Площадь эволюции. Последний жилой комбинат Свердловска

Здание на улице Шейнкмана, известное как «Еврейский дом», таит в себе много удивительного. Неизвестно еще, что необычней — лифты на двух пассажиров и спрятанный детский сад? Или здешние особенные жильцы?
Мы продолжаем рассказывать об эволюции представлений о комфортном жилье. Ранее мы говорили о национализированных особняках, советских частных домах и домах-коммунах. Сегодня мы продолжаем большую и сложную тему — эпоху советского классицизма. Этот архитектурный стиль как снег на голову, в одночасье свалился на архитекторов сверху. 

Смена стилей наступает внезапно. Новой архитектуре необходимо было максимально дистанцироваться от аскетичного конструктивизма. В прошлой главе мы говорили про жилой комплекс Военного Ведомства. Его первые корпуса были построены по канонам советского авангарда, однако комплекс завершили как образец советского классицизма. Сегодня мы коснемся еще одного жилого комбината, который попал между молотом и наковальней смены стилей. Но это не городок, а один дом, который проектировали и начали строить в одну эпоху, а завершили в другую.

Проект «Востокостали»

После окончания гражданской войны и военного коммунизма, в период НЭПа в Советском Союзе стали появляться различные объединения и тресты. Часто именно они являлись заказчиками нового строительства. «Востокосталь» — государственное объединение металлургической, железорудной и марганцевой промышленности Восточной части Советского Союза — был одним из таких объединений. Он включал в себя многие уральские металлургические и трубные заводы, помимо прочего занимаясь поставками для армии. 

Для своих сотрудников и специалистов объединение решило построить жилой комбинат на улице Шейнкмана. 
На старом фото видно, как семиэтажную громаду окружает старый одноэтажный Екатеринбург. Дом состоял из трех отдельных объемов. Не в пример другим «городкам», жители называют их не корпусами, а секциями. На фото — возведенная в первую очередь южная секция (введена в эксплуатацию в 1934 году) и начало строительства центральной секции. В последнюю очередь построили северную.

Помимо работников «Востокостали» в доме появились сотрудники создаваемого в эти годы УФАНа (Уральского филиала академии наук), а также творческая интеллигенция — театральные деятели и артисты.

= Устройство жилкомбината =

Архитектура переходного периода

Два боковых корпуса дома имеют по два «глухих» подъезда, центральный корпус — четыре подъезда с парадными входами на улицу. Отличительная черта дома — огромная арка в два этажа. 

Вид на «Еврейский дом» со двора

Вид на «Еврейский дом» со двора

Фото: 1723.ru

Если посмотреть на архитектуру дома, можно убедиться, что геометрический конструктивистский объем был обогащен. Лепнина, пилястры и полуколонны смотрятся здесь чужеродно. Лестничные клетки норовят выделиться из плоскости фасада. Окна лестничных клеток на фронтоне подчиняются общему ритму. 

А вот во дворе лестничные клетки остеклены вертикальным сплошным остеклением, как завещал советский авангард. В первом этаже подъезда имеются маленькие окошки — иллюминаторы.
Тот самый «иллюминатор»

Тот самый «иллюминатор»

Фото: Александр Тверской для ЕТВ

Встроенные красный уголок и ясли

Над аркой располагается огромный балкон-терраса. На этом этаже все пространство двух подъездов объединили, в получившемся помещении находились «встроенный» детский сад и ясли. Грудных детей выносили на балкон во время сончаса, дети постарше шли гулять во двор. Детский сад проработал до 70-х годов, вырастив несколько поколений. Сегодня на его месте находится бухгалтерия одной из больниц города.

Здесь скрывался детский сад

Здесь скрывался детский сад

Фото: 1723.ru

В цокольных этажах под всем домом должны были располагаться элементы обобществленного быта: котельная, красный уголок (клубное пространство для жителей, где иногда показывали кино), столовая, которую дублировали маленькие кухни в каждой квартире. Также комнаты здесь давали дворникам и персоналу — в середине 30-х появилась мода на домработниц и домохозяек. 

Фасад дома до капитального ремонта

Фасад дома до капитального ремонта

Фото: 1723.ru

На фото видно трубу котельной, которая «украшала» двор еще 10 лет назад. Еще посередине двора была огромная клумба, на зиму вокруг нее заливали каток и строили горку. Позже здесь организовали спортивный корт. В начале 2000-х на его месте началась стройка: жильцам обещали снова построить корт, но уже над подземным гаражом. Однако вместо всего этого во дворе возвели трехэтажный спортивный комплекс.

Лифты

Еще одна необычная деталь этого дома — лифты. Многие жилые комплексы того времени строились с расчетом на то, что лифты появятся в них когда-нибудь: возводились лестницы- колодцы, куда потом можно было встать лифтовые шахты. В этом доме лифты появились сразу, но — очень маленькие, рассчитанные буквально на двух человек. Узкие двери и маленькие пространства внутри могут привести к приступу клаустрофобии даже одного пассажира.

Фото: Александр Тверской для ЕТВ

Еще одна особенность — лифты останавливаются между этажами. Чтобы попасть в квартиру, жильцам нужно подняться или спустится на пол-этажа.

Квартиры

В этом доме нам удалось попасть в довольно необычную квартиру. Ее хозяйка — «новенькая», она поселилась здесь в начале 2000-х. Но буквально несколько лет назад наша собеседница решила также работать на дому и открыла в своей квартире психоаналитический кабинет.

Когда я была маленькая, я увидела этот дом с перекрестка Шейнкмана и Пестеревского переулка. Он меня тогда очень удивил. Я подумала: «кто же тут живет, в таком красивом доме?» Уже в сознательном возрасте я решила поменять квартиру. Первая же квартира, которую мы пошли смотреть, оказалась в этом доме, я его вспомнила и поняла, что это судьба. Квартира была в очень плохом состоянии, видно, что хозяевам она надоела. Но мне это понравилось — я как раз хотела все ободрать и сделать ремонт для себя. Мы просто изучали что тут — поднимали полы и смотрели лаги, обдирали стены до кирпича, искали, где проходят старые дымоходы.

Наталья,
жительница "Еврейского дома"
Интерьер кухни. Из-за дымоходов у стен — сложная геометрия

Интерьер кухни. Из-за дымоходов у стен — сложная геометрия

Фото: Александр Тверской для ЕТВ

«Строители предлагали мне объединить комнаты, сделать арочки, но я сохранила планировку, архитектуру квартиры, — рассказывает Наталья. — А вот отделка канула в лету — лепной карниз остался за подвесным потолком, двери, которые были на всю высоту стены, пришлось зашить. Наверное, если бы предыдущие жильцы оставили мне какую-то подсказку, зацепку, что здесь можно сохранить, может быть, интерьер был бы более историчным». 

Я занимаюсь психоанализом и несколько лет назад перенесла свой кабинет прямо в квартиру. Клиентам это нравится — домашняя атмосфера, можно налить себе чаю на кухне, посетитель не сталкивается с другими клиентами, выходя из казенного кабинета с надписью «психоаналитик».

Наталья,
жительница "Еврейского дома"

«Почти все мои гости и посетители замечают, какой это необычный дом, — говорит Наталья. — Правда, внутри он немного не оправдывает ожиданий: они ждут широких лестниц, метлахской плитки, лепнины, но этого всего нет. Но окно в ванной — это хит среди моих гостей, оно всем нравится и всех успокаивает. Летом можно принимать ванну с распахнутым окном»

Кто в доме живет?

«Когда-то этот дом у таксистов шел под названием «Еврейского дома». Большинство жителей были выходцами из моих коллег по национальности», — рассказывает нам один из старожилов. Конечно, официально такого названия дому никто не давал. С момента сдачи и до конца СССР здание считалось «элитным». Здесь жили многие выдающиеся ученые и деятели культуры. Их истории и достижения заслуживают отдельного рассказа. 

Когда ситуация в стране стала в стране меняться, жители этого дома каждую ночь перед сном проверяли чемоданчик, который стоял собранный у двери. По ночам приходила машина, и отсюда уезжали люди. Очень многие обратно не вернулись.

Борис,
старожил "Еврейского дома"

На первом этаже третьей секции жил один из основателей УФАНа — Семен Петрович Шубин. 

Семен Шубин — легендарный обитатель легендарного дома

Семен Шубин — легендарный обитатель легендарного дома

Шубин был выдающимся молодым ученым-физиком. Ему присудили докторскую степень по работам, опубликованным без защиты диссертации, в 29 лет. С 1932 по 1938 годы он заведовал отделом теоретической физики Уральского физико-технического института и кафедрой физики Уральского физико-механического института. За это короткое время он сумел создать вокруг себя целую группу учеников, которые продолжили развивать его идеи.

Семен Петрович и Любовь Абрамовна Шубины. Слева - Сергей Васильевич Вонсовский, друг и ученик Шубина
Семен Петрович и Любовь Абрамовна Шубины. Слева - Сергей Васильевич Вонсовский, друг и ученик Шубина

Источник фото: poslednyadres.ru/news/news266.htm

Семен Петрович был арестован в 1938 году и осужден на 8 лет. Он умер от обморожения через полгода после отправки в лагерь. Следом за ним репрессировали его отца и мать, находившихся в столице. Под горячую руку могла попасть и жена ученого, Любовь Абрамовна. Она осталась с двумя детьми и была беременна третьим. Чтобы уберечь ее от неприятностей, Сергей Вонсовский, близкий друг и ученик Семена Петровича, женился на ней. Они прожили вместе всю жизнь, воспитав троих детей. 

Он был моим учителем, мы работали с ним. Это был удивительный человек. И семья была необычная. Он был намного моложе своей жены. Бывают интеллигентные люди от рождения, вот Сергей Васильевич Вонсовский был таким. Учитель Семена Шубина, Игорь Евгеньевич Тамм сравнивал его с другим своим учеником — Андреем Сахаровым, говоря о том, каких величин мог достичь его гений, если бы ему дали раскрыться.

Борис,
старожил "Еврейского дома"
«Площадь эволюции» — совместный проект Полины Ивановой, ЕТВ и сообщества «Екатеринбург наизнанку». Современные фотографии в тексте — Александр Тверской. Часть иллюстрация взята с сайта 1723.ru. Также благодарим за предоставленные материалы Государственный архив Свердловской области. Мы будем признательны, если вы поддержите большой проект автора цикла — «Путеводитель по Екатеринбургу». 

Читайте все материалы цикла «Площадь эволюции» здесь.
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Городские истории
Площадь эволюции, бонус. Мастерские свердловских художников
Самый большой жилой дом послевоенного Свердловска стал промежуточным звеном между сталинками и хрущевками. Об особенном фонтане, подземных тоннелях и студиях архитекторов — в последней серии «Площади эволюции».
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Городские истории
Площадь эволюции. Уральская ностальгия по хрущевкам
Для одних эти дома являются воплощением жилищного ада, для других они стали пропуском в райскую жизнь в собственной квартире. Полина Иванова рассказывает историю типичных хрущевок, а помогают ей в этом читатели ЕТВ.
Площадь эволюции. Обитатели тюремного замка
Городские истории
Площадь эволюции. Обитатели тюремного замка
Десант ЕТВ проник в самый закрытый городок Свердловска, чтобы узнать, как жилось сотрудникам пенитенциарного заведения около работы, и почему легендарный дом-улитка похож на эмбрион.
Журналист Владимир Гридин о носках, как чувстве стиля
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Городские истории
Площадь эволюции. Выдающийся двор типового Эльмаша
Эти шлакоблочные дома, построенные для работников Турбинки буквально посреди леса, были обречены на снос. Пока жильцы не помешали кусочку советской истории кануть в Лету, взяв управление в свои руки.
Музыка на ЕТВ
Рокабилли с «отвязными псами»
Рокабилли с «отвязными псами»
От Александры Аксеновы
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Площадь эволюции. Типовые сталинки типичного Свердловска
Типовые сталинки, притаившиеся за Управлением дороги, — кусочек тихого центра, хранящего историю Свердловска. Когда-то здесь разводили кур и кроликов прямо в квартирах, нынешние жильцы готовятся к борьбе за существование своих домов.