовой — строители искали разные методы: некоторые здания построены из бруса, другие — из бревен, по-разному отделаны и подъезды, и фасады. В деталях каждый дом уникален. Видимо, кварталы стали полигоном для архитекторов, искавших оптимальный вариант быстровозводимого жилья.

Многоэтажные деревянные подъезды — довольно непривычное зрелище. Оштукатуренный подъезд выглядит более привычно. Деревянное строение дома выдает только лестница.

Во многих подъездах сохранились старинные двери, стоящие приоткрытыми, как в рассказах о счастливом советском прошлом, когда никто не запирал квартиры. Это обманчивая иллюзия — за старыми деревянными дверями стоят новые, железные, хорошо отражающие постсоветские реалии района Уралмаш.

Общество Уралмаша

В основном, жители домов — люди, получившие квартиры здесь в 1970-80 годы. Это бывшие работники Уралмаша, ЗИКа, Уралтрансмаша, члены их семей и те, кто работал в инфраструктуре соцгорода. 

Каждый дом представляет собой сообщество очень зависимых друг от друга в бытовом плане людей. В каждом доме живет всего восемь семей. Соседям необходимо договориться, чтобы ухаживать за домом, содержать его в порядке. Кто-то борется за свои дома, у кого-то опускаются руки, кто-то ждет спасения извне — от государства, управляющей компании или застройщиков, интересующихся землей около метро.

Для справедливости нужно заметить, что местные жители охотно разговаривали с нами, но далеко не все разрешили снимать свое жилье. Одни стесняются простых, не отремонтированных интерьеров, другие боятся подвоха — снос домов обсуждают уже много лет, но кто и на каких условиях будет их расселять, жителям остается только догадываться.
Я живу здесь с 1992 года. Раньше я жила в таком же доме по соседству, теперь здесь. Эти дома строились в 1929 году, и самое интересное, что из БТИ каждый год приходят и ставят все меньший и меньший процент износа. У меня чисто и хорошо в квартире, но фотографировать не надо. Они приходят и говорят: “о, так у вас тут очень уютно, на что вы жалуетесь?” Я говорю: “давайте тогда поменяемся с вами квартирами?” 

Наши дома — под снос. К чемпионату снесут всю Кировградскую, чтобы когда ехали на стадион, не видно было этих домов. У этого района, конечно, своя аура. Раньше тут не было машин во дворе, все друг друга знали. Когда мы переезжали, мне сказали — от силы на три года. Мы живем здесь уже 24 года. 
Людмила,
жительница деревянного дома на Уралмаше

Один из распространенных вариантов планировки — совмещение ванны с кухней. Часть квартир до сих пор не оборудована ваннами, и некоторые жители пользуются общественной баней. Они считают это вполне удобным для себя (баня стоит 160 рублей за посещение).

Другая часто встречающаяся особенность — печь в интерьере.

«Этот дом горел в 70-е годы, поэтому наш подъезд ремонтировали, — рассказывает местная жительница, которая пожелала остаться неизвестной. — Капитальный ремонт был в 1980, раньше провели горячую и холодную воду. Канализация всегда была, а за водой ходили на колонку».
Большинство жителей получили здесь квартиры в 70-е или 80-е. В те годы это жилье уже никак не попадало под определения комфортного. Многие получили его как будто ненадолго, но стали жертвами известной истины — нет ничего более постоянного, чем временное.

«Я здесь живу более 25 лет, — признается местная жительница Тамара. — У меня было две комнаты в коммуналке, путем обмена я сделала себе двухкомнатную квартиру, когда у меня были маленькие дети. Дети выросли, обзавелись своими семьями, нарожали своих детей. У меня уже внук, а мы все тут живем». 

«Когда-то мы жили в другом таком же доме и работали на самстрое, рассказывает соседка Тамары. — Нам не дали квартиру в новом доме, дали эту и сказали: "потерпите, через года два-три этот дом снесут, и вы получите новую квартиру"».
Удивительное наблюдение: чем хуже условия жизни, тем больше в квартире громко работающих телевизоров. Порой нам встречаются квартиры, где «ящики» есть в каждой комнате и на кухне. Как бы там ни было, все жители отмечают очень хороший социальный климат в своем квартале: 

— Тут, наверное, все друг друга знали? 

— Мы и сейчас друг друга знаем. Это в новых домах никто друг друга не знает. А тут мы все друг другу помогаем, кто помоложе, ухаживают за пожилыми. 

Деревянное будущее

Дома первостроителей Уралмаша — уникальное для своего времени явление, интересное и архитекторам, и историкам. Этим летом музей истории Екатеринбурга проводил ряд экскурсий по типовой застройке Уралмаша, и они неизменно пользовались популярностью. 

Как поступить с этим наследием? К счастью в России уже есть прецеденты сохранения подобных построек. В Омске в рамках частной инициативы реконструировали деревянный жилой дом для работников завода «Коммунар» 1935 года постройки. 
По материалам блога Historian30h.

Возможно, и в заповеднике советского строительства, соцгороде Уралмаш найдется интересное и нетривиальное решение для первых домов первого соцгорода.

Post Scriptum

Все материала совместного проекта Полины Ивановой, сообщества «Екатеринбург наизнанку» и ЕТВ «Площадь эволюции» ищите здесь. Современные фотографии в тексте — Александр Тверской. Исторические материалы предоставлены Госархивом Свердловской области. Мы будем признательны, если вы поддержите большой проект автора цикла — «Путеводитель по Екатеринбургу».

Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Городские истории
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Для одних эти дома являются воплощением жилищного ада, для других они стали пропуском в райскую жизнь в собственной квартире. Полина Иванова рассказывает историю типичных хрущевок, а помогают ей в этом читатели ЕТВ.
Площадь эволюции. Обитатели тюремного замка
Городские истории
Площадь эволюции. Обитатели тюремного замка
Десант ЕТВ проник в самый закрытый городок Свердловска, чтобы узнать, как жилось сотрудникам пенитенциарного заведения около работы, и почему легендарный дом-улитка похож на эмбрион.
Ольга Славникова: «Что-то будет!»
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Городские истории
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Эти шлакоблочные дома, построенные для работников Турбинки буквально посреди леса, были обречены на снос. Пока жильцы не помешали кусочку советской истории кануть в Лету, взяв управление в свои руки.
На сцене
Золотая маска и Чеховский фестиваль в Екатеринбурге
Золотая маска и Чеховский фестиваль в Екатеринбурге
От Валентины Макаровой
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Типовые сталинки, притаившиеся за Управлением дороги, — кусочек тихого центра, хранящего историю Свердловска. Когда-то здесь разводили кур и кроликов прямо в квартирах, нынешние жильцы готовятся к борьбе за существование своих домов.