Позднее баракко. Последние деревянные домики Екатеринбурга

Позднее баракко. Последние деревянные домики Екатеринбурга

Избушка-избушка, сколько тебе жить? Рядом с современными ТЦ и элитными домами до сих пор дышат своей жизнью убогие дома, жители которых ходят по воду с коромыслом, как сто лет назад.
По улице 8 Марта оживленное движение, непрекращающийся людской поток, новостройки и отреставрированные здания. Но стоит свернуть с пути, зайти во двор, как среди новизны городских построек обнаруживаешь спрятанный от посторонних взглядов скромный деревянный домик. Его адрес — улица Отто Шмидта, 48а, но даже Яндекс.Карты его не видят.
Позднее баракко. Последние деревянные домики Екатеринбурга
В жизни есть, на карте — нет
Инна Арсентьевна живет в этом доме уже 19 лет. Квартиру она получила практически чудом: когда-то они с дочерью Радой жили в теплице при школе, где женщина работала учителем русского языка и литературы. Потом один из родителей помог ей получить жилье в доме, который буквально построили с нуля: спокойно стоявший с послевоенных времен коммунальный дом сгорел дотла. Здание восстановили, и вместо коммуналок устроили в нем восемь квартир, одна из которых досталась учительнице.

«Дом деревянный, поэтому дышится в нем очень легко, но вместе с тем все протекает. А когда гроза и сильный ветер, у нас вырубает электричество, и приходится сидеть без света, — признается женщина, — совсем недавно к нам приходили из жилищной компании: пришло время для капитального ремонта, но, как это часто бывает, комиссия только посмотрела и ушла, дальше дело не пошло».
5 фотографий
Можно ли считать такие дома частью архитектурного наследия старого Екатеринбурга или все подобные здания должны безоговорочно отправляться на снос? Мы спросили архитектора Евгения Волкова, который убежден, что универсального ответа не существует:
Нужно помнить, для чего был построен этот дом. Одно дело бараки, которые строились временно, в них даже не было ванных комнат. Они должны пойти под снос, это не стоит даже обсуждать. Совсем другое — все остальные дома, про которые стоит разговаривать. Например, дом Гайдара. Сейчас мало кто из нас хранит что-нибудь большое в память о своей семье, максимум, серебряную ложечку прабабушки. Поэтому этот дом — уникальный случай для России: нечасто случается, что из поколения в поколение передается целое здание. Я не говорю, что мне не нравится идея сделать музей Камня, но дом сам по себе имеет гораздо более важное значение. Это как раз тот случай, когда дом нужен для того, чтобы там жили внуки и правнуки.
Евгений ВолковЕвгений Волков
Архитектор

Деревянный-окаянный

Противники избушек в центральных районах города считают, что подобные деревянные дома, как магнит, притягивают к себе криминальных личностей всех мастей и служат рассадниками преступности. Однако в главном управлении полиции Екатеринбурга отмечают, что частные дома не выделяются из общей статистики и назвать источником повышенной опасности их нельзя.

«Когда мы только переехали, очень хорошо ладили с соседями, а сейчас общаюсь только с некоторыми, — признается Инна Арсентьевна. — Нина из четвертой квартиры очень хорошая женщина, а вот на первом этаже живут непорядочные люди. Мы много раз вызывали полицию. Там родители лишены родительских прав, часто выпивают и таскают с помойки домой вещи».
Позднее баракко. Последние деревянные домики Екатеринбурга
Изнутри старый дом выглядит жутковато
Около дома раскинулась просторная детская площадка. Днем сюда приходят играть дети из ближайших домов, а ночью двор превращается в место встречи алкоголиков. Благодаря последним, около дома поредели горки и качели — их просто выдрали из земли. Обстановка, действительно, не очень радостная: кажется, что все кто могли, давно покинули такое жилье, а остались лишь те, кому просто некуда уйти.

Построить дом, снести из дерева

Жилых деревянных домов в центре Екатеринбурга осталось немного. Несмотря на дороговизну земли, у администрации города нет четкого плана изгнания избушек. Например, дом Инны Арсентьевны по ул. Отто Шмидта аварийным и подлежащим сносу не признавали, а значит, в адресную программу по сносу и реконструкции многоквартирных домов на 2013–2020 годы он не попал.

А вот другой домик, притаившийся за «Рубином» на улице Чернышевского, скоро пойдет под снос. Жители покинут свои негостеприимные квартиры, в которых нет ни водопровода, ни ванных комнат, ни кухонь. А пока сотрудники и гости люксового ТЦ «Limerance» наблюдают, как их соседи ходят с ведрами до колонки, не закрывая за собой картонных дверей.
Позднее баракко. Последние деревянные домики Екатеринбурга
Дворцы и хижины в центре Екатеринбурга
Руководитель городского градостроительного совета Михаил Вяткин уверен, редкие деревянные домики в центре Екатеринбурга особой ценности не представляют и рано или поздно исчезнут с карты города:
Несмотря на то, что изначально Свердловск был деревянным, сейчас все поменялось, и такие дома не представляют архитектурной ценности. Памятники архитектуры, объекты культурного наследия, безусловно, нужно оставлять и вписывать в окружающий ландшафт, а что касается таких жилых домов, я за то, чтобы их убирать, так как превращать их во что-то новое невозможно.
Михаил ВяткинМихаил Вяткин
член Градостроительного совета Екатеринбурга
И хотя земля под центровыми избушками — лакомый кусок для застройщиков, строительные компании неохотно берутся за такие территории. Все потому, что жильцы деревянных домиков требуют к себе много внимания, а участки имеют обременения. «Выиграв участок на аукционе по развитию застроенных территорий, застройщик, по сути, платит дважды: сначала за право осваивать эту землю, а потом — за выкуп объектов у собственников», — рассказали ЕТВ в компании «Атомстройкомплекс».
Фото: Милана Ануфриева для ЕТВ
Фото: Милана Ануфриева для ЕТВ
Кусочек деревни посреди мегаполиса
Согласно действующему законодательству, единственный возможный для застройщика сценарий — договариваться с собственниками индивидуально, ведь никаких государственных регуляторов здесь не существует. Собственники зачастую просят необоснованно высокие суммы за свои квартиры, и переговоры с ними затягиваются на годы и занимают больше времени, чем само строительство. Разумеется, это оборачивается дополнительными расходами для застройщиков, которым приходится закладывать эти затраты в стоимость квадратного метра новостроек.

Невзирая на неудобства, Инна Арсентьевна с любовью окидывает взглядом свое жилище. «Ну ничего, я скоро снова подкрашу стены, и не будет этих потеков, обои вон там подклею, и все будет хорошо. Свой дом я люблю, мне здесь хорошо. Часто хожу к приятельницам в гости, в так называемые элитные дома, но там мне не нравится. Некомфортно. А у меня так свежо. Дом-то деревянный!»

Главное фото к материалу: Михаил Чухломин, chukhlomin.ru
Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам