Свердчеловек. Как я живу после авиакатастрофы

Последний герой сериала «Свердчеловек» ничем не отличается от сверстников: к 30 годам у Кирилла Сидорова есть семья, работа, ипотека. Но четыре года назад он родился заново, уцелев в авиакатастрофе, которая унесла 33 жизни.
Эта авиакатастрофа случилась в апреле 2012 года под Тюменью: самолет с 39 пассажирами и четырьмя членами экипажа рухнул в четырех километрах от аэропорта «Рощино» из-за обледенения. Сегодня в сериале «Свердчеловек» один из пассажиров этого рейса рассказывает, как поменялась его жизнь после трагедии и что заставит его вновь сесть в самолет.

В тот день я впервые надел галстук. Предстояла серьезная командировка, подумал, а чего бы и не выглядеть подобающе? С вечера у зеркала учился правильно его завязывать; утром поехал в аэропорт. В галстуке я пробыл недолго: его срезали в машине скорой помощи.

Я не помню саму катастрофу — последствия ретроградной амнезии. Я помню, как прошел регистрацию, досмотр, сел в самолет, достал журнал «Вокруг света»… Тот выпуск за апрель 2012 года я так и не прочитал: наш самолет упал через 42 секунды после взлета. Говорят, когда меня нашли, я был еще в сознании. Назвал фамилию, имя, отчество, дату рождения и отключился.
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
Место крушения самолета, в котором летел Кирилл
Очнулся через месяц в больнице. Наверно, я не сразу понял, что произошло. Все порывался позвонить начальнику, сказать, что завалил задание — как будто никто об этом не знал. Я очень переживал, я был шокирован. Картина в голове не складывалась, впоследствии мне понадобилось много времени, чтобы все это понять и принять. Я был растерян, но одновременно рад, что для меня это закончилось благополучно.

Эту историю я все время старался пропускать через призму юмора: какие-то шуточки над самим собой отпускал. Но никогда не хотел проявить неуважение к родственникам погибших и пострадавших в той трагедии — я ничем не лучше других 42 человек с этого рейса, просто это стечение обстоятельств — меня чем-то не прибило, не сожгло, хотя подсознательно все же хочется верить, что меня уберегло что-то сверху. Осознавать последствия мне было легче из-за того, что я не помню, насколько страшно это было. А я уверен: это было страшно.
Фото Кирилла до (слева) и после (справа) авиакатастрофы
После катастрофы я восстанавливался полгода, хотя в таких ситуациях шесть месяцев — это так мало. Но мне так не казалось. Время тянулось, а я все время хотел выйти на работу, для меня это значило бы, что все вернулось на круги своя: я снова в строю, и жизнь продолжается! На период реабилитации мне присвоили третью группу инвалидности, но через год я вновь прошел комиссию, и эксперты заключили — необходимости в этом статусе больше нет. С каким же облегчением я тогда вышел из больницы! По сути, ничего не поменялось, но когда квалифицированные люди в халатах говорят тебе, что ты больше не инвалид, становится легче — ты снова в деле.

Работу я не поменял, но в командировки больше не летаю. Я не стал аэрофобом, хотя, если покопаться в голове, какой-то страх все-таки есть. Но чего же я боюсь? Пока что у меня нет желания вновь садиться в самолет, но это смотря для чего. Если мне предложат полететь в Аргентину, чтобы отведать замечательный аргентинский стейк, я, наверно, соглашусь.
Только в последний год бывают дни, когда я не думаю об авиакатастрофе. Раньше каждый день сталкивался с такими мыслями, и мне сложно сказать, почему так: сам момент падения я не помню, я не помню того панического страха и ужаса, но представляю, что пришлось пережить моей семье и близким — вот для кого был настоящий кошмар. Единственное живое воспоминание — это туфли, в которых в тот день я был. Из одежды уцелели лишь они. Я периодически ношу их. Не потому, что у меня нет другой обуви, просто они такие удобные. В шутку я называю их «туфлисманы».
« Туфлисманы» выжили вместе с Кириллом
Я часто слышу фразы, типа, это событие поделило твою жизнь на «до» и «после». Наверно, надо выводы какие-то сделать, но до сих пор это не получается. Единственное, что все-таки я смог, это отсеять лишних людей в жизни. Понять, для кого ты действительно живешь, и кто для тебя что-то значит. Ценить этих людей, относиться к ним с любовью и уважением. Наша жизнь очень скоротечна и, как ни парадоксально это звучит, совершенно от нас не зависит. Вот ты вышел утром за хлебушком, и где-нибудь по дороге тебя вычеркнули. Это может случиться в любой момент, себя уберечь невозможно. Сейчас у меня есть прекрасная жена, я счастлив в браке, плачу ипотеку, делаю ремонт, очень хочу детишек и радуюсь, что со мной все в порядке. Потому я решил больше думать о тех, кто рядом со мной, и не ныть.
Кирилл и   его жена
Кирилл и его жена

Все фото из личного архива героя публикации.

Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам