Хищные дети века

Хищные дети века

Как сегодня выглядит малолетняя преступность Екатеринбурга
Троица возникла из ниоткуда. Вот только что была пустая ночная улица, киоски, фонари, кусты. Прохожий — молодой парень в наушниках — не ждал никакого подвоха. И вдруг навстречу ему шагнул первый, с боков зашли еще двое — окружили, встали плотно. Орать бесполезно — не успеешь рот открыть, как кто-нибудь врежет под дых, перебьет крик. Убежать тоже проблематично. Драться одному с тремя, стоящими кольцом — это только в боевиках с Чаком Норрисом бывает. Примерно такие мысли носились в голове прохожего, пока первый из тройки снимал с него наушники, плеер и часы, нащупывал деньги в карманах. Спустя несколько минут троица исчезла в ночи так же, как и появилась — бесшумно и неожиданно.

Именно так в значительной степени выглядела молодежная преступность в России конца прошлого века. Тогда слово «гопник» не означало, как сейчас, хамоватого и быдловатого субъекта, а подразумевало под собой вполне конкретную криминальную специальность. Многие районы Екатеринбурга в темное время суток становились труднопроходимы для одиноких молодых людей — владельцев плееров или диковинных в то время сотовых телефонов.
Киностудия   « Ленфильм», 1966   год
Киностудия « Ленфильм», 1966 год
В материале использованы кадры из кинофильма « Республика Шкид».
Прошли годы. Сотовый уже не является показателем обеспеченности, плееры вымирают как класс. Но подростковая преступность никуда не делась? Чем сегодня промышляют малолетние нарушители закона? Ответ на этот вопрос мы ищем в отделении ПДН отдела полиции № 10 УМВД России по Екатеринбургу. Отдел полиции № 10 — это Сортировка, плавно переходящая в Уралмаш.

Во времена моей школьной молодости прогуляться по этим районам в одиночку даже днем бывало небезопасно. Но, по словам начальника отделения ПДН подполковника Елены Клячиной, за 20 лет цитадель подросткового хулиганства превратилась в тихую гавань с радугой и плюшевыми единорогами.

Но, как говаривал персонаж одного известного сериала, «То, что с дорог убрали таблички Осторожно, драконы!», еще не значит, что драконов там больше нет». Малолетние преступники никуда не исчезли, просто у них сменились ориентиры и мотивы. В 90-е на улицах лютовали чаще всего компании приятелей, нахватавшихся блатной романтики от сидельцев-соседей или из дико популярных в те годы криминальных боевиков. Почти всегда это были школьники — 14-16 летние пацаны, реже учащиеся начальных курсов ПТУ, дети из неблагополучных семей. Кто-то занимался этим ради наживы, другим хотелось самоутвердиться, выпендриться перед сверстниками.
Хищные дети века
Подполковник Елена Клячина
Когда я сам был школьником, в нашем доме жил парнишка, который часто влетал во двор, таща на «хвосте» какого-нибудь разъяренного мужика. Чтобы оторваться от погони, он заскакивал в первый попавшийся подъезд и бежал на верхний этаж — чердаки открыты, всегда можно там спрятаться. Если до чердака не доходило, он садился на ступеньку и разворачивал свой трофей — ворованный «Сникерс» или другой деликатес, который ему не могли купить родители.

Сейчас за «Сникерсами» охотятся более взрослые ребята (15-16 лет), и не потому, что их плохо кормят дома или любовь к сладкому лишает их воли. Для них происходящее — всего лишь игра с избытком экстрима и адреналина, жажда показать сверстникам, что ты крут и способен обмануть систему — пусть это хотя бы система безопасности в супермаркете. А еще потом можно написать комментарий в закрытой группе Вконтакте, как они ловко украли коробку «Сникерсов».
Кадр из   кинофильма   « Республика Шкид»,   « Ленфильм», 1966   год
Кадр из кинофильма « Республика Шкид», « Ленфильм», 1966 год
По словам специалистов, дети часто крадут не ради наживы, а для выпендрежа
Нападение стаями тоже больше не практикуется так плотно, как в 90-е. Малолетние преступники стали более подкованными в юриспруденции и прекрасно знают, что правонарушение, совершенное в группе и по предварительному сговору, карается куда строже, чем совершенное в одиночку. Они знают такие нюансы, как размер кражи, и понимают, что если они утащат товар на сумму менее 1000 рублей, то им практически ничего не грозит. И здесь правоохранителям здорово мешает интернет, который позволяет маленьким негодяям нахвататься азов юриспруденции, достаточных, чтобы красть с минимальным риском для себя.

Наконец, в России XX века сами взрослые активно вовлекали детей в преступную деятельность: делали из них «форточников» или разводили с их помощью «лохов». Например, был распространен такой сценарий. Влетает малолетний воришка во двор с неким ворованным предметом, а за ним бежит торговец этими самыми предметами. Малютка на ходу вопит что-то вроде «Маньяк! Насилуют!». Тут из подворотни наперерез бегущему торгашу появляются несколько взрослых мужиков, покрытых тюремными наколками. как депутат — мандатами. И сходу начинают стращать обворованного коммерсанта на тему того что на зоне делают с теми, кто проявляет педофильские наклонности. Ошарашенный торгаш теряется, причитает, что у него у самого жена и дети, но его быстренько грузят «по понятиям» и, запугав, облегчают еще и на денежный штраф. А иногда и на счетчик ставили.
Кадр из   кинофильма   « Республика Шкид»,   « Ленфильм», 1966   год
Кадр из кинофильма « Республика Шкид», « Ленфильм», 1966 год
Сегодня взрослые преступники редко отваживаются на вовлечение несовершеннолетних в свои деяния
Но сегодня за такие действия можно попасть под статью 150 УК РФ. Вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу считается тяжким преступлением, за которое светит до 8 лет тюрьмы. По словам сотрудников отделения ПДН, опытные преступники стараются избегать статей с такими сроками, поэтому эти правонарушения вышли из моды.

Хотя есть одно крупное исключение. Это малолетние бродяги, «люля» или «люляшечки», как называет их добрейшая Елена Клячина. Этот контингент, хоть и не относится напрямую к числу малолетних преступников, тоже находятся в зоне внимания отделения ПДН.

Чаще всего бродяжничеством занимаются дети самых бедных мигрантов, прибывающих из теплых стран — бывших республик СССР. Там очень большие семьи — три ребенка для них ни разу ни многодетность. Понятно, что здесь уже о таком шике, как сладости, речь не идет — просто прокормить такую орду уже трудно. И предоставлены они себе, и в секцию их особо не запишешь без денег и без гражданства. Да родители не особо и стремятся — часто сами отправляют своих отпрысков побираться. Какой-никакой, а приработок.

В 2013–2014 годах на весь город прославился коллективный сад «Вагонник» на Сортировке. На его грядках вместо банальной картошки выросло целое поселение цыган-таджиков. Самодельные хибары, собранные из подручных материалов, грязь и антисанитария были ужасны даже по сравнению с другими пристанищами мигрантов. В этом чудо-поселке, по словам Елены Клячиной, обитало 52 ребенка, распределенных между двумя десятками родителей. Взрослые трудились на овощных базах, а дети попрошайничали, заполонив улицу Бебеля в районе ТРЦ «Карнавал». Вообще-то в УК РФ имеется статья под номером 151 «О вовлечении в попрошайничество», но привлечь по ней к ответственности ее крайне трудно. Родители люляшек просто уверяют что их дети ушли гулять, и иди докажи что папа-мама словами велели с прогулки без вороха купюр не возвращаться.
Кадр из   кинофильма   « Республика Шкид»,   « Ленфильм», 1966   год
Кадр из кинофильма « Республика Шкид», « Ленфильм», 1966 год
Беспризорники сегодня тоже соображают в законах и не спешат сдавать родителей
С этой проблемой полиция решила бороться комплексно. Сначала был рейд, который установил, что попрошайки массово переходят железнодорожные пути в неположенном месте. Так как они несовершеннолетние, оштрафовать их нельзя. Зато можно поместить в центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей. Половина детей из «Вагонника» попала туда. У них были выявлены различные заболевания, выяснилось, что все они неграмотны. Когда за детьми пришли родители, их оштрафовали за ненадлежащий уход за детьми и предписали отправить детей на учебу и обеспечить их нормальным жильем. Родители попрошаек предписания в установленный срок не выполнили и были повторно привлечены к административной ответственности. А потом еще и еще.

В жизни каждого мигранта наступает такой момент, когда срок его законного пребывания в России заканчивается, и ему надо выехать на родину, чтобы потом вернуться и снова работать в России. Но обитатели «Вагонника», съездив со своими детьми домой, вернуться уже не смогли — имея несколько административных взысканий, получить разрешение на въезд в страну куда сложнее. Так закончилась история нелегального поселения в «Вагоннике», а затем таким же образом полицейские выкурили становище мигрантов, расположившееся в одном из коллективных садов Уралмаша
Кадр из   кинофильма   « Республика Шкид»,   « Ленфильм», 1966   год
Кадр из кинофильма « Республика Шкид», « Ленфильм», 1966 год
Проблема безпризорников в России до сих пор актуальна.
Но это все же история больше о борьбе со взрослыми, втягивающими в неприглядную деятельность детей. Что же сегодня происходит с попавшими в поле зрения полиции детьми, которые по собственной воле идут на преступления?

Первый этап — профилактика. Полицейские и педагоги в первую очередь беседуют с малолетними нарушителями закона. Да, сегодня все еще можно добиться положительных результатов путем увещеваний. Для большинства детей преступление закона — способ покрасоваться перед друзьями. Но когда они понимают, что их понты могут в дальнейшем стоить им карьеры и вообще успешной жизни, они часто перестают нарушать закон.

С другой стороны, на детей пытаются воздействовать и через родителей. Реакция тут бывает разная. Примерно в половине случаев родители напрочь отказываются верить в то, что их чадо совершило преступление, и пытаются убедить всех, что оно ангел во плоти, даже если за ангелом уже тянется солидный криминальный шлейф. Но, на людях выгораживая детей, в семейном кругу родители часто проводят разъяснительную работу как следует.

С третьей стороны, к работе с малолетним правонарушителем подключают педагогов. Елена Клячина говорит, что с подростками хорошо срабатывает способ «Разделяй и властвуй». Если в какой-то школе появляется компания хулиганистых подростков, которая вполне может расцвести в организованную преступную группу, специалисты ПДН совместно с педагогами стараются выявить лидера этой компании и удалить его подальше от друзей-подельников. Например, в другой класс или другую школу. Обычно этого хватает для того, чтобы развалить зарождающуюся «бригаду» — хулиганы, теряя лидера, как правило, очень быстро переключаются на другие занятия.
Кадр из   кинофильма   « Республика Шкид»,   « Ленфильм», 1966   год
Кадр из кинофильма « Республика Шкид», « Ленфильм», 1966 год
Переключить лидера малолеток с преступности на что-то полезное это высший пилотаж
Примерно так же, хоть и с бОльшими трудностями, работает эта система при работе с дворовыми компаниями. В практике Елены Клячиной бывало и так, что семья юного главаря дворовой банды предпочитала сменить место жительства, чтобы увезти начинающего Аль Капоне подальше от дружков и проблем с законом. Родители на многое готовы, когда у ребенка возникают проблемы с законом, алкоголем и наркотиками. Особенно с перспективой попадания в специальную школу закрытого типа.

Об этих заведениях, где подростки изолируются от внешней пагубной среды, публике известно мало, и заигравшиеся в гангстеров школьники иногда думают, что это лишь страшные сказки, и никто их до совершеннолетия никуда не посадит. Тем сильнее удивляются малолетние преступники, которые все же попадают в спецшколы. Вообще, оказаться там не так просто — для этого ребенок должен не менее двух раз в течении года совершить очень серьезное правонарушение. Некоторые дети проявляют достаточно упорства, чтобы оказаться в спецшколе, но их все же не очень много. Причем большинство из них — отнюдь не мающиеся от безделья дети из приличных семей. Кто-то идет на преступления, чтобы взять то, что ему не может (или не хочет) дать семья. А кое-кто и для того, чтобы прокормить своих близких.
Кадр из   кинофильма   « Республика Шкид»,   « Ленфильм», 1966   год
Кадр из кинофильма « Республика Шкид», « Ленфильм», 1966 год
Многие преступления подростки совершают просто от скуки и безделья
Чтобы не доводить до крайностей и уберечь детей от романтичного пути юного преступника, полицейские рекомендуют:

  • поддерживать с ребенком дружеские отношения. Тогда будете больше знать о том, чем он занимается.
  • быть в курсе того, с кем и как общается ребенок на улице и в интернете. Рекомендуется установка сетевых фильтров и проверка контактов в социальных сетях. Это трудно совместить с первым пунктом, но воспитание детей вообще дело не простое.
  • детей надо постоянно чем-то занимать, иначе они займут себя сами. Кружки, спортивные секции или иные виды подконтрольной и полезной активности — чем меньше ребенок предоставлен сам себе, тем лучше.

В завершении материала приведем немного сухих цифр. На сегодня в городе намечается небольшой рост подростковой преступности — 253 правонарушения против 234 за аналогичный период прошлого года. Из них 175 — кражи (69% от всех преступлений совершенных «по малолетке»). Это, конечно, не повод расслабляться, кража — безусловно серьезное преступление. Но по сравнению с тем что имело место быть еще полтора десятилетия назад, это просто детские забавы. Ремня в студию!
Поделиться:

Срочные новости, фото и видео событий, очевидцами которых вы стали, сообщайте нам