«Один процент» по-уральски. Кто становится байкером в Екатеринбурге

«Один процент» по-уральски. Кто становится байкером в Екатеринбурге

Полвека назад Хантер Томпсон написал книгу « Ангелы ада» о самом известном байк-клубе мира, чьи члены славились разбойными выходками на дороге и вне ее. В честь этого ЕТВ выясняет, так ли страшны байкеры, как их видят обычные свердловчане.
«Что за странный заголовок? — подумает неискушенный читатель. — Что за один процент»? Причем тут байкеры?» Очень даже причем. Термин один процент» появился в США на заре байкерского движения в середине XX века и сначала обозначал количество байкеров-беспредельщиков в общей массе всех американских мотоциклистов. А потом одним процентом» начали называть себя все байкеры, которые хотели обозначиться как противники официальных мотоциклетных клубов.

Десятилетия спустя даже знаменитые своим крутым нравом Ангелы ада» практически ассимилировались с общепринятой байк-культурой. Но Екатеринбург-2016 выглядит так, как будто на дворе все еще 50-е — по ночным окраинам с ревом носится пролетарская молодежь на ржавых престарелых агрегатах, отдельные хулиганы средь бела дня атакуют полицейских, и общество в целом настроено против байкеров, не разбирая, где правильные мотоциклисты, а где беспредельщики».

Мы на ЕТВ за мир, дружбу и жвачку. Поэтому решили выяснить, какие люди сегодня седлают байки, и показать их вам. Уверены, многое в отношении к мотоциклистам может измениться, если узнать их получше.

Мотоциклист клубный, образцовый

«Один процент» по-уральски. Кто становится байкером в Екатеринбурге
Антон, представитель мотоклуба « Черные ножи»
С Антоном мы встречаемся возле гостиницы Уктус — там расположен штаб «Черных ножей», самого именитого уральского мотоклуба. На встречу он приезжает не на черном «Харлее», а на белой легковушке. На заднем сиденье в детском кресле спит маленький мальчик. «Иногда вот эти обстоятельства (Антон показывает на сына) вынуждают передвигаться на четырех колесах». Антону уже за сорок. На мотоцикле он катается 15 лет, и 14 из них — в рядах «Черных ножей». По словам мотоциклиста, человек, выбравший езду на двух колесах, должен быть куда ответственней обычного автомобилиста. А уж мотоциклист, претендующий на членство в мотоклубе, и подавно. Кстати, отбор в «Черные ножи» очень непростой.
Мы не принимаем тех, кто хочет просто покрасоваться нашей эмблемой. Смотрим на человека — адекватен ли он, подходит ли нам по духу и мировоззрению. Человек ходит в кандидатах два года, и только потом, когда мы целиком в нем уверены, он становится полноправным участником нашего сообщества. С улицы попасть в клуб нельзя — кандидата должны рекомендовать хотя бы двое членов клуба. Естественно, мы никогда не возьмем в свои ряды неадекватов, которые провоцируют конфликты на дорогах.
АнтонАнтон
муж, отец и "Черный нож" с 14-летним стажем
Впрочем, членство в «Черных ножах» оправдывает такие испытания — во время короткого уральского лета участникам клуба есть чем заняться практически каждый день. Кто-то участвует в пробеге до Казахстана, кто-то едет с дружеским визитом в детский дом. «Черные ножи», в отличие от мотобанд, прославленных Голливудом, лояльны властям. Внутри клуба действует своя этика и свои правила, членство в клубе накладывает определенные обязательства. Есть даже рекомендации к цветам одежды — своеобразный дресс-код, нарушение которого порицается членами клуба (речь, конечно, только о байкерском прикиде, а не о повседневной одежде).

Кадр из   фильма Терминатор-2: Cудный день   ( Carolco Pictures ,   1991.г.)
Кадр из фильма Терминатор-2: Судный день (Carolco Pictures, 1991.г.)
В нашей стране любовь к чопперам началась с « Терминатора-2»
После разговора с Антоном образ юного лихача-раздолбая как-то сам собой меркнет. Большинство членов «Черных ножей» предпочитают кататься на «чопперах» и «туристах» — мотоциклах, которые предназначены не для лихих гонок, , а для вдумчивых и небыстрых покатушек на дальнюю дистанции. Они большие, на них сидят удобно — с прямой спиной и гордым, ловящим весь встречный ветер странствий лицом. А при попытке разогнаться быстрее 120 км/ч запросто вылетают из седла — удержаться на высокой скорости на мотоцикле при такой посадке очень трудно. Зачем же вообще нужно такое счастье?
Коллаж ЕТВ
Коллаж ЕТВ
Сейчас в Екатеринбурге не менее восьми крупных байк-клубов. И это только официальные группировки

Чоппер: красиво, дорого, элитно.

«Один процент» по-уральски. Кто становится байкером в Екатеринбурге
Артемий, байкер и гендиректор « Титановой долины»
Чоппер — это большой, красивый, блестящий мотоцикл, на котором мотоциклист сидит прямо, комфортно вытянув ноги вперед. Американский кинематограф воспел чопперы с очень высоким рулем, но это не обязательная деталь. Они куда тяжелее и крупнее обычных мотоциклов, хотя вообще-то в 50-х «чоппером» называли мотоцикл, с которого для снижения массы (и экономии топлива в дальних поездках) по максимуму снимались все детали экстерьера и второстепенное навесное оборудование.

Каноническим чоппером является, конечно же, американский Harley Davidson. Но в мире есть масса чопперов других марок — немецкие и японские производители мотоциклов поспешили примкнуть к стилю, сформированному американской маркой, и начали штамповать мотоциклы, внешне похожие на «харлеи». И достигли в этом немалых успехов. Сейчас даже обладатели настоящих Harley Davidson говорят, что технически американские чопперы часто менее совершенны, чем топовые «немцы» и «японцы». Но обаяние бренда таково, что взрослые, обеспеченные, прекрасно понимающие уловки маркетологов люди не только покупают себе эти машины, но и добровольно участвуют в дальнейшей раскрутке бренда.

Поскольку настоящий «харлей» стоит очень дорого, но при этом едет не очень быстро, ездят на этих машинах отнюдь не вчерашние студенты, а мужчины солидного возраста и зачастую солидного статуса. Гендиректор ОЭЗ «Титановая долина» Артемий Кызласов говорит, что чоппер для него — это некое дополнение к размеренной жизни, делающее ее интереснее. А еще это инструмент коммуникации — как с внешним миром, так и с самим собой.
Я лично по городу езжу мало, в основном катаюсь по трассе и на дальние дистанции. А проехать на мотоцикле даже несколько сотен километров — это довольно тяжело, как физически, так и психологически. И когда час за часом катишь вдаль, то не остается ничего, кроме как думать. Получается отличная разрядка — и умственная, и телесная. Поездка на машине такого эффекта не даст, потому что на мотоцикле ты в бОльшем контакте с окружающей средой. Ты чувствуешь запахи, изменения температуры, дождь. Качество дороги ощущается совсем по другому. И езда на мотоцикле куда рискованней — он гораздо менее устойчив, чем автомобиль, путь тормозной куда длинней. Все это дает сильные ощущения.
Артемий КызласовАртемий Кызласов
генеральный директор «Титановой долины»
Получать такие ощущения Артемий предпочитает не в городе, а на трассе, в дальних поездках. В недавнем пробеге по Европе он проезжал до 1400 км в день. Пытался при этом выполнить норматив «Iron Butt» (в переводе на русский — «Железный Зад») — для тех, кто может очень долго не вылезать из седла и за день проехать более 1600 миль за день. Накрутил по европейским дорогам около 7000 км. Причем часть пути пришлось катить под дождем и по холоду. По словам Артемия, это отличное испытание, которое прочищает мозг и дает понять, что возможности человека почти безграничны.
Кадр из   фильма   « Харли Девидсон и   Ковбой Мальборо», кинокомпания Metro-Goldwyn-Mayer ,   1991   год
Кадр из фильма « Харли Девидсон и Ковбой Мальборо», кинокомпания Metro-Goldwyn-Mayer, 1991 год
Дух байкерской свободы с налетом криминала принес в нашу страну и другой кинобоевик 90-х
По мнению Артемия, сейчас, когда мотоциклистов становится все больше, в обществе происходит ломка общественного сознания. Он считает, что водители-автомобилисты должны бережнее относится к двухколесным всадникам, ведь те рискуют при прочих равных гораздо больше — не только железом, но и своим здоровьем, а то и жизнью.

Мотодама и 30-летний конь

«Один процент» по-уральски. Кто становится байкером в Екатеринбурге
Варда, просто Варда. Мотоциклистка со стажем
Не все двухколесные наездники считают, что рост числа мотоциклистов — благо. Например, Варда уверена — из-за этого на дорогах стало много посторонних людей, для которых мотоцикл это просто сезонная игрушка. И отношение к езде у них соответствующее.
У меня очень старый мотоцикл. Это классика, но с мощным движком. Он старше меня — 30 лет ездит. Когда покупала, брала скорее потому, что денег не хватало. Как купила, сразу его перебирать стала. Хотела капитальный ремонт сделать, разобрала мотоцикл и решила его механикам отдать. А тут сезон! И денег на механика нет! Пришлось самой собирать.
ВардаВарда
девушка-байкер и сама себе механик
Варда считает, что нормальный байкер должен хорошо знать свою технику и понимать, для чего он вообще садится на мотоцикл. Сейчас, когда мотодвижение вошло в большую моду, на дороги выезжает масса людей, которые толком не понимают ни в езде, ни в обслуживании мотоцикла.
Часто люди просто изредка выезжают напоказ — от дома до ближайшей кафешки, где собираются байкеры. На крутом моте, весь в снаряге приедет, постоит-покрасуется и домой. Естественно, он не умеет толком с мотоциклом обращаться и может объективно раздражать других участников движения своим поведением. У девочек тоже такое встречается. Одна моя знакомая купила мотоцикл и не подумала, что, помимо всего прочего, тут еще физическую силу надо рассчитывать. Он ведь по двести килограмм может весить. И если упадет на бок — его еще поставить надо.
ВардаВарда
девушка-байкер и сама себе механик
К девочкам-байкерам Варда относится еще суровей, чем к мотомужчинам. Говорит, что значительная часть девушек-байкеров садятся на мотоцикл, чтобы добавить себе сексапильности. Но вместо этого частенько получают очень эротичные ожоги, когда садятся на мот в шортах и прижимают ноги к раскаленным выхлопным трубам или к двигателю.
Постер к   кинофильму   « Расхитительница гробниц», кинокомпания Paramount Pictures ,   2001   год
Постер к кинофильму « Расхитительница гробниц», кинокомпания Paramount Pictures, 2001 год
Если бы Анжелина прижала свои голые ноги к раскаленному мотору, ей было бы больно
По наблюдениям Варды, около 70% гордых свежеобращенных байкеров, к концу первого же своего сезона понимают, что это не их тема. Нападавшись и намучившись с обслугой несговорчивого мотоцикла, они выставляют его на продажу и покидают ряды байкеров. За свой единственный сезон они успевают разозлить массу людей, которые в память об их подвигах ненавидят всех мотоциклистов.

Причем ненависть частенько проявляется самым радикальным образом и без малейшего повода. В Варду однажды кидались из машины предметами — прямо в голову. Автомобилисты часто прижимают мотоциклистов к бордюру — иногда осознанно и умышленно. Или просто подрезают, не понимая, что для байкера резкое торможение чревато полетом через руль навстречу автомобильной корме и многочисленным переломам.

Но бросать свое увлечение Варда не собирается. И сейчас придирчиво выбирает новый мотоцикл взамен своему ветерану — говорит, что те, что ей попадались, какие-то некрасивые.

Кастом. Конструктор для взрослых

«Один процент» по-уральски. Кто становится байкером в Екатеринбурге
Артем, любитель мото-тюнинга
Пока Варда выбирает себе байк покрасивей, ее коллеги по двухколесному цеху тюнингуют свои байки, собственноручно создавая мотоцикл своей мечты.

У Артема байк с очень характерной постапокалиптичной лицевой частью — ему специально придали вид агрегата, на котором ездит Дэрилл из сериала «Ходячие мертвецы». Кроме внешней доработки, байк получил более мощный двигатель. Кастомы — это целое направление в мотокультуре, адепты которого собирают себе байки, как конструкторы, в надежде обрести идеального железного коня. Или просто подчеркнуть собственную индивидуальность.
Кадр из   сериала   « Ходячие мерnвецы». Телеканал   AMC ,   2010-2016   годы
Кадр из сериала « Ходячие мерnвецы». Телеканал AMC, 2010–2016 годы
Всадник зомби-апокалипсиса на кастоме
Как и у автомобилей, мода на доработку мотоциклов пришла из нелегальных уличных гонок. На родине мотодвижения в США одно время существовало течение Café Racers. У придорожных кафе собирались мотоциклисты и устраивали лихие гонки. И для достижения лучших показателей скорости снимали зеркала и вообще дорабатывали свой мотоцикл как могли.

По словам Артема, у свердловских мотоциклистов гонки не в ходу: мототреков у нас нет, а гоняться по уральским дорогам — все равно, что играть в русскую рулетку. Но желания сделать свой байк оригинальнее и быстрее это обстоятельство не отменяет. Кто-то сразу берет спортбайк или мощный чоппер, но это, во-первых, дорого, а во-вторых, не так увлекательно. Артем говорит, что есть даже специальная категория мотоциклов, которые сразу покупаются как доноры для кастом-байков.
Рычащий прямоток для кастом-байка — естественный атрибут. И его обладатель вполне может им шуметь, но большинство мотоциклистов этим не злоупотребляет. На кастоме интереснее красоваться в центре, где не так много жилых домов, и рык прямотоков здесь мало кого раздражает. Другое дело спальные районы, но там рычит хулиганье без прав и без документов на мотоциклы. В центр с таким бэкграундом не сунешься — вот и жмутся по окраинам, рыча и понтуясь сами перед собой.
АртемАртем
поклонник мототюнинга и сериала The Walking Dead
А еще, по словам Артема, мотоциклистов часто провоцируют сами автомобилисты — та их часть, кто обожает состязаться в скорости. Особенно этим грешат отечественные низкопосаженные легковушки а-ля-стритейсер. Бывает так, что это они горделиво рычат прямотоком, вызывая на гонку мирно едущего байкера, после чего скрываются в ночи. А лучи добра и света за потревоженный покой достаются тихо-спокойно едущему мотоциклисту.

Мотопрактик. Ездит и экономит

«Один процент» по-уральски. Кто становится байкером в Екатеринбурге
Михаил, совмещатель приятного с полезным
Михаил катает второй сезон. У него недорогой, не очень мощный мотоцикл без тюнинга, и он единственный из всех уверяет — летом меняет четыре колеса на два потому, что это практично. Мотоцикл с небольшим объемом двигателя ест меньше топлива, а междурядье дает возможность миновать пробки. И с парковкой мотоциклистам проще.

Поэтому себя Михаил не видит на чоппере — тяжелый, прожорливый и пафосный агрегат слишком громоздок для маневренной езды в пробках. И на спортбайке себя тоже не видит, хотя любит скорость и собирается взять что-то побыстрее. Но покупать ракету на колесах не хочет — говорит, на наших дорогах это верный способ стать намазанным на трассу тонким слоем. Да и сидеть (почти лежать) на спортбайке неудобно — лучше уж что-то такое классическое, но поудобнее спорта, но с хорошим мощным движком. И чтобы жрал немного.

Эпилог

Все наши герои разные по социальному статусу, предпочтениям в технике, возрасту и даже полу (спасибо Варде). Но есть несколько моментов, в которых они все сошлись.
  • Мотоцикл дает более мощные ощущения от езды, чем автомобиль. Чувство свободы, ветра и жесткого седалища. И ощущение скорости — даже на законных 60 километрах в час.
  • Беспределом на дорогах занимаются те, кто не умеет ездить нормально. В среде байкеров провокации и хулиганство на дорогах — моветон, а не признак крутизны.
  • В городе надо жить дружно всем его обитателям. Мешая своими покатушками кому-то из немотоциклистов, беспредельщики вредят всему байкерскому сообществу.
  • Хулиганство мотоциклистов сильно преувеличено. Люди бывают разные. Беспределом на дорогах занимаются не все байкеры и даже не организованные мотобанды, а одиночки, которых порицают и сами «цивильные байкеры».
Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам