Свердчеловек. Во мне живет Бомба

Утром наш герой играет с волками и кормит медведей, а ночью надевает парик и платье. Легким движением руки немногословный и застенчивый сотрудник зоопарка превращается в Бомбу Киберсиси.
Говорят, что если гнаться за двумя зайцами, то что-то обязательно пойдет не так. Но от героя нашего очередного «Свердчеловека» ни одно животное бегать не смеет: застенчивый друг всех питомцев городского зоопарка Сергей днем навещает их вольеры, а вечером надевает каблуки сорок второго размера и старательно, по несколько часов рисует себе глаза. Как в человеке уживаются смотритель зоопарка и травести-актер — рассказывает он сам.

Я попал в травести-шоу в начале нулевых: в 2002-м вернулся из армии, встретился с друзьями в клубе «Малахит». Тогда я впервые увидел шоу-программу. Мне понравились образы, поведение актеров на сцене, игра, пародия, и я захотел также. Но Бомба Киберсиси появилась не сразу, сначала была Умора Карловна Шародуева — блондинка с синей подводкой под глазами. Я пришел с этой идеей в клуб «Люк» — тогда это было культовое место, где собирались люди разных взглядов, которые, по сути, зачинали в Екатеринбурге клубную культуру. Для наших вечеринок выделили отдельный день — кажется, это был четверг.

Первый раз я вышел на сцену в образе Верки Сердючки. Как это было, сейчас уже не расскажу, помню, что сильно переживал, да и Сердючка там была страшненькая по сравнению с тем, что мы делаем сейчас. Тогда не было красивого шоу, мы не умели толком накладывать грим, да и косметика у нас была из киосков «Роспечати». Но Верка в моих номерах живет до сих пор, куда ж без нее!

Пять дней в неделю я провожу на основной работе — в зоопарке. Самый тяжелый день — пятница, он начинается в шесть утра и заканчивается ранним утром субботы: после зоопарка я прихожу в клуб, репетиция, сборы, грим, и начинается…

« Любовь к животным загнала в клетку»

В нашем зоопарке я работаю уже пять лет, попал туда случайно — искал работу, а тут друг подсказал вакансию. Животных я с детства люблю, потому быстро привык к новым обязанностям — убирать вольеры, кормить питомцев, следить за их состоянием и — чуть что — сообщать врачам или начальству. Если честно, никогда бы не подумал, что буду здесь работать, но вряд ли я отсюда уйду: я привязан к этим животным, знаю повадки и характер каждого, для меня они как домашние. Недавно нам привезли волчицу, но она приняла только двух человек — ветеринара и меня. Она разрешает заходить в вольеру и даже играть с ней.
+2
7 фотографий
В зоопарке знают о том, что я травести-актер: благодаря побегу моего кота уже весь город об этом знает. Я ожидал, что после того, как об Остике напишут СМИ, начнется шумиха, польется вся эта грязь — живем-то в России. Кота не было два дня, но журналисты мучили меня неделю — то на съемку напрашивались, то еще что-то. Сначала это трепало нервы, а потом включился режим «пофиг».

Говорили, что я этого кота чуть ли не обманом выпросил, но все не так. Остик — камышовый кот, занесен в Красную книгу России. Из него сначала хотели сделать питомца для контактного зоопарка, но он заболел, из-за недостатка кальция отказали задние лапы. Я его выхаживал — коту ставили капельницы, кормили едой с добавками витаминов. Вскоре он выздоровел, и его захотели продать. Но я привязался к Остику и в итоге упросил продать кота мне. Сейчас ищу ему девочку, но по ходу эти коты исчезли из всех зоопарков.

Свои работы я разделяю: в зоопарке застенчивый Сергей, а в клубе Бомба — женщина-вамп. Ее почему-то боятся: читал как-то в интернете, мол, хочу с Бомбой познакомиться, но страшно. Мне кажется это странным — в клубе пообщаться со мной может каждый.
Деталь из образа Наргиз — украшение на голову из игл дикобраза

« Мужики спорили, кто мы — женщины или нет. И подрались»

Бомба Киберсиси появилась году в 2004-м. Обычно травести-актеры берут для своего псевдонима производные от имен любимых артистов или что-то поярче, чтобы запоминалось. Бомба пришла вместе со мной из армии: я служил в артиллерийских войсках. Потом прикрепилась Киберсиси — это нескромная дама, но в то же время она серьезна.

Мне никогда не хотелось заниматься тупой пародией: каждый номер, если он сольный, я продумываю сам. Выбираю артистов, которые мне нравятся — Лолита, Сердючка та же, Наргиз. Лично я с ними не знаком — не предоставилось еще случая, но с удовольствием пообщался бы с Лолитой. Далее я внимательно изучаю их выступления, поведение, жесты, манеру исполнения, думаю, какую добавить изюминку. Порой, слушая песни, ты представляешь, что бы сделал на сцене. Так получается со многими нашими артистами, исключение — Ева Польна. Вроде желание есть, но как ее сделать — ума не приложу. Поэтому решил оставить эту идею. Из молодой эстрады сегодня брать некого — не хватает им харизмы и еще много чего, неинтересные они.

Я всегда пытаюсь выступить красиво, чтобы публике это нравилось. Вот, например, выходит у Лолиты новая песня, я готовлю на нее номер. Ищу в интернете видео, учу слова. Но Милявская скучать не дает, у нее в арсенале много закидонов: любит, например, попрыгать или на сцене полежать. Ее последнюю песню я долго пытался расшифровать: по тексту все понятно, кроме одного слова — «батики». Что это? Ботинки или рисунки по ткани? Так и не понял, но для себя решил — пусть это будут просто ботинки.

« Найти туфли 42 размера? Легко!»

Публика бывает разная, но на сцене мне уютно всегда. Бывает, зовут на банкет, где собираются разные люди. Здесь сложно угадать, что им понравится. Недавно я ездил в Нижний Тагил: там нужно было выступить на дне рождения ребенка, которому исполнился год. Съехались родственники со всей России, и праздник больше напоминал свадьбу, чем именины малыша. Сердючка, Лолита, Распутина — я показал всех. Не думаю, что публика заранее знала, что их ожидает — все-таки меня приглашали родители именинника, но праздник удался.

Однажды выступал в другом городе, там публика была не как обычно, не «хоп-хоп», да еще и воды в гримерке не было — чтобы умыться после выступления, пришлось проходить через весь зал. И вот иду я, значит, а меня кто-то останавливает, руку жмет и говорит: «Молодец, чувак! Так держать!» Или однажды заселились в гостинице, красились в номере, а выступали в ресторане на первом этаже. Потом нам горничная рассказала, что какие-то пьяные мужики, увидев нас в лифте, начали драться, потому что спорили, кто же мы на самом деле — мужчины или женщины. Вообще последнее часто обсуждают, но мне это не понятно: женщина с таким макияжем выглядела бы странно даже на сцене.
Мне не кажется, что я как-то необычно живу — я люблю обе работы и не собираюсь их оставлять. Но травести — это непрерывное развитие, здесь постоянно есть к чему стремиться, даже в 35 лет. Сейчас для меня это — хореография. Последние полтора года у нас образовался коллектив, с которым мы готовим полноценные шоу-программы. Если бы пару лет назад мне показали то, что я делаю сейчас, я бы не поверил. На каблуках теперь могу хоть вприсядку танцевать.

Каждый костюм готовится индивидуально, его нужно шить. Дело не в размере — то, что ты хочешь получить в итоге, ты вряд ли найдешь в магазине. С обувью легче: туфли 42 размера можно найти в интернете. Мы тут решили замахнуться на образ Надежды Кадышевой: парик есть, платье есть, осталось придумать номер. А получилось все случайно: говорю же, не нужно покупать готовые платья. Тут убрал, там дошил, и вот тебе Кадышева.

За вечер приходится переодеваться раз по десять, танцевать в костюме, да еще и в парике, очень жарко. Выходишь в двух парах колготок: первые — телесного цвета, закрывают твои волосатые ноги, поверх профессиональная сетка для танцоров. Всю одежду, даже бюстгальтеры, и косметику я покупаю сам. Чтобы быть в форме, приходится сидеть на диете: наши частые гости заметили, что за последнее время Бомбы стало чуть меньше.
Бомба Киберсиси в образе Наргиз
На сцене я молчаливый артист, но с публикой приходится общаться в зале. Последнее время в клубе появилось много новых людей, они постоянно спрашивают меня о том, как и почему я этим занимаюсь. На эти вопросы есть стандартный ответ — просто мне нравится. А вот комплименты я не люблю — они расслабляют.

В травести-шоу я 14 лет — вроде бы треть жизни, но и сейчас на сцену иной раз выходить страшновато, особенно с новой программой. Постоянно едят мысли — справишься или нет, первые блины комом выходят постоянно. Быть травести-артистом так же сложно, как и любым другим актером: придумай себе образ, научись краситься. Умеешь танцевать? Тогда попробуй встать на каблуки, научись обращаться с париками — это тоже нелегко и не так быстро. Это раньше для меня было удовольствием — хотелось стать артистом, работать в постановочном шоу, но потом стало работой. Я своего добился, но не думаю, что когда-нибудь это просто кончится.
Фото к тексту: Дмитрий Сальник, личный архив героя.
Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам