Налог на милосердие. Кто кормит благотворительные фонды Екатеринбурга

Налог на милосердие. Кто кормит благотворительные фонды Екатеринбурга

Если общественная организация существует, значит, кто-то на ней зарабатывает. Стоит ли переводить деньги благотворителям, сколько стоят их услуги — и нужны ли вообще посредники в благородном деле помощи нуждающимся? Ответы искал ЕТВ.
«Вот вы переводите 500 рублей на лечение больного ребенка. А знаете ли вы, что часть этой суммы изымет благотворительный фонд? Сотрудница организации будет расплачиваться ими, например, за сыр и яблоки в магазине. И никакие лекарства на них не купят». Рассуждая таким образом, многие уральцы смотрят на благотворительность отстраненно или даже считают всех, кто ею занимается, жуликами, которые наживаются на чужой беде.

Действительно, некоммерческие благотворительные фонды по закону «О благотворительной деятельности» имеют право тратить до 20% отчислений на свои нужды. Ведь у них, как и у других организаций, есть расходы — на офис, коммуналку, зарплату сотрудникам.
Приходите и посмотрите, что мы сделали, и какие люди у нас. Я могу отчитаться за каждую копейку, какие деньги ко мне пришли и куда я их потратила. За это лето я отдала своих 300 000 рублей. Нужно было сохранить тех людей, которые хотят быть здесь, чтобы они не ушли куда-нибудь на зарплату, а остались помогать. Все же понимают, что нужно вовремя по всем счетам платить. Все решает математика
Светлана ПоповаСветлана Попова
глава фонда "Чистые сердца"

Но нужны ли вообще посредники в деле благотворительности? Может быть, проще жертвовать деньги напрямую? Чтобы ответить на этот вопрос, ЕТВ узнал, сколько пожертвованных денег забирают себе благотворительные фонды Екатеринбурга.

Чистый доход «Чистых сердец»

В штате фонда «Чистые сердца» трудится 10-15 человек, но на окладе сидят только трое. Остальные работают сдельно, просто за еду или вообще бесплатно, рассказывает учредитель организации Светлана Попова.

На все нужны деньги. Некоторые люди со стороны говорят, что на фонде можно как-то заработать. Да вы попробуйте на нем заработать! Это бесконечное вкладывание. Например, договор аренды заключен не на фонд, а на мое имя, плачу я сама.
Светлана ПоповаСветлана Попова
глава фонда "Чистые сердца"
Фото с официального сайта фонда   " Чистые сердца"
Фото с официального сайта фонда " Чистые сердца»
Светлана Попова и дети
Все пожертвования, которые поступают в фонд, проводятся по договору и сразу попадают на расчетный счет. Отчеты о движении средств руководство периодически отправляет проверяющим организациям. Однако жертвователям, которым требуются дополнительные гарантии чистоплотности, «Чистые сердца» обещают предоставить и другие доказательства, например, свести напрямую с больницей.

Где можно посмотреть отчеты: на официальном сайте и по запросу в фонд;
Арендная плата за офис: оплачивается средствами учредителей фонда;
Зарплата сотрудников: три сотрудника на фиксированную зарплату, остальные — по обстоятельствам. В основном оплачивается учредителем, в случае необходимости сумма берется из отчислений на нужды фонда.
Сумма сборов за октябрь: 52 475 рублей;
На нужды фонда за октябрь ушло: 0 рублей.

Зачем нужны фонды?

На первый взгляд, милосердие и помощь не терпят бюрократии. Но их отсутствие выводит благотворительность из профессиональной сферы в бытовую, туда, где уже никто не может дать никаких гарантий. Некоммерческие фонды обязаны отчитываться перед государством и обычными людьми, их деятельность строго регламентирована. Какие еще преимущества у играющих по правилам закона благотворительных организаций?

  • Честные фонды координируются между собой и с больницами, юристами, транспортными компаниями, аптеками. Нет необходимости искать помощи с нуля.
  • Фонды проверяют информацию о своих подопечных. Вы можете быть уверены, что переводите деньги реальному человеку в сложной жизненной ситуации.
  • Фонды занимаются интеграцией благотворительности в повседневную жизнь. Ярмарки, мастер-классы, концерты, аукционы — в этом случае вы не только отдаете, но и что-то получаете взамен.

Руководитель проекта «Нужна Помощь.ру», журналист и фотограф Митя Алешковский оставил успешную карьеру в ИТАР-ТАСС ради того, чтобы делать мир лучше. В беседе с ЕТВ столичный благотворитель рассказал, что считает оплату деятельности фонда из сборов абсолютно оправданной.

Общество считает, что зарплата сотрудников благотворительного фонда не имеет отношения к решению проблем, которыми он занимается. А между тем, это деньги, которые работники фонда берут не для себя, а для выполнения задач. У общества нет сомнений в том, что работа врача или пожарного должна быть оплачена. Но почему-то считается, что сотрудники благотворительных организаций должны питаться святым духом. А ведь им тоже нужно кормить детей, платить за жилье.
Митя Алешковский Митя Алешковский
руководитель проекта «Нужна Помощь.ру»
Фото Николая Александрова ,   facebook.com
Фото Николая Александрова, facebook.com
Митя Алешковский — человек дела

Адресная помощь — это одна из форм работы благотворительных фондов, при которой вся сумма пожертвования до копейки уходит больному ребенку (погорельцам / беженцам и т. д.). Казалось бы, вот он — лучший способ применения доброй воли. Однако акулы-благотворители этот вариант не рекомендуют:

Адресная помощь полностью защищена государством, но она самая неэффективная. Это как паровая машина в век автомобилей. Вроде поможет добраться из пункта А в пункт Б, но невероятно морально устарела. За исполнением предписаний врача должен следить профессионал. Недостаточно сделать операцию, больному нужно еще пройти реабилитацию, добраться до дома, необходимо следить за восстановлением, проходить дополнительные обследования. Всего этого адресная помощь зачастую не подразумевает.
Митя Алешковский Митя Алешковский
руководитель проекта «Нужна Помощь.ру»

И все же любые достоинства благотворительного фонда сходят на нет, если организация оказывается нечистой на руку.

Проверка на вшивость

Мошенники нередко маскируются под благотворителей, очерняя своим присутствием всю сферу. Исполнительный директор фонда «Мы вместе» Ирина Луговых говорит, что о добропорядочности можно судить по партнерам: «Наши постоянные благотворители — Сбербанк“, Газпром“, Мегафон“ — не нужно говорить, какие это глыбы. Они очень серьезно смотрят на безопасность и, прежде чем сотрудничать, проводят очень строгую проверку, потому что работа с нечистым на руку фондом может бросить тень на их репутацию».

В любой сфере есть жулики: среди учителей, врачей, чиновников. Когда люди начинают выплескивать агрессию, бывает очень обидно. О том, что есть мошенники, говорить, конечно, нужно. Я вижу, как люди кладут деньги им в кубышки на улице. Если бы люди не давали, их и не было бы, но горожане ленятся лишний раз проверить. Вот нищий просит для себя, он, может, и пропьет эти деньги, но не прикрывается именем больного ребенка.
Ирина ЛуговыхИрина Луговых
исполнительный директор фонда «Мы вместе»
Фото с официального сайта
Фото с официального сайта
Будни сотрудников фонда " Мы вместе»
Где можно посмотреть отчеты: на официальном сайте фонда;
Арендная плата за офис: оплачивается министерством Свердловской области;
Зарплата сотрудников: на фиксированную зарплату, оплачивается из личных средств учредителей фонда;
Сумма сборов за октябрь: 1 731 700 рублей;
На нужды фонда за октябрь ушло: 0 рублей.

Проверить фонд на честность довольно просто, получить о них достоверную информацию может каждый, стоит только захотеть. Мы составили краткую инструкцию, следуя которой, жертвователь точно не попадет впросак.

Инфографика: Виталий Калистратов ,   ЕТВ
Инфографика: Виталий Калистратов, ЕТВ

Темная биография прозрачного ящика

С особой осторожностью эксперты рекомендуют относиться к волонтерам, которые собирают средства на улице. Подделать документы и представиться именем известного фонда очень просто, и проверить все документы второпях бывает нелегко. Чтобы проверить доброхотов с прозрачным ящиком, можно попросить у волонтера пакет документов: историю болезни, волонтерскую книжку и данные о расчетном счете фонда.

Основанный всего три месяца назад фонд «Шаги вместе» пошел по опасному пути уличных сборов, которые обычно не вызывают у горожан большого доверия. Деньги пока собирают только для одного пациента — шестилетней Варвары Назаровой, она перенесла несколько операций и сейчас проходит курс реабилитации. Девочка не могла даже ползать, теперь она начинает с опорой передвигаться. Средства на лечение собирают на улицах и в транспорте.
К нам приходят ребята от 16 лет, мы рассказываем им о работе, заключаем договор о добровольном сотрудничестве, и каждый раз, когда они выходят работать, мы выдаем им ежедневное разрешение. Это лист формата А5, в котором прописано, что благотворительный фонд разрешает сбор средств при помощи опечатанного ящика волонтеру такому-то. Так также стоит синяя печать фонда, подпись президента или заместителя и сегодняшнее число.
Петр БурмасовПетр Бурмасов
президент фонда «Шаги вместе»
Фото со страницы Станиславы Назаровой ,   vk.com
Фото со страницы Станиславы Назаровой, vk.com
Варя, ее мама и младшая сестренка
У каждого волонтера фонда есть также пакет документов, в котором лежат бумаги на сам фонд, на Варвару, на ее маму. Ящик для сбора денег всегда опечатан, когда его вскрывают, оформляют акт вскрытия и акт передачи денежных средств. Иногда фонд кормит своих добровольных помощников, в этом случае оформляются расходно-кассовые ордера. «Все мы работаем как добровольцы, зарплату даже я — президент фонда, не получаю, говорит — Петр Бурмасов. — У нас это прописано в уставе».

Редакция связалась со Станиславой Никоноровой — мамой девочки и выяснила, что все средства, собранные фондом, действительно перешли на лечение Варвары. Однако злоупотребления не обошли организацию стороной: как нам рассказали в фонде, в Екатеринбурге уже появились мошенники, которые прикрываются именем «Шагов вместе». И советуют каждому жертвователю внимательно проверять бумаги молодых людей с прозрачными ящиками.

Где можно посмотреть отчеты: группа «В контакте», а так же по запросу в фонд;
Арендная плата за офис: из средств учредителя;
Зарплата сотрудников: все на безвозмездной основе;
Сумма сборов за октябрь: 3 942 рублей;
На нужды фонда за октябрь ушло: 885 рублей.

Похоже, главная проблема благотворительности в России состоит не в том, что сотрудники фондов кладут часть пожертвований к себе в карман. И даже не в том, что работа некоммерческих организаций непрозрачна. Мошенников под личиной доброхотов не так уж и сложно вывести на чистую воду, вопрос в том, готовы ли сами жертвователи тратить время, чтобы этим заниматься.

Люди не понимают, как работают фонды, хотя это самые прозрачные организации в России. Они обязаны публиковать отчеты о расходовании средств на сайте министерства юстиции и на своем сайте. Фонды постоянно и очень жестко проверяются и контролируются множеством инстанций. Если вы не доверяете фонду, не нужно давать ему деньги, сначала следует его проверить. Всегда разбирайтесь, кому и зачем вы отправляете деньги. Тогда удовлетворение от сделанного хорошего дела не омрачится горечью осознания того, что вы попались на удочку пройдохи.
Митя Алешковский Митя Алешковский
руководитель проекта «Нужна Помощь.ру»

Входная иллюстрация: quietwiser89, deviantart.com.

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам