Все идет по плану. Как нанести жизнь Екатеринбурга на карту

В школе все мы отмечали на контурных картах полезные ископаемые и население городов. Времена меняются: сегодня городские энтузиасты создают карты шума, веломаршрутов и точек, откуда чаще всего выкладывают фото в Instagram.
Конечно, некоторые такие проекты — безделица для развлечений. Но в большинстве случаев кропотливо собранные и визуализированные на городской развертке данные становятся хорошим справочником для жителей города, а порой — и отправной точкой для улучшения городской среды. О том, как можно использовать самые разные статданные и раскрывать их в картах, рассказывали на лекции «Картография городских данных». 

 «Всем привет, меня зовут Андрей Кармацкий, и сегодня я буду вам показывать картинки»,  — рапортует мужчина в бирюзовом свитере, стоя перед включенным проектором. «Картинками» он увлекся лет десять назад, когда, еще живя в Екатеринбурге и работая в издательстве «Абак-пресс», создал ради фана некоммерческий проект об активном отдыхе в уральской столице и ее окрестностях. К сбору данных для проекта были приглашены родственники и друзья. Потом Андрей работал в «Яндекс.Картах», а сейчас возглавляет в Москве небольшую, но гордую компанию Urbica Design, которая, между прочим, разработала приложение Maps.Me. 

Фото: ЕТВ

А для души ребята делают проект «Улицы прогулок», рассказывающий о наиболее удобных маршрутах для приятного пешего перемещения по Первопрестольной. Туда заносятся данные об уровне шума на улице, ширине тротуаров (это ведь тоже важно, если вы решили прогуляться большой компанией), городских интересностях, доступности для инвалидов. Такие проекты — не только и не столько про план города, сколько про визуализацию городской жизни. Все факты, нанесенные на карту, вы можете знать и без нее, но наглядная картинка куда удобнее в использовании и со своей наглядностью порой служит толчком для значимых изменений. В Екатеринбурге одним из ярких таких примеров — работы команды Город PRO, о которых неоднократно писал ЕТВ.
img118.jpg
За цветными квадратиками — данные о жизни лондонцев в конце XIX века
Первое известное истории исследование городской среды, воплощенное в виде карты, провел в конце XIX века английский предприниматель, реформатор и общественник Чарльз Бут. Результаты многолетних трудов лондонского подвижника и его ассистентов окрестили «картой бедности Лондона». В течение многих лет энтузиасты ходили по городу и собирали данные об уровне жизни во всех его районах, занося разными цветами данные на городской план. «Карта наглядно раскрыла уровень социально-экономического расслоения общества, четко выявило неблагополучные районы. Результатом стал законопроект о появлении пенсий по старости, который лоббировал Чарльз Бут, а затем — и значительная перестройка Лондона: власти обратили внимание на небезопасные районы»,  — рассказывает Андрей.

А вот — более современные и близкие нам исследования. Например, на карты — уже электронные — наносят данные о возрасте и степени износа зданий в Нью-Йорке, Амстердаме, Портленде, Париже, Мельбурне. «А вот — Москва, данных тут не так много, но проект классный по таймлайну: здесь данные по домам распределяются не по годам, а по вполне понятным каждому россиянину периодам: дореволюционная Россия, большевики и Сталин, Хрущев, Антропов»,  — комментирует Андрей. 
Карты могут показывать уровень аварийности на дорогах и изменение этих данных за какой-то период времени. Для городских властей и дорожных служб такие карты — основа для анализа и планировки, для преподавателей в школах — наглядное пособие для втолковывания правил безопасности дорожного движения. А в Нью-Йорке, например, есть такая служба — 311, по этому номеру можно сообщить, например, о слишком громкой музыке в баре через дорогу. Специалисты службы не просто реагируют на жалобы, но и собирают эти данные, а потом выкладывают их. В некоторых местах городские службы собирают и обрабатывают таким же образом данные о зеленых насаждениях. 

В Лондоне группа энтузиастов собирает сообщения в твиттере, где говорится о том, какие запахи пользователи почуяли в том или ином районе столицы туманного Альбиона. Карта городских запахов — Джанни Родари с его «мимо столярной идешь мастерской — стружкою пахнет и свежей доской» мог бы позавидовать. 
Более «приземленный» проект в США — walkability. Основной его посыл — многие американцы страдают ожирением потому, что многие крупные американские города спроектированы и обслуживаются из расчета на владельцев личного автотранспорта: гулять по улицам там не удобно из-за планировки, а общественный транспорт проигрывает даже по сравнению с нестоличным Екатеринбургом. Организаторы движения Walk Denver в одном из самых автомобилизированных городов США несколько лет собирают данные о пешеходных маршрутах и популизируют пешие прогулки.
Вы наверное думаете: картинки, конечно, прекрасные, Мельбурн, Амстердам, это все хорошо, но где взять данные для Екатеринбурга?“ — продолжает лекцию Андрей. И выдает несколько вариантов. На первом — „купить“ подробно не останавливается, с ним все понятно. Второе — найти открытые данные. Очень много информации — надо только знать, как и где искать — можно найти в сети. Например, большое количество статистики по странам выкладывает World Bank, информационный сервис ООН. В конце концов, можно покопаться на Росстате, официальных сайтах регионов и городов. 

«Да, там можно найти хорошие данные, а можно — безделицу. Представители муниципалитетов зачастую не выкладывают полезную информацию в сеть, потому что просто не представляют, как ее можно полезно использовать. И заодно подозревают, что ее можно использовать как-то негативно»,  — объясняет лектор закрытость городских чиновников. Например, карту по возрасту домов в уральской столице — по примеру других миллионников мира —  можно составить по данным сайта реформы ЖКХ. Данные там есть, просто за это никто не брался. Можно брать краудсорсинговые данные, например, с open street map, куда, кстати, их можно еще и выгружать. Можно собирать API-данные с тех же Яндекс.Карт“. 
И, наконец, никто не запрещает заниматься сбором информации самостоятельно самостоятельно. Да, это кропотливый процесс, но современная техника — даже смартфон — позволяет это сделать достаточно просто. Мобильные приложения, например, с невысокой, но достаточной для бытового использования точностью могут фиксировать уровень шума или уровень неровности покрытия, по которому движется обладатель смартфона, с помощью мобильных приложений.  «Один парень в Москве собирает с помощью сервиса STRAVA велосипедные маршруты-треки, обсуждает их в сообществе, собирает данные пользователей, фотографии, обкатывает сам, а потом выдает обновленную информацию по велосипедным маршрутам»,  — подсказывает Андрей еще один вариант.

Фото Андрея Кармацкого

И как собрать эти данные на одном изображении? Опять же, нам повезло куда больше, чем Чарльзу Буту и его последователям, которые собирали данные в блокнотик, а на карту их переносили вручную. Для городских любителей-картографов, которые решили сделать свой вклад в улучшение городской среды, есть множество сервисов. Самый простой — конструктор «Яндекс. Карт». Посложнее — CARTO DB — неожиданно для себя придумали биологи из Мадрида. Mapbox  называют фотошопом для картографов, а Quantum GIS — это уже полноценное GIS-приложение, но, как обещает лектор, с ней вполне можно разобраться, как, собственно, и с основами Java Script — были бы желания и близкая тема, которую нужно раскрыть с помощью карт.
Эффект протеста
Городские истории
Эффект протеста
ЕТВ собрал истории о том, как городские протесты заставляли власть менять решения.
Союз читателей
Как книги влияют на мозг?
Как книги влияют на мозг?
От Светланы Зенковой
Онкология. Что делать, чтобы не умереть?